Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... 0
днем +1 ... +2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Смешные истории об одесском Градсовете

Среда, 18 мая 2016, 19:00

Михаил Мейзерский

Думская, 17.05.2016

Прости мне, Господи, мои маленькие шутки над тобой, и я прощу тебе твою великую шутку надо мной. Это Роберт Фрост сказал.

Нам, одесситам, тяжело бывает, когда архитекторы проектируют, а строители возводят такое, что и свет из окон пропадает, и вода в кране иссякает, а дворы и улицы лучшего в мире города превращаются в бесконечную парковку. Все эти неприятности прошли через процедуру согласования на Градсовете при управлении архитектуры, где сидят мудрецы, народные архитекторы, знатоки законов и истории города.
Что мы можем сделать? Хоть посмеемся над ними. Особенно в преддверии того, как Градсовет 18 мая попытается утвердить План зонирования территории Одессы, на котором в обход действующего Генплана и Закона Украины о регулировании градостроительной деятельности появится много новых и грустных историй, которые ой как не украсят город и жизнь его обитателей.

Здесь я собрал анекдоты из жизни самых крупных теоретиков одесской архитектуры, каждый из которых в свое время был Главным архитектором, шаг за шагом приближая город к тому состоянию, в котором он оказался сейчас. Они бодры и невозмутимы, хорошо спят. Давайте пожелаем им здоровья.

ГРАФ БАЛКОНСКИЙ

Самый юный из мэтров одесской архитектуры, нынешний Главный зодчий Одессы Александр Голованов родился в 1956 году.

Специалист-практик, он отметился проектом реконструкции Кирхи с пристройкой к ней офисных помещений. Архитекторы очень хвалят эту работу за такт и органичность.

Но по-настоящему Голованова-архитектора запомнили его соседи. Свое жилище на втором этаже дома на Пушкинской, 33 Голованов украсил балконом – стильным и монументальным. Увидеть его можно со двора на Еврейской, 13 – одного из самых неблагоустроенных в этой части города.
Балкон длиной более 20 метров и шириной почти 3 метра не только отодвинул стену у соседей на первом этаже, но и затенил им окна. Таким образом, у людей выросла кубатура помещения, по утрам их не беспокоит солнце. Правда, немного сыро.

Таланты Голованова велики, но когда нужно объяснить людям очередной виток архитектурно-художественной мысли, он обычно прибегает к помощи своего зама Марата Касимова. Касимов – главный законник Одесского управления и свидетель мудрости Горсовета. Когда и Касимов не справляется, доблестные мужи спасаются бегством. Совсем недавно подобное случилось во время круглого стола, где главный архитектор Львова Юлиан Чаплинский рассказывал о балансе между старым и новым в историческом ареале. Пришлось уйти, а то вопросы тут всякие…

Впрочем, иногда Александр Дмитриевич изрекает нечто, что может озадачить и пристыдить сомневающихся в Величии Градсовета. Давеча в студии 1-го канала, обсуждая вопрос о высотной застройке в историческом центре, он сказал, что строить надо, ибо 18 тысяч одесситов живут в ветхом и аварийном жилье. И не сомневайтесь, что скоро трудами Александра Голованова будут расселены все нуждающиеся одесситы. Социальная функция так сказать. И только в Одессе.

1500 КИЛОМЕТРОВ ДО ЛЕДОВИТОГО ОКЕАНА – ЭТО НАВСЕГДА

Архитектор Владимир Глазырин прибыл в Одессу в канун Независимости, выиграв Всесоюзный конкурс на замещение должности главарха. Здесь Глазырин по-настоящему полюбил море. Настолько, насколько способен только человек из Челябинска. Первым делом Владимир Львович объявил конкурс на реконструкцию центра, причем основное внимание уделялось порту. Победителем конкурса стал одесский проект, где торговый порт превращался в набережную с отелями и ресторанами. Проект не был реализован, но Глазырин не сдавался.

В 1996 году он без отрыва от должности защитил в Киеве диссертацию, где осветил возможности строительства современных высотных зданий на проблемных одесских берегах. Тогда же он развил предложенную еще Мироненко (смотрите выше) концепцию морского фасада. И когда на такие проекты появился покупатель, Глазырин стал удивлять всех, проектируя, консультируя и рецензируя постройки, до которых за 30 лет ни разу не додумались ветераны одесского «Гипрограда». Строили на обрывах, подземных озерах, катакомбах и оползневых склонах. Неизменно – с видом на море.

На должности Глазырин пробыл до 2004 года, но удивлять продолжает до сих пор, в основном как рецензент прибрежных проектов при Градсовете.

Получившийся его стараниями «Морской фасад Одессы» привнес в мировую архитектуру новое понимание композиции, гармонии и здравого смысла. Просто удивительно, как могут сочетаться столь разнородные объекты (а злопыхтели утверждают, что они и не сочетаются).

Я уже не говорю о революции, которую одесские архитекторы под чутким присмотром Глазырина совершили в градостроительстве. Оказалось, что без транспортной и социальной инфраструктуры можно обойтись. Америка нам завидует. Своими умениями ныне народный архитектор Владимир Львович Глазырин всегда делился с большою охотой, в том числе и как преподаватель ОГАСА. Рассказывает один из его студентов: «Он почти не ходил на пары. Раз пришел и давай показывать нам видео, как выглядит одесское побережье с вертолета. Тогда еще не было спутниковых карт и дронов. Мы были поражены».
Крестный отец «Морского фасада», Владимир Глазырин настолько скромен, что проживает почти в километре от берега, на проспекте Шевченко 29-а. Это всего лишь восьмиэтажный дом ранних 2000-х, расположенный между сквером «Олимпийский» и санаторием «Аркадия». Когда стоишь на балконе, ни одна высотная ять не мешает любоваться морем ни слева, ни справа. На балконе сидит в кресле-качалке Владимир Львович Глазырин. Он пишет мемуары и хитро улыбается: «Вот где надо квартиры покупать, болваны».

ЮНЫЙ ОРЕЛ

За свою жизнь Василий Иванович Мироненко проделал путь от паренька из Амвросиевки Донецкой области до главного архитектора Одессы с 1978 по 1988 год. Любитель женщин, дорогого коньяка и Юлии Тимошенко, Василий Иванович и в 74 года отличается памятью и здоровым оптимизмом. Его дух устремлен ввысь и далее на восток – к Гонконгу и Сингапуру, в которые он так мечтает превратить Одессу.Начинал Василий Иванович при социализме, когда любая фантазия ограничивалась в угоду экономии средств. Сдававшиеся при нем дома и жилые массивы сам Мироненко и его коллеги называли «лесоповалом». Впрочем, то было не худшее жилье, как оказалось.

И вот, с началом перестройки свободный дух Василия Ивановича восстал и вырвался наружу. Он первый заговорил о морском фасаде и предложил снести платаны на Приморском бульваре, дабы туристы с катера могли обозревать красоты одесской архитектуры. Но граждане не поняли красоты замысла, и Мироненко пришлось со скандалом отстранить от должности.

А дух-то восстал – не спрячешь. И 10 лет назад и сейчас, выступая на Градсовете, Мироненко предлагает: повысить, уплотнить. Любимое его слово – доминанта. Эффектная, выразительная. И когда над морем и вдоль проспекта одна доминанта перекрывает другую, сливаясь воедино с соседями, его неугомонный дух зодчего требует – выше, больше, стремительнее.

Василий Мироненко известен концептуальными проектами Лас-Вегаса на намывных островах в Одесском заливе и Нью-Йорка вперемешку с парком на склонах. Лас-Вегас станет для Одессы Клондайком из казино и сопутствующих прелестей, а по Нью-Йорку, надо полагать, люди будут передвигаться посредствам вертолетов, потому что как впаять сие в транспортную инфраструктуру безмагистрального города мировая инженерная мысль еще не придумала.

Велик Василий Иванович в своих замыслах, но еще более велик он в своих высказываниях на Градсовете. По разным оценкам, от 70 до 85% его реплик содержат фразу: «Ну-у-у, это будет эффектная доминанта при въезде в жилой массив (возвышающаяся над берегом/ которая оживит безликую застройку и т.д.).
Интересно, что местом для жизни Василий Мироненко выбрал новый дом на Малой Арнаутской, в районе Привоза. Что ж, это честный выбор человека, всю жизнь увлеченного реконструкцией.

ЧЕЛОВЕК И БЫК В ОДЕССКОЙ АРХИТЕКТУРЕ

Колокольников Владимир Иванович настолько даровит, что должность главного архитектора занимал дважды: в 2005-2008 и в 2011-м годах. То были жаркие годы в истории одесского градостроительства. Чего стоит только висящий над обрывом «Аркадийский дворец».

Уроженец Каменск-Шахтинского (Россия) Колокольников окончил Одесский инженерно-строительный институт в 1976 году и вскоре продвинулся до ведущего архитектора в институте «Укргипромясомолпром», проектируя (в пределах типовых проектов) оптимальные объемно-пространственные решения для массового убийства животных. Полученные навыки совершенствовал в «Укркооппроекте», а в 1990 году удачно подвизался в проектное бюро Облисполкома. Там и начался путь Колокольникова к высоким должностям, что позволило ему применить навыки, полученные в «Укргипромясомолпроме» уже и в гражданском строительстве, а также городском планировании.
Концетратом градостроительного искусства тех лет является улица Маршала Говорова на Фонтане, где на немногих участках с видом на парк по безумным ценам удалось расселить в 1, 5 раза больше одесситов, чем положено по нормативу на такой территории. Почин был правильным – стройка там продолжается, пробки тоже.

Как человек Владимир Иванович — индивидуалист. Соседи по парадной в доме на Среднефонтанской, 63, все время недоумевали, почему рядом с ними живет такой большой начальник, главный архитектор, а на лестницах – срач. Впрочем, это только показывает, что Колокольников принципиально не использовал админресурс.

Сегодня Владимир Иванович трудится на должности начальника отделения градостроительного кадастра. Кстати, путь в архитектуру ему предначертали звезды. Колокольников родился 30 июня 1954 года, за день до Дня архитектора. Выдающееся совпадение.

ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ НИКОЛАЯ БАЗАНА

Всех затмевает умом и сообразительностью архитектор Николай Кузьмич Базан. Главным он был два года назад, но уняться не может. Чуть ли не на каждый Градсовет выносит новое чудо его фабрика проектов «Мастер-Групп». То 32-хэтажные башни на склонах, то 24-хэтажки на месте тубдиспансера. Не меньше. Главный принцип Базана – «инвестора радуй». Хорошо хоть кто-то у нас думает о мелком и среднем бизнесе.

По влиянию на «Морской фасад» Базан соперничает с Глазыриным, а по доминантности давно превзошел Мироненко. Но как оратор Николай Кузьмич равных себе не имеет. В бытность главным архитектором (с 2011 по 2013 годы) Базан продвигал прогрессивные идеи ковровой среднеэтажной застройки Молдаванки. И вообще он – первый в Одессе еще в 1994 году обозвал себя урбанистом (сегодня именно Базан – единственный в городе урбанист с архитектурным образованием).

Это позволяет ему обосновать все что угодно. Например, 15-этажный дом в историческом ареале, напротив Музкомедии Базан аргументировал шириной Театральной площади. И он прав, ведь площадь у Музкомедии куда шире, чем улица Канатная, над которой Николай Кузьмич в свое время соорудил 16-этажный дом. Он, конечно, скажет, что тогда не действовал Генплан и не было ограничений по высотности. И снова будет прав! При этом прочитает вам лекцию о ширине улиц в римских и ренессансных городах, покажет площади Барселоны, а дулю вы не увидите, потому что она у него в кармане.

Базан вообще всегда прав. И когда он говорит, что новый комплекс на 800 квартир в густонаселенном районе будет полностью обеспечен местами для детей в соседних школах, а узкие дороги станут вдвое шире и обзаведутся велодорожками – не спешите возмущаться, даже если вы местный житель и вам кажется, будто это не так.

Вы ведь слышали про квантовый переход? Базан его уже совершил. И там совсем другое пространство, как в квартире №50 у Булгакова. И вообще, каждый сам конструирует свою реальность. Если вам говорят, что вы были 60-е, а теперь 150-е на очереди в детский сад, то это потому, что вас научили в это верить. Настраивайтесь на позитив, и все получится.

Кстати, квантовый переход совершила и старшая дочь Базана, 28-летняя Мария. Недавно она нашла 1400 свободных мест в трех школах на Слободке, притом, что в каждом классе не менее 30 человек, в одной из них ребята занимаются в две смены, а до третьей больше километра пути. Но это только потому, что вас неправильно воспитывали, и вы усвоили ложное восприятие пространства и времени.

Дома Базана невидимы. Спроектированный им дом высотой 72 метра ни разу не затеняет усадьбы, расположенные в непосредственной близости. Он так сказал.
Дома Базана невесомы. Именно поэтому для Молдаванки он проектирует 16-этажки, хотя до квантового перехода упирался в 6-8 этажей.

Помимо архитектуры, главная преобразующая сила, которую использует Базан – это сила ветра. Она доведена до предела в проекте 20-этажного дома на Люстдорфской, развернутого к морю в форме буквы П.

Еще более экстатической может стать попытка строительства 32-х этажных башен на Новобереговой, неподалеку от 16- и 21-этажных зданий. Уже сейчас там может сдуть собаку, а в скором времени можно будет обойтись без лифтов — все начнут летать.

Упомянутый 32-хэтажный комплекс – это вишенка на тортике морского фасада имени Глазырина. А первым коржиком от Николая Кузьмича стал комплекс «Мерседес» над Ланжероном. Вблизи он очень даже ничего, но особенно выразителен его образ с моря. Надо полагать, Базан и Глазырин вместе прорабатывали пластику и сложную композицию этого ЖК. И теперь практически с любой точки, — подплываете ли вы на катере с порта или же поднимаетесь в гору над Куяльником, — видите оседлавший Ланжерон тяжелый горшок без ручки. Такие вот изделия печет Николай Кузьмич Базан, а теперь и его дочь Мария.

9491

Комментировать: