Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Швайка, она же щуп, или что ищут в одесском парке?

Понедельник, 26 октября 2009, 02:07

Мария КОТОВА

Слово, 23.10.2009

Парк Ленинского комсомола не однажды упоминался на страницах газеты «Слово». Известный всем одесситам бывший парк Савицкого теперь стал своеобразной достопримечательностью сразу по нескольким причинам. В их числе — зловонные запахи, от которых страдают жители Мельниц и Молдаванки, находящиеся на одной аллее сразу два памятника Ленину и, конечно же, небезопасный пруд. Собака моих знакомых, имевшая неосторожность искупнуться в этой «водичке», стала лысеть и покрылась «болячками», приведшими в недоумение нескольких ветеринаров

ИЩУТ ЖЕРТВЫ КОНЦА ДЕВЯНОСТЫХ?

На сегодняшний день в пустынном (это его нормальное состояние) парке в общем-то ничего не изменилось. Ну разве что активизировали деятельность детские радости в виде каруселек и комнаты смеха. Деток, впрочем, мы не заметили. Все остальное — без изменений: пугающе выглядят останки бывшего летнего кинотеатра, чувство какой-то тревоги возникает здесь и потому, что в так называемом парке культуры и отдыха практически всегда безлюдно. Ну прямо зона отчуждения какая-то.

В этом раз в бывший парк Савицкого нас с фотокорреспондентом привели слухи о том, что в парке наметилось оживление. И не какое-нибудь, а, по сути, «горячее»: сразу несколько одесских СМИ сообщили, что в парке Ленинского комсомола правоохранительными органами разыскиваются: останки жертв одесской банды Бухгалтера (он же — Василий Марьянчук, он же — Вася Чечен). Вот так — ни больше, ни меньше. Получается, снова шагаем по кровавым следам событий накануне выборов мэра в 1998-м?

Я позвонила в пресс-службу Областного управления МВД. Там мне сообщили лишь, что в парке Ленинского комсомола «проводятся следственные действия».

И вот мы на месте. Разгар рабочего дня, а здесь пустынно и неуютно. Наконец, возле памятника Ленину, того самого, что перекочевал сюда с Куликова поля, мы увидели несколько припаркованных авто. Дальше — больше: в нескольких местах зеленой зоны парка мы наткнулись на обрывки оградительных ленточек и на явно недавно перекопанную землю. В одном месте стало совсем не по себе: слишком характерная яма почему-то, в отличие от остальных, не была закопана. Так и зияет малоприятной глазу прямоугольной «дырой». Получается, раскопки здесь на самом деле велись, причем сразу в нескольких местах.

Впрочем, почему же велись? Ведутся, как пришлось нам вскоре убедиться. В районе того самого пруда, пользующегося дурной славой среди местных жителей. Многие именно его считают причиной невыносимого, особенно в жаркую погоду, «амбре».

БЛАГОУСТРОЙСТВО ТЕРРИТОРИЙ ГОРОДА?

А вот и люди. Целая группа мужчин разного возраста, практически одинаково одетых в нечто утепленно-спортивное, орудуют здесь с весьма характерными инструментами. Неподалеку — еще двое мужчин. Наблюдают за производящимися работами. Что ж за работы такие? Весьма однообразный «вид деятельности»: люди тыкают острием «орудия» в землю. Расстояние между «тыками» — минимальное. Вот, собственно, и все.

Подходим. Улыбаемся изо всех сил. Произнести что-то типа «Бог в помощь», правда, почему-то язык не поворачивается.

— Здравствуйте, — говорим. — Вы здесь что-то ищете?

— Играемся. А вообще, участок под зоопарк готовим, — следует вполне доброжелательный ответ.

— Ага, понятно, сами шутить любим. А что это за инструмент у вас в руках?

— Швайка, — отвечают мне.

— Он же щуп, надо полагать?

— Ага. Журналисты, значит? Ну, попробуйте поработать. Может, понравится?

Чего не сделаешь для расположения собеседника к разговору! Пытаюсь воткнуть в мягкую осеннюю землю щуп, чем вызываю дружный хохот.

— А если серьезно, ребята? Что за работы здесь ведутся?

— Зоопарк будет. Землю готовим, чтобы животным было хорошо.

Снова дружный хохот. Тут-то и вырос перед нами один из наблюдателей, то есть старший.

— Фотографировать не надо, — довольно доброжелательно, но четко посоветовал он нам. А хохочущим «трудящимся» приказал уже совсем другим тоном: — Работать и не разговаривать!

«Трудящиеся» моментально повиновались.

Ответы на мой вопрос, что, мол, здесь и как, «старший» свел не к теме зоопарка, но к достаточно близкой по духу:

— Идет облагораживание территории парка. Вот и все.

— А нам сказали, что проводятся следственные действия.

— Посмотрите на мою одежду. Я похож на следователя?

Спортивно-простой «наряд». Ну и что?

— Так вы из «Зелентреста»?

— Нет, из другой организации, которая занимается благоустройством территории города.

— Так, может, назоветесь?

— Нет, не назовусь.

— А вот в СМИ появилась информация, что здесь разыскивается одна или больше жертв известной преступной группировки.

— Ничего вам не могу сказать. Идет обследование грунта парка. Вот и все.

Post Scriptum

В самом деле, «вот и все» — о трудящихся со швайками из «организации, которая занимается благоустройством территории города». Заметьте, названия у этой мирной, но таинственной организации, получается, вроде бы и нет. Обо всем остальном можно только догадываться и проводить аналогии. Вполне возможно, что мы вскоре услышим о жуткой находке в этом пустынном парке. Очень может быть, что след ее тянется из того самого страшного 98-го:
2326

Комментировать: