Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Сколько платим за проезд?

Воскресенье, 23 сентября 2007, 06:00

Елена УДОВИЧЕНКО

Юг, 20.09.2007

С таким вопросом в редакцию «Юга» обратились сразу несколько читателей. Одни жаловались на то, что поднялась плата с двух гривень до трех в рейсовых автобусах, обслуживающих «Седьмой километр», другие — на повышение цены в некоторых городских маршрутных такси. Причем и те, и другие отмечали, что качество перевозки пассажиров при этом ничуть не улучшилось, а официального сообщения о повышении тарифа не было.

«Можно ли узнать, кто утвердил новые тарифы на перевозки пассажиров?» — спросил читатель, назвавшийся Василием Афанасьевичем.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения пассажиров маршрутных такси, стало такое явление, как карманная кража внутри салона. Раньше, на заре появления этого вида транспорта, о таком и подумать никто не мог. Наоборот, маршрутное такси было единственным спасением от этого порока. Теперь «порок», видимо, адаптировался к новым условиям. Этому способствуют набитые до отказа машины и усыпленная бдительность пассажиров.

Вот что рассказала по телефону читательница Татьяна Владимировна:

— Я езжу маршруткой номер 168. На прошлой неделе в семь часов вечера у меня в ней украли кошелек. Сегодня утром еще бы чуть-чуть и история с кошельком повторилась бы вновь. В свободной машине мне ездить еще не доводилось ни утром, ни вечером. Маршрутка всегда набита до отказа, интервал движения очень большой. За время ожидания одной маршрутки номер 168 мимо проезжает две маршрутки номер 191 и три маршрутки номер 232.

Спрашивается, почему именно в марш¬рутке номер 168 с пятого сентября повысили стоимость проезда? Комфортность не улучшилась, количество машин не увеличилось, а платить надо больше. Мне объяснили, что это, дескать, связано с тем, что маршрут продлен и введено так называемое зонирование. Дальше едешь — больше платишь, но это неправда. Дальше я ездить не стала, но плачу больше. Каждые четыре дня я переплачиваю одну гривню. Где же справедливое «зонирование»?

Давайте разберемся. Раньше маршрутка ходила от улицы Маршала Говорова до Пересыпского моста, и все платили одну гривню. Теперь маршрут продлили до поселка Котовского, до остановки «Деткомбинат». Стоимость проезда от Пересыпского моста до «Деткомбината» установили в размере одной гривни. Для пассажиров, следующих из конца в конец, стоимость проезда увеличилась вдвое — две гривни, и это понятно. Не понятно другое. На каком основании увеличили плату пассажирам, которые, как и прежде, ездят по «старому» маршруту? За что они каждый раз переплачивают? Пассажир, например, едет от улицы Градоначальницкой до площади Независимости и платит одну гривню двадцать пять копеек, хотя путь проезда почти вдвое меньше, чем от «Деткомбината» до Пересыпского моста, где платят одну гривню. Пассажир, который следует от Пересыпского моста в сторону улицы Маршала Говорова, теперь, начиная от площади Независимости, платит уже не гривню, как прежде, а на пятьдесят копеек больше. Я хочу получить объяснение, кто утвердил такие тарифы?

Молодой человек, назвавшийся Сергеем, рассказал не менее любопытную историю:

— Ехал вечером в маршрутке номер 127. Ждал ее почти полчаса. Половину пути стояли как сельди в бочке — вплотную друг к другу. На 7-й станции Большого Фонтана машина стала понемногу разгружаться, а на 7-й станции Люстдорф¬ской дороги нас в салоне осталось двое — я и еще один парень. Водитель сказал, что на конечную остановку нас не повезет, и предложил выйти. «Деньги я вам верну, вы еще сможете доехать маршруткой 191, — сказал он. — Не буду же я тратить бензин на вас двоих».

Мой попутчик, взяв деньги, сразу выскочил. Мне ничего не оставалось, как тоже выйти. Жаловаться бесполезно — не поможет. Водители знают, что вечером график движения никто не контролирует, пассажир никогда не докажет свою правоту, ведь он остается с водителем один на один.

Девушка Оксана, которая ездит маршруткой номер 194, тоже накопила определенный опыт вечерних поездок:

— Вы не представляете, каждый раз приходится переживать, довезут до конечной остановки или нет? С работы возвращаюсь поздно, не раньше половины десятого. Однажды возле «Южного рынка» вышли все пассажиры, и я осталась одна. Водитель сказал, что к 411-й батарее не поедет, бензин дорогой. Предложил выйти. Я была в ужасе, ведь на улице темно. Что делать? На мое счастье, в маршрутку вскочила какая-то подгулявшая компания. Им тоже надо было ехать на конечную остановку. Тогда мне просто повезло. Теперь на площади Бориса Деревянко меня всегда ожидает папа, так сказать, для «численности». Если же шофер упрямится, мы с папой пытаемся доехать домой маршруткой 191. Иначе туда добраться нечем. А если бы и она не ходила?

Кроме этих историй, рассказанных по телефону, имеется и другая информация. Редакция располагает письмом

(№01-11/233 от 3.09.07 г.) из управления транспортного комплекса города, направленным Елене Н. в связи с ее жалобой на неудовлетворительную работу город¬ского маршрута №127.

Елена Н. рассказала, что жаловалась не только от своего имени, но и от имени соседей, которым приходится пользоваться этим маршрутом. Интервал движения машин очень большой, забиты они до отказа. Пассажиры вынуждены пропускать две и три маршрутки, прежде чем уехать. Иногда водители сами не останавливаются из-за перегрузки, зато на конечных остановках в это время несколько машин не торопятся ехать. Это и было сутью жалобы.

Управление принесло Елене Н. извинения за причиненные неудобства и сообщило, что с первого августа маршрут №127 передали другому перевозчику. Его обслуживанием теперь занимается предприятие ОАО «Севертранс», дескать, ожидается улучшение. «Предприятие планирует на автобусном маршруте №127 провести замену старого подвижного состава новым. Это сократит число сходов с линии технически неисправного автотранспорта, а, следовательно, будет способствовать соблюдению интервала между выездами машин в соответствии с графиком», — цитата из письма.

Елена Н. верит, что, возможно, так и будет, но замечает, что пока на конечных остановках «выстаивают» время не поломанные машины, а технически исправные. То ли график неверный, то ли его просто не соблюдают. И еще. По словам Елены Н., лет восемь-десять назад на маршруте №127 успешно курсировал пяток автобусов большой вместимости. Проезд в них был дешевле, а льготная категория пассажиров могла реализовать свое право на бесплатный проезд. Теперь об этом забыли. Автобусы пользовались большим спросом у населения, «отнимали хлеб» чуть ли не у половины микроавтобусов, за что и были вытеснены с рынка перевозок. В связи с тем что новый перевозчик якобы намерен обновлять подвижной состав на маршруте, Елена Н. предлагает: «Верните все, как было».

Итак, поиски ответов на поставленные вопросы чуть было не завели меня в управление транспортного комплекса города, но, к счастью, мне подсказали, что 13 сентября состоится заседание депутатской комиссии по жилищно-коммунальному хозяйству Одесского горсовета. На комиссию приглашен начальник управления транспортного комплекса Андрей Шмидт. Там, дескать, можно будет получить исчерпывающую информацию. Я воспользовалась подсказкой и попросила разрешения присутствовать на заседании.

Председатель комиссии Владимир Сушков против этого не возражал. Андрея Шмидта присутствие прессы не устраивало.

— Рано еще рассказывать в прессе о тарифной политике, — сказал он членам комиссии и намекнул, что журналистам лучше выйти.

Владимир Сушков с ним не согласился.

— Что значит «рано»? — удивился он. — Тарифы уже «работают», пассажиры платят, что же здесь секретного? Заседание у нас открытое.

Члены комиссия хотели услышать от главного транспортника города ответы на вопросы, которые интересуют многих одесситов, а именно: кто формирует тариф на проезд в автобусах и микроавтобусах, какие категории льготников существуют на сегодняшний день и как они могут реализовать свое право на бесплатный проезд, кто отвечает за техническое состояние остановочных комплексов на конечных остановках и по ходу маршрутов?

Из доклада Андрея Шмидта следовало, что на эти три вопроса есть только один ответ: все делает и за все отвечает только перевозчик. И точка. Иными словами, перевозчик не только занимается перевозкой пассажиров, но и формирует тариф на проезд, составляет свой, только ему известный список льготников и, наконец, отвечает за состояние конечных остановочных комплексов. Причем делает он все это исключительно на добровольных договорных началах. Роль управления в этой деятельности почти «не просматривалась».

Забегая вперед, скажу, что столь правдивое пессимистическое откровение, прозвучавшее из уст начальника управления, породило не менее пессимистическое решение комиссии. А именно: ставить вопрос о соответствии начальника занимаемой должности и готовить по этому поводу соответствующее письмо на имя городского головы.

Надо сказать, что это трудное решение «родилось» не сразу. Председатель комиссии Владимир Сушков, члены комиссии Светлана Фабрикант, Николай Рубля и депутат горсовета Василий Иеремия настойчиво выясняли подробности работы управления, боясь упустить что-то важное.

Дело в том, что материалы, затребованные на комиссию, они получили от Андрея Павловича не в понедельник, как просили, а лишь в четверг, за несколько минут до начала заседания. Вот и пришлось сходу вникать «в тему».

— В последние десять дней у нас работали сразу четыре комиссии, поэтому не успели вовремя подготовить материалы, — оправдывался Андрей Шмидт.

Но члены комиссии отнеслись к этим словам с недоверием. У комиссии имелось письмо, адресованное А.Шмидтом одному из депутатов. Смысл письма сводился к тому, что Андрей Павлович и не собирался отчитываться перед комиссией по ЖКХ. По его мнению, вполне достаточно отчета перед профильной комиссией по транспорту. А он перед ней отчитался.

— Профильная комиссия по транспорту приняла одно решение, а ваша может принять другое. Неразбериха получится, — объяснял свои действия Андрей Шмидт.

Но ему напомнили, что это не что иное, как нарушение порядка работы горсовета. Любая депутатская комиссия вправе потребовать отчет от начальника такого уровня.

Начали беседу с вопроса о тарифной политике. Проще говоря, пытались выяснить, кто утвердил новый тариф на проезд в рейсовых автобусах, обслуживающих «Седьмой километр»? Раньше стоимость проезда была две гривни, теперь — три. Причем, как следовало из жалоб пассажиров, озвученных на комиссии, проезд «туда» — две гривни, «обратно» — три гривни. Почему?

По словам докладчика, размер тарифа предложили перевозчики. Предложение оформили в установленном порядке и передали в конкурсный комитет для утверждения. Конкурсный комитет, по словам А.Шмидта, тариф утвердил.

— Утром автобусы, которые доставляют пассажиров на «Седьмой километр», возвращаются в город пустыми. Перевозчики несут прямые убытки, поэтому решено было их компенсировать таким путем, — рассказывал А.Шмидт. — Проезд по городу в этих автобусах остался прежним — пятьдесят копеек.

Здесь возник спор. Владимир Сушков, который сам является членом конкурсного комитета, сказал, что тариф в размере трех гривень утвержден комитетом только по заявке фирмы «Вираж» для автобусов повышенной комфортности марки «Богдан». Остальные же автобусы, по словам председателя комиссии, присвоили себе это право, что называется, под шумок. Документов, свидетельствующих о том, что конкурсный комитет утвердил им такой тариф, в комиссии нет. Не было их и у Андрея Шмидта.

Председатель комиссии по ЖКХ сделал вывод, что начальник управления транспортного комплекса не контролировал реальную ситуацию в пассажироперевозках и не знал, что пассажиры были вынуждены платить больше, чем положено.

Со списком льготных категорий граждан, пользующихся правом бесплатного проезда, тоже возникли серьезные нестыковки. В распоряжении комиссии оказалось письмо за подписью Андрея Шмидта, направленное перевозчикам. Владимир Сушков ознакомил с ним членов комиссии. Согласно письму, перевозчикам вменялось в обязанность перевозить пятьдесят две льготные категории пассажиров в трех режимах движения: обычном, маршрутном и экспресс-такси.

Возникли справедливые вопросы: откуда взялось столько льготных категорий и кто гарантировал перевозчикам компенсацию этих затрат?

— Льготные перевозки компенсируются либо через субвенции из госбюджета, либо дотациями из местного бюджета, — напомнил Владимир Сушков. — Утвержденные списки льготников обеспечены финансированием. А что получается у вас? Выходит, список льготников может увеличиться, например, до ста категорий? Как в этом случае будут планировать свои расходы перевозчики? Не приведет ли это к социальному взрыву? Может случиться, что перевозчики перестанут возить льготников, а мы это уже проходили…

Андрей Шмидт свою позицию объяснил так. Дескать, утвержденный список льготников является лишь рекомендательным и заканчивается он словами «и другие категории». Вот с другими категориями и получается упомянутое число — 52. По его мнению, согласно закону, перевозчик обязан перевозить все категории льготного контингента, а это ни много ни мало — около четырехсот тысяч человек.

— Да это же почти половина населения города, — воскликнули члены комиссии.

Но докладчика это не смутило. Андрей Шмидт настаивал на том, что инициативное решение об их перевозке принял совет перевозчиков. Перевозчики в свою очередь подписали соответствующие договоры, взяв на себя эти дополнительные обязательства.

Члены комиссии непрозрачно намекнули Андрею Павловичу, что перевозчики — люди подневольные, не подпишут договор — конкурс не выиграют и на рынок услуг не попадут. Роль управления, по их мнению, в этом случае весьма негативная.

Обустройство и обслуживание остановочных комплексов на конечных остановках, по словам А.Шмидта, тоже на сегодняшний день обязанность перевозчиков. За промежуточные остановочные комплексы отвечают районные администрации. Остановки, так сказать, закрепляют за близлежащими предприятиями, например, предприятиями торговли.

А.Шмидт также рассказал, что до 2006 года существовала специальная хозрасчетная служба, которая занималась обслуживанием конечных остановочных комплексов. В ней были диспетчеры, которые контролировали и регулировали движение. В 2006 году эту службу ликвидировали. С тех пор начались проблемы со строительством и содержанием комплексов. А.Шмидт предложил возобновить работу службы, так как без специальной структуры не обойтись. Во-первых, необходимо финансирование, во-вторых, остановочный комплекс хоть и не многоэтажный дом, но на него тоже требуется документация, технический паспорт, а кроме того, ему нужен балансодержатель.

— С учетом того что каждый остановочный комплекс стоит в среднем двадцать тысяч гривень, то на все комплексы нужно как минимум тридцать пять миллионов гривень, — сказал А.Шмидт.

Он не скрывал, что возлагает большие надежды на городскую программу по благоустройству города, рассчитанную до 2015 года. По его мнению, в рамках этой программы проблема будет решена положительно.

Ничего утешительного не услышала комиссия и о запланированной на этот год диспетчеризации маршрутов. Эта работа тесно увязана с остановочными комплексами на конечных остановках. Из доклада следовало, что работы приостановлены ввиду прекращения финансирования, а выделить из бюджета планировалось около 120 тысяч гривень.

Члены комиссии в недоумении разводили руками и задавали вопросы: что же за год сделано управлением? Неужели диспетчеризацию и обновление дорожного покрытия тоже переложат на плечи перевозчиков?

Как закончилось заседание, читатель уже знает. Получается интересная цепочка. Пассажиры жалуются на перевозчиков. Перевозчики — на управление транспортного комплекса. Управление — на конкурсный комитет, который якобы все позволяет, утверждает, допускает. Жалуется ли на кого-либо конкурсный комитет, неизвестно. Пока довелось наблюдать спор двух его членов — председателя депутатской комиссии и начальника управления транспортного комплекса. Что же будет в результате этого спора с тарифами на проезд, остается неясным. Их будут отменять или утверждать? Что делать пассажирам? Платить по старым тарифам или по неутвержденным? Список вопросов можно продолжить.

Строгое решение депутатской комиссии было принято двумя голосами против одного. Депутат Василий Иеремия с правом совещательного голоса посчитал его слишком строгим. Но как сказал Владимир Сушков, последнее слово не за комиссией, а за городским головой.

P.S. По окончании заседания автор этих строк попросила Андрея Павловича Шмидта дать комментарий для читателей «Юга», но он отказался, молча покачав головой…
866

Комментировать: