Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +4
вечером 0 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Ширвиндт обожает петь песню черепахи Тортилы»

Вторник, 21 апреля 2015, 14:11

Ольга Сметанская

Факты, 01.04.2015

Ровно сорок лет назад на киностудии «Беларусьфильм» был создан полюбившийся миллионам детей фильм «Приключения Буратино»

Двухсерийную музыкальную картину, на которой выросло не одно поколение детей, сняли по мотивам сказки Алексея Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино». Детвора с удовольствием смотрит этот фильм до сих пор.

Картина режиссера Леонида Нечаева и сценариста Инны Веткиной была обречена на успех, ведь в ее создании участвовала звездная команда. Роль Черепахи Тортилы сыграла Рина Зеленая, Дуремара — Владимир Басов, Карабаса-Барабаса — Владимир Этуш, папы Карло — Николай Гринько, кота Базилио и лисы Алисы — Ролан Быков и Елена Санаева. Талантливыми исполнителями оказались и актеры-дети. Роль Буратино блестяще удалась Дмитрию Иосифову, Мальвины — Татьяне Проценко, Пьеро — Роману Столкарцу. И, конечно же, во многом популярность фильму обеспечили песни, созданные на слова поэтов Булата Окуджавы и Юрия Энтина и музыку Алексея Рыбникова.

О том, как создавался фильм «Приключения Буратино», «ФАКТАМ» рассказали исполнитель роли Буратино актер Дмитрий Иосифов и поэт Юрий Энтин.

ДМИТРИЙ ИОСИФОВ: «КОГДА ЭТУШ СТАНОВИЛСЯ КАРАБАСОМ-БАРАБАСОМ, МЫ ЕГО НЕМНОГО ПОБАИВАЛИСЬ»

— На съемки фильма я попал случайно, мне было тогда девять лет, — рассказывает актер и режиссер Дмитрий Иосифов. — Мои родители никакого отношения к кино не имели. Мы жили в Минске, бабушка водила меня в школу фигурного катания. О планирующихся съемках и о том, что по всему Советскому Союзу для проб искали детей, я ничего не знал. Ко мне на уроке хореографии (я был один мальчик на 30 девочек) подошел человек с бородой. Я думал, что это спортивный тренер, а оказалось — ассистент режиссера. Он пообщался с бабушкой, рассказал о предстоящих съемках, записал наш домашний телефон.

— Вы обрадовались, получив приглашение на пробы?

— Я даже не понимал, что это такое. Был очень стеснительным. Когда бабушка привела меня на студию, поначалу испугался. Вокруг было много людей. Попробовали меня на роль Арлекино и утвердили. А потом, правда, решили сделать пробы на роль Буратино. И вот почему. К этому моменту на роль главного героя попробовались более четырех тысяч детей со всех концов Советского Союза, но никто не подошел. Поиски Буратино и Мальвины продолжались.

В какой-то момент, когда двух главных героев так и не нашли, картина оказалась под угрозой закрытия. И вдруг совершенно случайно девочку на роль Мальвины ассистент режиссера увидела в поезде — Таня Проценко ехала с родителями. А на роль Буратино утвердили меня. Причем я все еще думал, что продолжаются пробы, а меня уже начали снимать.

Однажды я громко спросил режиссера Леонида Нечаева, когда же определятся, ведь скоро лето и папа обещал повезти меня на отдых в Крым. Вся группа рассмеялась. А Леонид Алексеевич сказал: «В Крым ты поедешь — не переживай». И действительно, съемки потом проходили по большей части в Крыму. Фильм снимали во время летних каникул и завершили в ноябре.

— Многие юные зрители задавались вопросом, из чего был сделан нос Буратино.

— Эту довольно сложную конструкцию сооружал гример на «Мосфильме». За валюту заказывал в Италии очень нежную пористую резину (она крепилась к крыльям моего носа) и довольно твердый пенопласт, который можно было обтесывать и шлифовать. Нос Буратино делался из этого пенопласта и резины, к моему носу его приклеивали специальным медицинским клеем советского производства. Процедура эта была не очень приятная и поначалу продолжалась полтора часа, а ближе к концу картины, когда гример наловчился, занимала минут 45. Снимался нос быстрее — с помощью специального раствора. Вообще «носов Буратино» было много. Они быстро изнашивались.

— А ваш нос от этого не страдал?

— Кожа раздражалась. Особенно испытывал дискомфорт, когда съемки проходили в Ялте во время жары. Нос чесался, но почесать его не было никакой возможности. Это мучительно, конечно. Но со временем приспособился.

— На съемках случались экстремальные ситуации?

— Для меня ничего не было сверхсложным. А вот режиссер Нечаев рассказывал, как переволновался, когда разбивали кувшин, в котором я сидел. Разбить его никто не решался. Кувшин был громадным, весил килограммов под триста. Чтобы его обжечь, пришлось даже печь разбирать — иначе не помещался. Чтобы разбить было легче, кувшин изнутри во многих местах немного подпилили. Кружку, которую в него должны были бросить, нашпиговали тяжелыми камнями.

Оставалось решить, кто ее бросит. Все отказывались — мол, в кувшине ведь ребенок! И Нечаев понял: кроме него, это сделать некому. Сцену снимали сразу три камеры, так как кувшин был один и переснять, если бы что-то вышло не так, не смогли бы. Леонид Алексеевич рассказывал: когда камеры заработали и он взял кружку, ладонь вспотела, а рука стала трястись. И вдруг после его броска горловина кувшина повисла на моей шее.

Нечаев очень испугался, чтобы я не получил перелом. Как вспоминал, у него было предынфарктное состояние. Но когда из этой горловины я показал нос, как меня учил режиссер накануне съемок, и побежал в нужную сторону, он понял, что все в порядке.

А еще экстремальным моментом был тот, когда меня подвешивали вниз головой. Внизу — сплошные камни, и при этом никакой страховки. Мама, узнав накануне о такой сцене, сказала: этого не будет никогда! Ей пообещали и, чтобы она ушла со съемочной площадки, ее отправили заказать обед для всей группы. И в это время сняли.

— С кем из детей вы подружились?

— С Ромой Столкарцем, который сыграл Пьеро. Так получилось, что мы с ним стали друзьями по жизни. Дружим семьями. Он живет в Израиле, работает врачом-педиатром. Я к нему приезжаю, он — ко мне. Наши дети знакомы. У меня их трое, у Ромы — четверо. Хорошо мы ладили на съемочной площадке и с Таней Проценко, сыгравшей Мальвину. Подружились позже, уже встретившись во ВГИКе. Я заканчивал актерский факультет, а она поступила на киноведческий. И я ей, первокурснице, рассказывал, как нужно «уметь» учиться во ВГИКе: на какие пары ходить, какие пропускать и как это делать «грамотно». А когда снимались в «Приключениях Буратино», она была для меня малолеткой. Мне было ведь девять лет, а ей всего семь. После ВГИКа Таня поступила еще и в Литинститут, пишет стихи. У нее двое детей.

— Вам посчастливилось общаться с Владимиром Этушем, Роланом Быковым, Еленой Санаевой, Владимиром Басовым, Николаем Гринько, Риной Зеленой…

— Меня опекал Николай Гринько, сыгравший папу Карло. Это был по-настоящему великий артист, при этом человек невероятной скромности. С ним было тепло и комфортно. С Этушем, сыгравшим Карабаса, работалось посложнее. Он человек вспыльчивый, но с детьми держался абсолютно на равных, как говорится, не играл в поддавки. Когда Этуш становился Карабасом-Барабасом, мы, дети, его даже немного побаивались.

— Как стимулировалась работа юных актеров? Вы трудились за деньги или за конфеты?

— Запомнился мой день рождения в Ялте. Мне его устроили в одной из самых красивых гостиниц города. И там впервые в своей жизни я попробовал фантастический напиток под названием «Пепси-кола». Потом собирал крышечки от «пепси», делал из них человечков.

А что касается денег… Детям платили зарплаты. Я получал 100 рублей в месяц. Родители купили на заработанные мною деньги модный в то время трехстворчатый полированный шкаф и магнитофонную приставку «Нота».

— Как вашу популярность восприняли в школе?

— Дразнили. Так что от этой популярности в большей степени мне было некомфортно.

— Но наверняка вспоминаются и приятные моменты?

— Я был счастлив, когда меня приглашали на детские фестивали. Побывал в разных городах Советского Союза, увидел много интересного. Дети дарили мне свои поделки. В основном — чеканки, тогда это было модно.

ЮРИЙ ЭНТИН: «ПЕТЬ КУПЛЕТ, ГДЕ ГОВОРИТСЯ О СТАРОСТИ, РИНА ЗЕЛЕНАЯ ОТКАЗАЛАСЬ КАТЕГОРИЧЕСКИ»

— Песни для фильма я писал с огромным наслаждением, легко и весело, — вспоминает поэт Юрий Энтин. — А вообще история такова. Изначально написать тексты песен к картине было предложено Булату Окуджаве, и он создал несколько стихотворений. Но в какой-то момент почему-то отказался участвовать в проекте. Остальные песни на музыку Алексея Рыбникова предложили написать мне. И я это сделал. Мои с Рыбниковым песни — «БУ-РА-ТИ-НО! («Кто доброй сказкой входит в дом?»), романс черепахи Тортилы («Затянулась бурой тиной гладь старинного пруда»), песни Дуремара и паучков.

— Все они замечательны! Особенно исполняемая черепахой Тортилой. Как вам работалось с Риной Зеленой?

— Я был знаком с нею еще до фильма. На записи не присутствовал. И вдруг звонок: «Юрочка, это звонит Рина Васильевна. Я так вас люблю и уважаю, вы такой талантливый человек, но прошу вас: измените второй куплет («Мне казалось — счастье рядом, только лапу протяни. Но осенним листопадом прошуршали лета дни. Старость все-таки не радость, люди правду говорят. Как мне счастье улыбалось триста лет тому назад!»). Я на самом деле уже старая, и произносить мне это как-то трудно». Я возразил: «Но ведь это же не о вас, а о черепахе!» Но она петь этот куплет, где говорится о старости, отказалась категорически. Однако, чтобы эта песня полюбилась зрителям, хватило и оставшихся двух куплетов.

— Это правда.

— Однажды на киностудии «Мосфильм» я стоял у кассы в очереди за гонораром. Мимо проходил Александр Ширвиндт и спросил: «Все продолжаешь песни писать?» Я ответил: мол, продолжаю. А что делать, мне это нравится. Он говорит: «Тебе нельзя писать больше: что бы ты ни написал, лучше песни черепахи Тортилы у тебя все равно не получится никогда!» К слову, в компании друзей Ширвиндт обожает петь эту песню.

— Представляю, как колоритно. А правда, что изначально песню черепахи предлагали исполнить Фаине Раневской, но она, узнав, что фильм планируют снимать в Белоруссии, по причине преклонного возраста отказалась?

— Первый раз слышу об этом, но вполне возможно. Расскажу другую интересную историю. Когда работа над фильмом была уже практически завершена, потребовалась песня о Буратино для титров. До этого все легко получалось, а тут у меня почему-то никак не складывалось. Композитор Алексей Рыбников стал нервничать. И предложил арендовать для меня в Старой Рузе под Москвой дом. Место прекрасное! Там находится композиторский дом творчества.

Я прожил в Старой Рузе три дня, но в результате… ничего не написал. Ни строчки! И вот звонит Рыбников: «Написал?» И я не знаю почему сказал: «Да». А он вдруг заявляет: в таком случае сейчас выезжает ко мне и будет примерно через 3,5 часа. Я был в полном отчаянии!

— Могу себе представить.

— Знаете, случается, что в экстремальной ситуации вдруг приходит озарение. А тут — ничего! И вот приезжает Рыбников. Я ему говорю: «Леша, прости. Я… ничего не написал». Он, конечно, расстроился, но предложил выход. У него есть «буратинная» музыка, к которой нельзя придумать слова, так как она очень быстрая. И наиграл ее. И вдруг я стал напевать: «БУ-РА-ТИ-НО!» Через минут пятнадцать появились и слова: «Кто доброй сказкой входит в дом? Кто с детства каждому знаком? Кто не ученый, не поэт, а покорил весь белый свет? Его повсюду узнают! Скажите: как его зовут? БУ-РА-ТИ-НО!» Почувствовав, что это удача, мы побежали в ресторан и отметили.

А вообще работу над фильмом вспоминаю с удовольствием. Я подружился с Роланом Быковым и Еленой Санаевой, Леонидом Нечаевым. «Приключения Буратино» — один из моих любимых фильмов. Если он идет по телевизору, всегда смотрю его.
7458

Комментировать: