Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +9
днем +7 ... +10
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Смертельный полет в ночь после Рождества

Понедельник, 21 января 2013, 17:49

Александр Галяс, Мария Гудыма

Порто-франко, 18.01.2013

В кои-то веки Одесский театр юного зрителя (ТЮЗ) попал в центр внимания широкой общественности. Да только повод нерадостный: ибо обсуждают не ТРУППУ, а ТРУП. Гибель бывшего милиционера во время вечеринки, которую гуляли в театре в ночь после Рождества, наделала много шума. Но обсуждают, в основном, криминальные аспекты случившегося, авторы же этой заметки попытались взглянуть на эту историю с точки зрения моральных критериев.

Погибшему, как официально сообщается, было всего 53 года, жить бы да жить. Внуков в тот же ТЮЗ водить, на того же «Самого лучшего Карлсона», среди чьих декораций так нелепо закончился его незапланированный никакими драматургическими коллизиями полет. Следствие, разумеется, выяснит, кто гулял, с кем договаривался, кому платил и все такое прочее. Но вряд ли объяснит, как нужно было упиться сотрапезникам покойного, чтобы не заметить его исчезновения и спокойно разойтись?! Труп утром был найден уборщицей, которая и подняла тревогу, а юным зрителям, пришедшим в свои законные каникулы на спектакль об их любимце Карлсоне, милиционеры объяснили, что вылетели пробки и потому представление переносится. Но многие наши знакомые, у которых дети школьного возраста, признаются, что теперь попросту опасаются пускать своих чад в ТЮЗ; мало того, что в зале холодно и ребятишки мерзнут, так еще, оказывается, театральное здание превращается в кабак, и кто знает, какие сюрпризы могут быть преподнесены в дальнейшем.

Виновных, разумеется, найдут и накажут. Скорее всего, это будут «стрелочники». Между тем в театре, как и в любом другом учреждении, за все в первую очередь несет ответственность директор — и за творческие вопросы, и тем более за хозяйственные. Злая ирония судьбы заключается в том, что трагедия случилась именно в том театре, директор которого, насколько нам известно, пытается совмещать выполнение своих непосредственных обязанностей с подработками в качестве тамады на юбилеях, корпоративах и свадьбах. Прямой зависимости между этими его занятиями и случившимся, разумеется, нет, однако то, что на ночь глядя не были перекрыты все возможные пути попадания на сцену (а иначе каким бы образом там оказался труп?!), говорит об элементарном разгильдяйстве, что немыслимо при действительно серьезном и ответственном отношении к своему делу.

Нам как-то трудно себе представить, чтобы директора других одесских театров подрабатывали на стороне. Они занимаются своими обязанностями, что называется, день и ночь. И результаты — очевидны.

В Русском театре — не продохнуть от событий: если не премьера, то фестиваль или поездки на фестивали с неизменными отличиями, или конференции, или мастер-классы...

Не менее активную жизнь ведет и Оперный театр, постепенно приходя в себя после многолетнего ремонта и возвращая внимание публики...

Последняя новость Украинского театра — номинация режиссера Дмитрия Богомазова на Национальную премию имени Т. Г. Шевченко, в т. ч. и за постановку «Гамлета» в нашем театре. Причем это уже второй случай, когда спектакли васильковцев выдвигались на высшую творческую награду Украины...

Музкомедия пытается возродить традицию одесской темы в музыкальном театре, а последняя премьера «Гагарин» вызвала настоящий ажиотаж, в т. ч. и у местной критики, чего давным-давно не случалось со спектаклями для детей...

Можно, безусловно, спорить по поводу творческих результатов, но неоспоримо то, что директора этих театров трудятся, что называется, не покладая рук, не отвлекаясь при этом на посторонние занятия.

Ну а то, что сотворил Иосиф Меркович в Театре кукол, создав из убитого помещения подлинный дворец радости, — это просто менеджерский подвиг, уже вошедший в анналы театральной истории города (да, наверное, и всей страны — не каждый же театр после реконструкции открывает лично Президент!)...

А как на этом фоне выглядит ТЮЗ? Скажем прямо: как бедный родственник. Как сорок с лишним лет назад (после изгнания Владимира Пахомова) потерял театр свое лицо, так до сих пор и не может найти его, чтобы занять достойное место в творческой жизни города. Даже не вспомнить, какая из ТЮЗовских постановок последних десятилетий вызвала хоть сколько-нибудь серьезный резонанс. И даже так активно рекламируемый театром «Потап Урлов» интересен разве что воскрешением эстетики Малого театра 1950-х годов. (Что касается самой громкой премьеры ТЮЗа — «Варшавской мелодии», так это ведь, по существу, антреприза Нонны Гришаевой, которой театр просто предоставил сцену.) Увы, но к характеристике ТЮЗа более всего подходит замечательное определение нашего земляка Михаила Левитина (ныне известного московского режиссера и писателя): «театр тихого реализма». А если и случаются всплески внимания, так, в основном, по скандальным поводам. И тот факт, что само е обсуждаемое событие ТЮЗа — не сценические страсти, а реальная смерть человека на сцене, красноречиво свидетельствует о той ситуации, в которой находится этот театр, начиная с внешнего своего облика.

Но здание хоть можно реставрировать (что, мы надеемся, рано или поздно случится). Куда труднее вернуть доверие к учреждению, где днем показывают детям спектакли о всепобеждающем добре, а по ночам куролесят подвыпившие дяди и тети. Поэтому будем надеяться на здравомыслие и добрую волю властей, в чьих силах и возможностях искоренить питейный дух из стен, где должны идти представления, семейные просмотры, работать кружки — да мало ли чем, кроме организации попоек, может заниматься детский театр!
4006

Комментировать: