Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Синдром временщика»

Суббота, 10 мая 2008, 01:27

Григорий ЕПУР

Час пик, 27.04.2008

Об авторе

Григорий Владимирович Епур — руководитель фракции Народной партии «Народная инициатива» в Одесском областном совете. Кадровый работник органов внутренних дел. Прошел путь от постового милиционера до руководителя областного УВД и Государственного Секретаря МВД Украины. Генерал-лейтенант милиции. Заслуженный юрист Украины, кандидат юридических наук. В настоящее время возглавляет общественную организацию «Патриот», занимающуюся защитой законных интересов граждан.

Коррупция уже представляет угрозу национальной безопасности. В последние годы она настолько вошла в жизнь каждого украинца, что говорить о ней приходится как о самом обыденном и, к сожалению, естественном явлении. Как тут не вспомнить громкие обещания духовных лидеров «оранжевой революции» искоренить это всеобщее зло. А что на деле? Коррупция стала синонимом власти.

Власть для себя

«Все более очевидным становится тот факт, что главная угроза для Украины — это украинская власть. Неадекватная, некомпетентная, безответственная, аморальная и насквозь коррумпированная. Власть, которая ориентирована исключительно на самое себя, живет исключительно собой и самозабвенно борется за полномочия. А также за то, чтобы расставить везде, где только можно, исключительно своих сторонников. Власть, которая абсолютно не интересуется проблемами государства и простых граждан».

Владимир Литвин (из обращения к народным депутатам)

На собственном, более чем тридцатилетнем опыте работы в правоохранительных органах я убедился: если власть начинает афишировать свои инициативы по поводу борьбы с коррупцией, последняя не только не исчезает, она приобретает новые и более изощренные виды, появляясь даже там, где ее вообще нельзя было ждать.

Бытует мнение, будто коррупцию как таковую, побороть нельзя. Действительно, она существует во всех странах и у всех народов. Но проблема не столько в ее наличии, сколько в степени влияния на жизнь той или другой страны. Там, где существует четкая и хорошо работающая законодательная система, противостоящая развитию этого уродливого явления, и есть общество, ориентированное на пресечение коррупции, где судебная система адекватна задачам, стоящим перед ней — только там и можно хотя бы сдержать коррупцию в определенных границах.

У нас ничего этого нет. Согласно данным международных организаций, по уровню коррупции Украина занимает 107 е место из 157. То есть, мы по-прежнему находимся в числе наиболее коррумпированных стран мира.

Коррупция в борьбе… с коррупцией

На мой взгляд, коррупция делится на три категории. Первая — это коррупция на уровне чиновников среднего и низового звена. То есть, среди тех, кто непосредственно работает с населением, ведет первичный прием граждан. Вторая — в высших эшелонах власти, что непосредственно ухудшает международный имидж страны, ведет к оттоку инвестиций в национальное производство, сдерживает торговое партнерство и, как следствие, снижает уровень валютных поступлений в страну. Не случайно мы сегодня имеем гигантское отрицательное сальдо торгового баланса. Кроме того, «высшая» коррупция существенно сдерживает развитие среднего и малого бизнеса, являясь, по существу, инструментов дальнейшей «олигархизации власти и народного хозяйства», что наглядно прослеживается, в частности на примерах участия государственных служащих и судей в коррупционных схемах рейдерских захватов предприятий.

Третий и, на мой взгляд, самый опасный вид коррупции — политическая. К сожалению, она получила «путевку в жизнь» именно с того момента, когда страна перешла на пропорциональную избирательную систему по так называемым закрытым партийным спискам.

Не секрет, что в процессе формирования списков кандидатов в депутаты всех уровней места в них можно было купить по вполне конкретным «тарифам». Так, в первую пятерку некоторых ведущих партий, проходивших в парламент, можно было попасть за 15 миллионов долларов. Чем дальше от «заветного места», тем ниже цена…

Стоит ли говорить о том, что первой целью подобным образом «избранных» депутатов окажется возврат понесенных ими расходов? Понятно и то, что задачей этих людей станет лоббирование интересов собственного бизнеса, приобретение новых связей и использование новых возможностей для личного обогащения. При этом, только возвратом предвыборных затрат никто не ограничится. Аппетиты, как известно, растут прямо пропорционально уровню насыщения — такова природа бизнеса и капитала. Таким образом, приведенная «концепция» начинает работать на всех уровнях власти — от сельского совета до Верховной Рады, Кабинета министров и президентских структур.

Кто этому может воспрепятствовать? По идее, должен был бы закон. Но, как это ни парадоксально, расцвету коррупции у нас помогает именно законодательство! Закон Украины «О борьбе с коррупцией (принятый в 1995 году и впоследствии многократно измененный) предусматривает административную и уголовную ответственность за данное деяние. Но «обещать — не значит жениться». Именно это в полной мере соответствует букве названного закона. Например, уголовная ответственность за правонарушение наступает только в том случае, если подозреваемый нарушил еще и статью УПК — например, попался на вымогательстве взятки или при получении ее. А если не попался, но факт коррупции налицо, наступает административная ответственность. Последняя представляет собой просто нелепое наказание, в котором самого наказания нет. Процедура наступления административной ответственности настолько сложна, что зачастую исключает саму ответственность. В частности, такой «эффект» достигается путем оформления определенных документов и протоколов. Они должны быть составлены по жестко определенным формам и в надлежащем порядке, в строго оговоренные сроки направляться в суд. Если в течение месяца дело не было рассмотрено, обвинение… теряет свою силу.

Нередки случаи, когда должностные лица, занимающиеся борьбой с коррупцией, умышленно неточно оформляют протоколы, преднамеренно искажают те или иные факты, благодаря чему искусственно продлевается срок рассмотрения дела. Лишь бы минул месяц — и концы в воду!

Говоря простым языком, в момент борьбы с коррупций возникает новое коррупционное деяние: сделать все возможное для того, чтобы обвинение потеряло силу. Таким образом, борьба с коррупцией в Украине одновременно является одним из главных источников расширения ее масштабов.

Лишний раз этот вывод непроизвольно подтвердил руководитель СБУ г-н Наливайченко. По его словам, только за прошлый год было составлено 4,5 тысячи протоколов по фактам коррупции, и лишь три (!) человека в конечном итоге были привлечены к административной ответственности. Это в масштабах страны! Но даже эти трое были обязаны заплатить штраф в размере от 30 до 50 минимальных, то есть, необлагаемых налогом доходов граждан.

По оценкам экспертов, только в течение 2007 года украинцы дали взяток на сумму более чем 3,5 миллиарда гривень. За это же время правоохранительные органы зафиксировали убытки от коррупционных схем на сумму всего 43 миллиона, в том числе государству возвращено лишь около 18 миллионов. В бюджет страны была возвращена сумма, составляющая полпроцента от размера той, которая оказалась в карманах чиновников.

Наше законодательство совершенно не адаптировано к ряду требований, существующих в большинстве стран мира по преодолению коррупции. Кроме того, у нас достиг гигантских масштабов теневой сектор хозяйства, который по разным оценкам составляет от половины до двух третей украинской экономики. Естественно, что столь обширная «тень» так или иначе вовлекает в противозаконные действия практически всех — от мелких чиновников и работодателей до представителей высших эшелонов власти и крупного капитала.

Законодательная власть сегодня уже не в состоянии вносить своевременные изменения в правовую базу, чтобы попытаться пресечь разрастающуюся, как раковая опухоль, беду. Назрела необходимость серьезно заняться изучением мирового опыта и привести наше законодательство хотя бы к общеевропейским стандартам.

Матрица искаженного мировоззрения

Одним из элементов борьбы с коррупцией является всестороннее вовлечение в этот процесс общественности. Большинство из нас просто не имеют возможности контролировать ее, или хотя бы просто знакомиться с ходом того или иного дела. На мой взгляд, даже такой, казалось бы, рутинный процесс, как оформление протоколов, должен проходить публично. Кроме того, своевременное и полное информирование общественности о фактах коррупции — также весьма важный фактор ее сдерживания. Как минимум, это покажет, что государство реально борется с позорным явлением, а наступление ответственности за его проявления становится неотвратимым.

Как известно, преступление совершает не только тот, кто берет взятку, но и тот, кто ее дает. Уголовным Кодексом предусмотрено соответствующее наказание именно за последнее. Но, согласитесь, часто ли нам приходилось слышать о наказании за это? Между тем, щадящее отношение как самого закона, так и общественности, к тем, кто дает взятки, по сути, является одной из основополагающих причин расцвета коррупции.

Общеизвестно, что человек, начинающий, скажем, предпринимательскую деятельность, вынужден терпеть адовы муки, проходя сложную, многоступенчатую и запутанную процедуру получения разрешительных документов. На каждом ее этапе встреча с чиновником не сулит ничего хорошего — в его власти потребовать от посетителя какой угодно документ, иногда даже не соответствующий требованиям данной процедуры. Естественно, что большинство будущих предпринимателей предпочтут лишний раз заплатить, чтобы избежать чрезмерных проволочек.

Чиновничий беспредел в отношении предпринимателей и физических лиц сегодня немыслим без взяточничества. Это, если хотите, «матрица», которая воспроизводит общество с искаженным мировоззрением, с изуродованными нравственными ориентирами. Будущего у такого общества нет.

Что делать? Казалось бы, нет ничего проще — внести в проблему ясность, создать четкие правила и поставить точку. Но разговоры (в том числе и со стороны Президента) о явочном порядке регистрации предпринимательской деятельности (как это принято во всем мире) у нас продолжаются до сих пор, законодательство в этой области не меняется, и для коррупции здесь открыт совершенно неконтролируемый простор.

Кто у нас не коррупционер?

Почему коррупция достигла таких масштабов именно сегодня? Как это ни покажется странным, ответ на этот вопрос лежит в… борьбе с чиновничеством, предпринятой после «оранжевой революции». Как о самом значительном своем «успехе» ее лидеры заявляли об увольнении около 20 тысяч государственных служащих. Но в том-то и дело, что государство избавилось не от чиновников — оно лишилось наиболее профессионально подготовленных кадров. На смену им пришли люди, которые, как оказалось, лишены не только профессионализма, но и чувства ответственности, не говоря уже о нравственно-этических нормах. Так власть сама по себе явилась катализатором этого явления.

Сейчас Президент инициирует создание особого наблюдательного органа по борьбе с коррупцией. Однако, кто же в нем будет работать, если, по словам Ющенко, самыми коррумпированными в стране являются правоохранительные органы, суды и чиновники?! Перечень этих, и рангом пониже, структур, который озвучил Президент на совещании по борьбе с коррупцией, состоявшемся 15 апреля, не мог не вызывать улыбку. Проще было бы назвать тех, кто не является в нашей стране коррупционером — простых граждан.

Очередное создание очередного контролирующего органа ни к чему не приведет. Разве что, как это бывало и раньше, с помпой и исключительно для СМИ накажут одного-двух «стрелочников», после чего «новая метла» легко интегрируется в общекоррупционную схему. Я не исключаю, что со временем организация по борьбе с коррупцией сама станет наиболее коррумпированным органом.

Кто виноват, и что делать?

Я лично участвовал в нескольких совещаниях у Президента, на которых гарант Конституции давал ответственным лицам поручения разобраться с проявлениями коррупции. Каков результат? Спустя месяц, в свете очередных политических событий, вчерашние инициативы главы государства как-то забывались, и все возвращалось на круги своя.

Прошло две недели после названного выше совещания. Картина — та же, но у нас новые политические события, связанные с экономикой, которая по воле действующего правительства медленно но уверенно погружается в хаос. Вряд ли ввиду роста цен, очередного витка инфляции, банковского кризиса и прочих неприятностей у власти и общества дойдут руки до борьбы с коррупцией. Тем более что в ближайшей перспективе может начаться процесс продажи земли и (что более прогнозируемо) войдет в завершающую стадию приватизация крупнейших промышленных объектов.

Не надо быть пророком, чтобы предвидеть: без коррупционных схем ни один из этих процессов работать не будет. Начиная от мелких чиновников до высших эшелонов власти, в той или иной степени, все окажутся втянутыми в широкомасштабные схемы извлечения незаконных доходов. В условиях полного отсутствия ясной и четкой судебной системы это грозит стране гуманитарной катастрофой.

Какие же меры необходимо предпринять? Судя по всему, начинать нужно именно с судебных органов, сняв с судей неприкосновенность. Существенных и фундаментальных изменений требуют меры реагирования на коррупционные действия в чиновничьем корпусе. В частности, необходимо обеспечить возможность контроля над действиями власти со стороны общественности — обеспечить открытый доступ СМИ и общественных организаций к деятельности служб, занимающихся борьбой с организованной преступностью и коррупцией.

Для гармоничного введения всех этих новшеств необходимо детально изучить практику международного права, опыт других государств, серьезно усовершенствовать юридическую терминологию.

Кстати, законодательством Украины грамотно не прописаны понятия субъектов коррупции. Если устранить только этот пробел и учесть перечисленные выше предложения, любой чиновник, вступая в должность, четко бы сознавал: отныне все его действия подлежат тотальному контролю. Согласитесь, что в таких условиях его коррупционная деятельность стала бы невозможной.

Давайте остановимся на одном житейском примере. Действительно, самыми коррумпированными органами являются сегодня таможня, прокуратура, СБУ, судейский корпус. В каких домах живут высшие чиновники этих органов? На каких они ездят автомобилях, какие мировые курорты посещают? Это отнюдь не праздные вопросы. Нередко стоимость только одного личного автомобиля чиновника в десятки, а то и в сотни раз превышает размер его официальных доходов. А его ежедневные расходы, не соизмеримые с размером заработка? Почему об этом говорят только на обывательском уровне, и никогда — на политическом? Почему этот вопрос всерьез, а не на уровне «желтой прессы», никогда остро не ставится в СМИ — с соответствующим журналистским расследованием, использованием документов и «закрытых» сведений?

Не думаю, чтобы СМИ сознательно отказывались от «жареных фактов» — просто таковые в их распоряжение не попадают, и дальше публикаций фотографий роскошных особняков или лимузинов, выставленных словно напоказ, журналисты не могут пойти — получить те самые документы и сведения. Вот, где нужен публичный контроль. Если чиновник зафиксировал в декларации определенную сумму доходов, но при этом живет в трехэтажном особняке, ездит на «Бентли», а его дети учатся в престижных европейских вузах за баснословные деньги, народ вправе потребовать отчета о происхождении этих средств.

Как это сделать? На мой взгляд, существенных корректив требует налоговое законодательство. Если не все граждане страны, то, как минимум, государственные чиновники обязаны декларировать не только свои доходы, но и свои расходы! Тогда все станет с головы на ноги. И если ты купил «Бентли», стоимостью в пять годовых зарплат, отчитываться придется не только в налоговой инспекции. Если ты задекларировал его как подарок — пожалуйста, к прокурору.

Но не только введение жестких репрессивных мер является выходом из сложившейся ситуации. Мы уже видели, как сами по себе эти меры способны стать источником новых коррупционных схем. Необходимо комплексно и всесторонне менять всю законодательную базу.

Следует честно признать, что во многом она создавалась у нас ситуативно и сиюминутно, особенно в первые годы независимости, когда страна переходила от одного общественного устройства к другому. Очевидно, что на то время эта база могла соответствовать реалиям, но этот этап пройден, и требованиям сегодняшнего времени законодательство уже не отвечает полностью, или в большей степени.

Достаточно сказать, что за годы независимости в отдельные законы и нормативные акты внесено столько изменений и дополнений, что даже квалифицированные юристы сегодня отказываются во всем до конца разобраться и дать исчерпывающий ответ по тому или иному вопросу. В частности, это целиком и полностью относится к законодательству о налоге на добавленную стоимость. Не случайно именно он является одним из главных «родителей» широко разветвленной сети отмывания средств, незаконно получаемых доходов, и надежным источником коррупционных схем.

Законы должны защищать людей. У нас же они провоцируют их на противоправные действия.

Краеугольные камни коррупции

С чего начать? На мой взгляд, ответ на этот вопрос стал очевиден после проведения первых выборов по партийным спискам. Наша политическая сила последовательно выступает за возврат к «мажоритарке», к голосованию по открытым партийным спискам — хотя бы в органы местного самоуправления. У людей появится возможность выбирать не «кота в мешке», а тех, кого они уже знают по конкретным делам, кого смогут спросить за работу на благо громады. Только одно это обстоятельство позволит практически исключить торговлю за проходные места в списках, по крайней мере, на местных выборах и обеспечит представительство всех районов на уровне областных советов.

Один пример: сегодня 80 процентов депутатов Одесского областного совета — жители областного центра, которые не только не бывают в районах, но и не всегда вообще… осведомлены об их существовании. Получается, что «глубинка» отрезана от решения своих насущных проблем уже на областном уровне. Та же ситуация, как известно, с представительством областей в парламенте, где подавляющим большинством мест представлены Киев, Донецк и Луганск.

Казалось бы, какое отношение имеет изменение избирательной системы к преодолению коррупции? Оказывается, самое прямое: переход на открытые списки кандидатов в депутаты реально разрушит один из краеугольных камней коррупции, с которой, собственно, и начинается практически любая депутатская деятельность.

Вторая проблема, которую обязано решить государство, это… защита чиновника. Не удивляйтесь, я не оговорился. Профессионал, находящийся на государственной службе, оказался полностью беззащитен перед своеволием начальства и практикой назначения на ответственные посты по политическим соображениям. Как показала «оранжевая революция», смена политических ориентиров людей, пришедших к руководству страной, вызвала тотальное «кадровое цунами», «смывшее» опытных управленцев — от столичных кабинетов до кабинетов сельских голов.

Партийные назначения, в особенности, специалистов райгосадминистраций, стали повсеместным явлением, равно как и увольнения из соображений «неблагонадежности». Между тем, даже руководитель любой РГА не является и никогда не являлся политической фигурой! Он и не должен быть таковой. Прежде всего, он — хозяйственник. Он обязан решать насущные вопросы жизни своего района и населяющих его граждан — ремонтировать и строить дороги, водо- и газопроводы, работать с местными предпринимателями, предприятиями и организациями по созданию новых рабочих мест, повышению уровня зарплаты, улучшению качества жизни и т. д.

Политики здесь нет и быть не может. Тем не менее, никто в РГА, в том числе, и его первые лица, не защищены от произвола «сверху». Невольно получается, что центральная власть сама «выкатывает» второй краеугольный камень коррупции — синдром временщика.

Чиновник, приходящий на государственную службу, прекрасно отдает себе отчет в том, что завтра он может оказаться вообще не у дел, без зарплаты и какой бы то ни было перспективы в будущем. Что он будет делать в таких условиях? Государство фактически подталкивает его к преступлению — использовать свое служебное положение с максимальной выгодой для себя и в предельно сжатые сроки — ведь завтра могут указать на дверь.

Если бы единственным критерием оценки госслужащего был уровень его профессионализма и эффективности выполнения порученных задач (а не партийная принадлежность), если бы гарантии его работы и будущего (продвижения по служебной лестнице, социальной защищенности) были однозначно и четко определены законом, он бы дорожил своим местом и совершенно иначе распоряжался бы своими полномочиями.

Без системного изменения законодательства, без принципиальной оценки каждого чиновника и каждого субъекта соответствующих служб, мы не сможем изменить ситуацию. Но теперь решение этой проблемы потребует куда больших усилий чем раньше — нам придется менять укоренившиеся привычки людей, их сознание, навязанную им почти за два десятилетия независимости готовность принять зло не только как данность, но и как инструмент выживания в этом обществе. А для того, чтобы вернуть людям веру в себя, в торжество закона и справедливости, потребуются не только сами законы и их неуклонное исполнение, но и десятилетия нравственных усилий общества и государства, которое сегодня к этому, увы, все еще не готово.
1572

Комментировать: