Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +7
днем +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Соврал или поддался давлению?

Вторник, 22 октября 2013, 23:22

Олег Суслов, Николай Розовайкин

<b>Вечерняя Одесса, 22.10.2013</b><br><br>

За что судят сегодня в Приморском районном суде начальника Одесского межрегионального отдела Государственной службы Украины по контролю за наркотиками Олега Саютина и частного предпринимателя Валентина Куделю, «Вечерняя Одесса» обязательно расскажет. Очень поучительная — во всех отношениях — история. Прежде всего, о том, как целые сегменты правоохранительной системы превратились в коммерческие предприятия, которые «трудятся» в очень агрессивной бизнес-манере. Кто мешает — того выводят из игры.

Это к тому, что начальнику Одесского межрегионального отдела Государственной службы Украины по контролю за наркотиками (это новая независимая «контора», напрямую подчиняющаяся Президенту, появление которой вызвало явное неудовольствие у служб, борющихся с незаконным оборотом наркотиков в составе различных силовых структур) и частному предпринимателю, в свое время работавшему в правоохранительной системе и хорошо осведомленному о том, что творится в органах следствия и суда, предъявлено обвинение по статье 368 часть 3 («получение взятки в особо крупном размере»). Впрочем, Валентин Куделя обвиняется еще и по статье 27 часть 5 («соучастие в преступлении»).

Суду, конечно, решать, была ли взятка реальным фактом или грубой подставой, дабы наказать несговорчивого чиновника за нежелание покрывать «бизнес» на смертельном зелье, но на один факт наверняка следует обратить внимание. Уголовное производство, внесенное в Единый реестр досудебных расследований за № 42013170000000108 от 12.03.2013 года, завершилось подготовкой обвинительного акта. Однако прокурор Одесской областной прокуратуры В. Алексеев, осуществлявший процессуальное руководство за досудебным расследованием, отказался его подписывать. И другие работники прокуратуры, имевшие право подписи, также отказались это сделать. Легко можно догадаться — почему. Видно, в обвинительном акте было написано такое, что, как говорится, ни в какие ворота не лезло. И чувство профессиональной гордости не позволило вышеназванным прокурорам подписать этот документ.

Тем не менее, обвинительный акт в отношении Саютина и Кудели в суд все-таки попал. Его подписал прокурор Александр Нимас, хотя не являлся процессуальным руководителем по данному досудебному расследованию. При этом, как утверждает Куделя, даже не изучив толком материалы уголовного производства. Почему прокурор Нимас так сделал? В ходе подготовительного судебного заседания на этот вопрос был получен ответ.

— У меня есть все основания сомневаться в беспристрастности и непредвзятости прокурора Александра Нимаса при судебном рассмотрении обвинительного акта, — подчеркнул обвиняемый Куделя, делая заявление об отводе одного из участников процесса. — От работника прокуратуры, поддерживающего сторону обвинения, во многом зависит и честь, и жизнь обвиняемых. Но как я могу верить человеку, если он в судебном заседании, отвечая на вопрос судьи, откровенно врет?

Выяснилось, что на данный момент прокуратура Одесской области осуществляет процессуальное руководство по уголовному производству относительно... Инны Ярославовны Нимас. Она приходится родной сестрой прокурору Александру Нимасу. И трудится, грубо говоря, не на овощебазе, а руководителем аппарата Приморского районного суда г. Одесса. Как предположил обвиняемый, данное обстоятельство дало ему все основания считать, что прокурор Нимас, подписавший обвинительный акт, не имея на то процессуального права, проявил личную заинтересованность в деле «Саютин-Куделя».

Или, что скорее всего, говорит Куделя, поддался давлению тех руководителей, которые крайне заинтересованы протащить это весьма странное уголовное дело через суд любой ценой. Ведь коллеги прокурора Нимаса отказались подписывать обвинительный акт. А он пошел на это, так как понимал, что от его сговорчивости зависит, в каком направлении пойдет процессуальное руководство по уголовному производству в отношении сестры.

Кратко о том, что натворила Инна Ярославовна. 1 января этого года, находясь за рулем автомобиля «Субару», возвращаясь в Одессу по кишиневской трассе, не справилась с управлением. Был гололед и машину, двигавшуюся, как потом рассказывали очевидцы, с приличной скоростью, снесло в кювет. «Субару» налетел на ВАЗ 2102, стоявший на обочине. Старенький «жигуленок» от серьезных повреждений спасла жена хозяина машины Любовь Григорьевна Конопченко. Она стояла у машины, пока ее муж Николай возился с багажником. Пожилая женщина оказалась, словно в ножницах, между двумя машинами. Любовь Григорьевна получила серьезные телесные повреждения, ее сразу же госпитализировали.

Дорожно-транспортное происшествие было соответствующим образом зафиксировано. Следователь следственного отдела Беляевского РО ГУМВД Украины в Одесской области лейтенант милиции В. Чорный открыл досудебное расследование по факту уголовного правонарушения, предусмотренного статьей 286 часть 1 УК Украины.

Именно это обстоятельство привлекло внимание обвиняемого Кудели. И в ходе подготовительного судебного заседания, которое растянулось на два дня, задал этот вопрос: не потому ли прокурор Нимас подписал обвинительный акт, что оказался «подвязанным» неприятной историей, которая случилась с его сестрой?

Однако работник прокуратуры, отвечая на прямой вопрос судьи, заявил: никакого уголовного производства в отношении Инны Ярославовны Нимас не ведется. Мол, недостоверная информация. Никакого ДТП, никакого уголовного производства. Вот тогда-то обвиняемому Куделе пришлось продемонстрировать суду действующее на данный момент уведомление о начале досудебного расследования. И никто его не закрывал. Другое дело, что следователь В. Чорный не спешит расследовать обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, но это уже, как говорится, другая история.

В общем, в судебном заседании произошла «немая сцена». Прокурор Нимас был уличен в откровенной лжи. Чем сразу же поставил под сомнение свою профессиональную репутацию как участника уголовного процесса. Впрочем, на судью Приморского районного суда В. Иванова, председательствовавшего в процессе «Саютин-Куделя», факт обмана суда впечатления не произвел. Руководствуясь формальными обстоятельствами, ходатайство об отводе прокурора Нимаса он отклонил.

В этой ситуации у обвиняемых иного выхода не было. И Куделя подал следующее ходатайство. Теперь об отводе судьи Иванова. Данное ходатайство было удовлетворено. Так что теперь судьбу начальника Одесского межрегионального отдела Государственной службы Украины по контролю за наркотиками Олега Саютина и частного предпринимателя Валентина Кудели будет решать другой состав суда. Правда, с участием — во всяком случае, пока — прокурора Александра Нимаса.

А как поживает его сестра? Ведь по слухам Инна Ярославовна собирается в судьи. Но, чтобы иметь моральное право вершить судьбы других людей, надо, как минимум, самому не давать повода сомневаться в своих общечеловеческих качествах, быть справедливым в больших делах и в мелочах, вызывать уважение как сильных мира сего, так и простых людей. Или для судьи нынешнего времени все это не обязательно?

— С момента дорожно-транспортного происшествия, в результате которого я стала фактически инвалидом, прошло более девяти месяцев, — рассказывает Любовь Григорьевна Конопченко, которая обратилась в редакцию с официальным письмом. — Однако за все это время виновница ДТП так и не сочла нужным навестить меня — ни в больнице, ни дома. Не поинтересовалась состоянием моего здоровья, которое после новогодней аварии резко ухудшилось. Да просто извиниться! Однако Инна Ярославовна не считает нужным это делать. Да и с возмещением материального и морального ущерба не спешит.

Любовь Григорьевна, рассказывая о том, что с ней случилось, с трудом подавляет слезы. Удается плохо. Нервная система не справляется с переживаниями и волнениями. В больнице Любовь Григорьевна провела почти три (!) месяца. Вначале две недели в реанимации. Как рассказывает муж пострадавшей в ДТП, готовились к самому худшему. К счастью, жизнь победила. Затем была хирургия, потом травматология. У нее были сломаны ключица правого плеча, левая нога и рука, восемь ребер. Виновница ДТП, к удивлению Любови Григорьевны и ее соседок по многочисленным больничным палатам, так и не зашла проведать потерпевшую. Не спешил и следователь. Когда же он, наконец, появился, то свое отсутствие объяснил изящно просто: «А мы ждали вашего выздоровления». А как же требования нового УПК Украины?

Кстати, следователь В. Чорный больше не приходил. Видимо, ждет, когда Любовь Григорьевна выздоровеет окончательно. Однако ждать придется долго. После больницы она лечится дома. Помогают муж и зять: возили на перевязки, вызвали невропатолога, организовывали капельницы. Пришлось несколько раз делать пункцию, так как сломанные ребра пробили легкие. Ключица срослась неправильно. С левой ноги аппарат Елизарова сняли. Однако пока Любовь Григорьевна очень сильно хромает. В левой руке железный штырь еще остался, скоро его надо вынимать.

А это все — деньги, деньги, деньги. Не говоря уже о бессонных ночах, о приступах отчаяния... Душевные переживания сложно оценить в денежном выражении, но попытаться сделать это можно. Если ты, конечно, порядочный человек. Во дворе стоит искореженный «жигуленок». Чтобы его «вылечить», тоже нужны деньги.

Инна Ярославовна Нимас из всей семьи Конопченко общалась только с зятем Любови Григорьевны. По его словам, заявила сразу: денег нет. Потом согласилась оплачивать чеки на купленные лекарства. До осени худо-бедно платила, правда, с большими задержками и постоянными напоминаниями. К сентябрю, когда стартовал судебный процесс над Саютиным и Куделей, сумма неоплаченных чеков превысила 20 тысяч гривен. Прошел еще месяц. Любовь Григорьевна, плача, сетует: «Инна Ярославовна вообще телефонную трубку не берет»...
5234

Комментировать: