Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Самый общительный одесский полицейский

Понедельник, 23 ноября 2015, 12:27

Денис Корнышев и Павел Игонин

368.media, 21.11.2015

В Украине полным ходом идет реформа МВД. С ноября милиционеры официально прекратили свое существование. Планируется, что все подразделения станут такими же открытыми для общества, как и новая патрульная полиция. В главном управлении полиции Одесской области реформируется и сектор связи с общественностью. На его место возник отдел коммуникаций. Возглавляет гостеприимное подразделение майор Андрей Костюк.

В его обязанности входит общение с журналистами, общественниками и рядовыми жителями региона. Однако пока что у многих роятся сомнения по поводу «открытости» реформируемого управления. Андрей Костюк рассказал корреспонденту редакции 368.media о новых принципах работы полиции, похожих на бандитов милиционеров и о том, как трудится без выходных за сотню долларов.

— От прихода команды Саакашвили ждали открытости и плотной работы со СМИ. Однако Гиорги Лорткипанидзе нас вниманием не балует, а отдел коммуникаций отмалчивается. Начальник не дает пресс-конференций, а работа «пресс-службы» толком не налажена. Есть ли этому какие-то объективные причины?

— Происходит ломка старой системы. Мы переходим на новый уровень коммуникаций. В ближайшее время мы будем общаться активнее, если нам дадут возможность такую – все-таки мы подчиняемся напрямую Киеву.

— Как это связано с тем, что встреч с прессой и общественностью стало меньше?

— На мой взгляд, ранее работа пресс-службы сводилась к формату информагентства. Она информировала людей о происшествиях, не генерируя идей и предложений. В наших планах создать новые и воскресить прежние проекты. В частности, профилактику правонарушений среди несовершеннолетних. Не хотелось бы раскрывать все карты, но мы планируем вернуться к отработке социальных педагогов, психологов, вырабатывая модели поведения для подростков. Чтобы дети знали, как вести себя в той или иной ситуации.

— Беда может прийти совершенно с неожиданной стороны, например, от правоохранителей, которые подбрасывают наркотики?

— Как показывает практика. Я знал, что все мы не святые, но все равно не мог представить, что все так грустно.

— И все же вернемся к теме открытости. Почему Лорткипанидзе не дает пресс-конференций?

— Гиорги Гурамович – человек новый, он адаптируется к стране, реалиям и менталитету. Он настоящий опер, поэтому и человек непубличный. Тем не менее, он понимает, что должен идти навстречу общественности, старается. Команда у нас молодая, мы все учимся новым правилам.

— Как вы попали в кресло начальника отдела?

— Я этого не планировал. В 2003 году пришел в психологическую службу милиции, по стопам отца. Начинал со спецподразделения «Сокол», потом сопровождал УБОП. Там познакомился с теми старыми настоящими полковниками из 1990-х. Узнал от них о психологии оперативной деятельности. Они меня учили жизни по «дедовским правилам».

— Какие же психологические проблемы стоят перед полицией?

— У нас есть службы, которые занимающиеся слежкой, внедрением. Этим ребятам, поверьте, очень непросто. У них серьезные психологические проблемы. Когда ты являешься тенью, то трудно вернуться на свет. С такими людьми активно работают психологи. Проработав в психологической службе, я перешел в аппарат главка, где мне добавили работу с полиграфами, детекторами лжи.

— Не секрет, что система МВД, ломает любого человека. Что об этом говорят сами сотрудники? Они согласны с этим?

— Система влияет в любом случае. Огурец не останется свежим в банке с солеными огурцами. В Одессе отношения в разных сферах жизни традиционно выстраивались на «системе благодарности». Помоги мне, и я помогу тебе. Эту систему принимают многие, однако тут важно не переступить черту, за которой идут вымогательство, шантаж с целью наживы. Это совершенно разные вещи, разные уровни коррупции.

— Психолог может определить, что такому сотруднику не место в милиции?

— Есть тесты по моральной нормативности. У каждого сотрудника свои результаты. На их основе иногда приходилось писать негативные справки. Конечно, в силу системы нам приходилось давать добро, и эти люди проходили дальше. Но если поднять дела, там все это осталось. И если такой человек засвечивается в чем-то нехорошем, то всегда говорят – виноваты психологи, мол, пропустили. Однако, подняв документы, как правило, находят наши заключения, говорящие о том, что такому человеку не место в органах, или нельзя обращаться с оружием.

— Коррупция – страшная система, однако у нас, она объективное явление, ведь прожить на нищенскую зарплату сложно…

— Скажите, как работать за сто долларов в месяц? У меня масса знакомых журналистов, операторов, с которыми доводилось работать. Я их приглашаю, говорю, давайте вместе делать проекты, но когда говорю, что могу дать им максимум четыре тысячи гривен, то получаю отказ. Сам я раньше 10 вечера с работы не ухожу. Я забыл, что такое субботы и воскресенья. Первые месяцы ходил неадекватный. Мне, правда, иногда разрешают опоздать на работу, т.к. я веду пары у студентов.

— Тем не менее, бороться с коррупцией надо…

— В Турции есть отличная система ротации начальников в полиции. Каждые пять лет компьютерная программа перемешивает руководителей по областям. И никакой коррупции и лоббирования.

— На наших глазах в здание главка зашел упитанный и высокий полковник, который подъехал на дорогом внедорожнике. Он огромный и неуклюжий, но видимо, незаменимый, раз полковник. Как с такими кадрами можно говорить о доверии людей к новой полиции?

— На мой взгляд, патрульная полиция – это проект по возвращению доверия, куда специально набрали молодых ребят. Это психологический перелом. Дальше будет больше. Период аттестации длительный, из полиции тоже ушли многие через несколько недель. Поверьте, УВБ многих не пропускает. Глава внутренней безопасности Константин Мчедлишвили «закрутил гайки», и сегодня совсем нет «обезбашенных» милиционеров, большинство все-таки работает нормально. Становится больше людей, которые чего-то хотят. С другой стороны, когда вы говорите о безобразных милиционерах, они тоже должны быть. Есть такие службы как уголовный розыск, где котируются типажные личности, а интеллигентные и опрятные мальчики там не к месту.

— Нам кажется, что тот полковник работает не в розыске, он просто ожиревший от денег и безделья бугай.

— У нас есть сотрудники, которые выглядят как бандиты, потому что они все время вертятся в этой бандитской среде, они деформируются и начинают выглядеть бандитами. Они все время работают с агентурой, как они должны выглядеть? Как я – красивый мальчик в очках?

— Бог с ним, с этим полковником. Вы говорили, что работали с полиграфом. По некоторым данным, большинство руководителей бывшей милиции будут проходить детектор лжи. Скажите, его можно обмануть?

— С полиграфом не все так просто, там больше вопросов, чем ответов. По нему не принято законодательство. Обмануть его практически невозможно, но можно обмануть оператора. Все зависит от того, насколько правильно и точно составлены тесты, от того, смогли он правильно прочитать. В любом случае, даже опытный психолог на глаз может определить, когда человек лжет.

— В Одессе много различных СМИ. Знаете ли вы, что им нужно?

— Практика показывает, что СМИ нужен эксклюзив. Прежде всего, кровь, яркие события. Простые вещи им неинтересны. В последнее время популярностью пользуются материалы по взяткам, наркобизнесу, производству фальсифицированной продукции.

— Оцените уровень журналистики…

— Я считаю, что высокий. Не зря ведь у нас так много каналов, газет и он-лайн изданий. Есть люди, которые хорошо реализовываются в данной сфере. Иначе в Одессе была бы одна газета «Проминь» и какой-то канал.

— Не соглашусь с вами. Многие СМИ занимаются перепечаткой пресс-релизов правоохранителей. Это бездумный рерайтинг. Может быть, есть какие-то издания, которые разбираются в процессах, критикуют милицию?

— В ваших словах есть доля истины. Если бы были журналистские расследования, интересные материалы, новые темы и проекты, то это, несомненно, помогло бы нам стать лучше. В последнее время мне пришлось контактировать с французскими и немецкими журналистами. Они очень активны. Например, попросили начальника УВБ Мчедлишвили притвориться бездомным и придти в райотдел, чтобы снять реакцию сотрудников милиции.

— Руководство готово помогать журналистам?

— Наше руководство намного более гибкое и открыто народу.

— Что вы хотите сделать на посту начальника отдела коммуникаций полиции?

— Руководитель не должен нести на себя вся работу. Когда ушел прошлый начальник, то здесь никто из подчиненных не знал что делать, т.к. все замыкалось на него. Я привык работать так, чтобы все было стабильно. Допустим, случилось ЧП, я всех обзвонил и сообщил об этом. Когда приехал на работу, то все уже на местах и занимаются делом. Я считаю, что должны быть дежурные люди. Они оперативно предоставляют комментарии для СМИ, выезжают на ЧП. Поэтому мы уже ввели для журналистов специальную «горячую линию». Она будет работать круглосуточно. Я сторонник принципа, что не нужно все замыкать на себя. Главное правило бизнеса – чем больше власти отдаешь, тем больше получаешь. Как только я организую работу отдела, то сразу возьмусь за пиар-кампанию руководителя. Более того, необходимо разобраться и с сайтом. Я за 10 лет работы в МВД, на наш сайт не заходил. Он неинтересный. Нам надо усиливать присутствие в соцсетях, в youtube и подавать не сухие сводки на портал, а интересные статьи. Для этого нужны хорошие качественные материалы, и это мы и будем делать.
8924

Комментировать: