Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +8
вечером +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Сортирная сюита

Суббота, 17 ноября 2007, 07:35

Павел ШЕВЦОВ

Вечерняя Одесса, 15.11.2007

На днях два послания отправились из Одессы в Киев: заявление в Высший административный суд Украины и кассационная жалоба в Верховный суд Украины. Суть обращений к главным жрецам Фемиды... незаконное использование бывшего дворового туалета. Можно смеяться, но под обращениями (в нашу редакцию тоже) — десятки подписей уважаемых людей, жильцов дома № 119 по Успенской улице. Кстати, в этом доме проживала и Н. А. Пучковская, Почетная гражданка Одессы, ученица гениального офтальмолога В. П. Филатова, директор всемирно известного института его имени.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ДВОРЕ, который примыкает к дому № 119. Его многие считали одним из лучших в Одессе — уютный, ухоженный, всегда чистый. В доме находится детский сад, во дворе — площадка для игр, был здесь и клуб для собраний жильцов, детских утренников и прочих мероприятий. Конечно же, уют и порядок во дворе поддерживались благодаря участию всех жильцов. В судебном иске они отмечают: сами ремонтировали даже крышу дома, установили металлические двери в подъездах. Восстановление части фасадной стены, ремонт подъездов и асфальтного покрытия двора, установка ворот — тоже дело рук хозяев двора. Не говоря уже о посадках и подрезках зеленых насаждений.

Так долгие годы мирно и спокойно жил-поживал себе дом № 119 по ул. Успенской, гордясь своим замечательным двором. И вдруг...

Из письма в редакцию:

«31 августа 2006 г. в нашем дворе неизвестными лицами была предпринята попытка незаконного строительства. На просьбу жильцов дома предъявить правоустанавливающие и разрешительные документы мы услышали отказ. Неизвестные предъявили только копии договора купли-продажи между территориальной громадой

г. Одессы в лице Одесского горсовета и физическим лицом — предпринимателем Лысовым Александром Владимировичем. В договоре указывалось нежилое помещение 1-го этажа площадью

60,9 кв. м. Однако работы начали производить на отдельно стоящем здании дворового туалета.

Мы вызвали заместителя председателя городского головы г-на Кучука. При рассмотрении вопроса о наличии разрешительных документов на строительство оказалось, что таковые отсутствуют. Инспектор ГАСКа произвела демонтаж уже установленного забора.

Жильцами дома были поданы коллективные обращения на имя городского головы Э. И. Гурвица (от 04.09.2006 г.) и депутата городского совета А. Л. Казарновского. Однако до настоящего времени ответ нами не получен.

За это время противоположная сторона в срочном порядке переоформила договор купли-продажи с физического лица Лысова А. В. на другое физическое лицо — Е. Г. Вербицкую. 30 сентября 2006 г. те же лица предприняли новую попытку начать строительные работы и установить забор. В наш адрес поступали угрозы и оскорбления.

И тогда мы вызвали опергруппу милиции. После чего самостройщики в срочном порядке демонтировали установленные столбы, закопали вырытые ямы, убрали секции забора и покинули территорию двора».

КАЗАЛОСЬ БЫ, налицо полная «виктория»: хозяева двора отстояли и свою собственность, и свой покой. Увы, это была промежуточная победа. Зайдите сегодня в бывший показательный двор дома № 119 и вы увидите солидное здание вместо дворового туалета, забор и склад стройматериалов. Стройка как бы продолжается.

Новые хозяева бывшего туалета пожелали присоединить к нему и бывший детский клуб, собираются на его месте возвести 2-этажное здание, для чего якобы подделали «техпаспорт». Милиция ныне пытается докопаться до истины (получить оригиналы документа), чтобы принимать соответствующие меры.

В письме в редакцию есть тревожная и вполне прозрачная фраза: «Жильцу дома, подсобное помещение которого примыкает непосредственно к данному строению, начальник ЖЭКа Е. В. Козлов предлагал «по-хорошему» продать свое помещение... В противном случае, дескать, жильцу дома все равно не дадут пользоваться этим помещением, и вообще, «там может что-то случиться».

Слава Богу, ничего не случилось.

Понятно, что жалобы посыпались во все инстанции: и в милицию, и в прокуратуру, и в ГАСК, и главному архитектору города, мэру Э. И. Гурвицу. Время летело, строители не дремали, а конкретной помощи «дворяне» из дома № 119 не получали. Из немногих ответов на их обращения можно было уловить один спекулятивный совет: обращайтесь в суд.

В середине декабря 2006 г. в местный суд Приморского района Одессы было отправлено исковое заявление, подписанное двадцатью фамилиями. Первым значится Валентин Яковлевич Ивченко — участник войны, инвалид I группы; двадцатый в этом списке — Феликс Давыдович Кохрихт, известный в Одессе журналист.

Название иска звучит так: «О признании недействительным решения Одесского городского совета от 9 ноября 2005 г. в части отчуждения помещений 1-го этажа площадью 60,9 кв.м и признании недействительными договоров купли-продажи».

ЧЕГО ПРОСИЛИ у суда истцы? Многого. Их просьба едва вместилась в восемь пунктов. Понятно, что люди просят «признать недействительным решение горсовета об отчуждении (фактически, продаже) их любимого дворового туалета; признать недействительными договоры купли-продажи, заключенные между городскими властями и Лысовым, между Лысовым и Вербицкой-Якивюк... Такая деталь: ни один из активистов дворовой общественности ни разу не встречался ни с

А. В. Лысовым, ни с Е. Г. Вербицкой, ни с Н. К. Якивюк. Никто из них и не появлялся во дворе. Редакции тоже не удалось с ними связаться. Однако утверждать, что это фантомы, не приходится, потому что как только иск дворовой общественности лег на стол судьи Натальи Гандзий, в том же Приморском суде появился встречный иск Вербицкой и Якивюк к авторам первого иска. Наталья Кирилловна Якивюк и Евгения Григорьевна Вербицкая объясняют свои действия так:

«...В связи с тем, что крыша нежилого помещения протекала и срочно нуждалась в ремонте, мы обратились в инспекцию ГАСКа

г. Одессы... На наше обращение инспекция ГАСКа сообщила, что разрешение на проведение ремонтных работ без изменения габаритных размеров не требуется. Нами было получено разрешение исполкома Одесского горсовета на установку ограждения и складирование стройматериалов.

Ответчики своим необоснованным исковым заявлением нарушили принцип нерушимости права собственности. Ответчиками нанесен и материальный ущерб, который заключается в том, что нами был заключен предварительный договор б/н от 25.11.2006 г. по продаже данного нежилого помещения, согласно которому мы обязались оформить договор купли-продажи в соответствии с действующим законодательством. В связи с заявленными необоснованными требованиями ответчиков и наложением ареста на данное помещение мы не смогли выполнить условия предварительного договора о продаже, а так как нами был получен задаток в размере 40000 грн., мы вынуждены были вернуть задаток в двойном размере. Вследствие чего мы понесли убытки — 40000 грн. Также мы вправе требовать и возмещения морального вреда, который нанесен нам ответчиками...».

И здесь стоит обратить внимание на такой момент: если коренные жители двора, которые помнят еще время, когда в их доме не было канализации, а дворовой туалет был чуть ли не главным объектом общественной жизни, в своем иске требуют от «залетных» всего лишь 1 (одну) гривню морального ущерба, то Н. К. Якивюк и Е. Г. Вербицкая в своем иске пишут: «моральный вред, причиненный нам ответчиками, мы оцениваем в размере 100000 (сто тысяч) грн.». В целях обеспечения своих исковых требований они также просят наложить арест на квартиры №№ 1, 3, 12, 13, 15, 18, 23, 26, 27, 28, 34, 38, 40, 45, 48, 50 дома № 119, которые принадлежат ответчикам.

КАК говорится, приехали. Интересно, почем сегодня в Одессе старые дворовые туалеты?

Увы, суд не поставил точку в этой истории. Он как-то, мягко выражаясь, протабанил обращения противоборствующих сторон, и тогда «захватчики» обратились в апелляционный суд. Здесь коллегия по гражданским делам тоже очень невнятно определила: вы, мол, не туда обращаетесь, вам надо в административный суд. Вот почему фигуранты одной стороны отправили сразу два послания в Киев (в Высший административный суд и в Верховный суд Украины). Вполне возможно, что фигуранты и другой стороны не поленились и подготовили свои послания, оспаривающие определение апелляционного суда. Так рождается цепная реакция правового бюрократизма.

А ведь что требовалось доказать? Уже первичный суд должен был сказать четко и ясно: кому принадлежит туалет — жильцам дома № 119, которые им десятки лет пользовались, или это объект общегородского значения, и им может распоряжаться исключительно одесская городская громада? Но судьи не смогли ответить на столь «сложный» вопрос. И сортирная сюита из Одессы поехала в столицу родины.
1075

Комментировать: