Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +3
днем +2 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Самый большой дом старой Одессы раскрыл свои тайны

Вторник, 1 марта 2016, 22:27

Александр Вельможко

Южный курьер, 29.02.2016

Бывший склад зерна, затем самый большой дом старой Одессы - дом Папудова, хранил немало тайн. И самой большой из них была тайна его частичного разрушения, в котором маститые краеведы винят немецкую бомбу в 1941 году. На самом деле все было совсем не так.

Огромный дом в стиле безордерного классицизма на Соборной площади знаком каждому одесситу - это один из немногих домов старой Одессы, который до сих пор, полтора века спустя, называют в честь его первого и самого известного владельца - дом Папудова. Четырехэтажная громада стоит в форме буквы "П" по Соборной площади, в основании которой по улице Преображенской - стеклянная цветочная галерея и памятник великой актрисе эпохи немого кино Вере Холодной.

Но на старых фотографиях и открытках этот дом выходит еще одним фасадом на Преображенскую, образуя неправильный замкнутый четырехугольник в плане. Почему же так?

Маститые одесские краеведы вроде Олега Губаря и Валерия Нетребского пишут о немецкой бомбе, которая во время обороны города в 1941 году угодила в дом и разрушила одну из его частей. Поддался этому заблуждению и автор этих строк в своем первом исследовании прошлого дома Папудова. На самом деле все совсем не так.

В марте 1922 года половину дома полностью уничтожил страшный пожар. Открываем выпуск газеты "Одесские известия" за 22 марта 1922 года (орфография и пунктуация сохранены) : "Жертвой огня стал один из самых больших домов в городе - дом Попудова, находящийся на Соборной площади и занимающий 4 квартала... К полудню выгорела уже половина всего дома. Пожар продолжался более 2-х суток".

Выгорела вся обращенная к улице Преображенской сторона дома и часть фасада в сторону Соборной площади. Весь 1923 и 1924 год одесситы на субботниках разбирали развалины рухнувшей от пожара части дома. Одесский горсовет в 1927 году рассматривал проекты полного восстановления дома, но на это денег не хватило.

К 1928 году дом Папудова частично привели в порядок. На месте сгоревшей части вдоль Преображенской разбили небольшой скверик с типичной для того времени бетонной фигурой девушки. Фасад вдоль Соборной площади оставили двухэтажным, с простой крышей - на основе уцелевшего или восстановленного перекрытия между вторым и третьим этажами. Но при этом, возможно, второй этаж здесь полностью перестроили, о чем свидетельствуют простые прямоугольные формы оконных проемов. Торцы уцелевших частей дома - и четырехэтажной, и двухэтажной, оформили в классическом стиле - с рустикой и арками. Двор замкнули аркадой, причем арочные проемы были зарешечены. А со стороны двора к аркаде пристроили навес - образовавшуюся небольшую крытую террасу облюбовали дети.

"Я родилась в 1928 году, и меня сразу из роддома принесли в квартиру в доме Папудова. Сколько я себя помню, дом все время был таким - выходил четырехэтажным корпусом на улицу Бунина, и двухэтажным, ступенькой, на Соборную площадь. Моя мама рассказывала, что часть дома сгорела, но в каком году это случилось - она не знала, так как мои родители поселились здесь незадолго до моего рождения, году в 1926 или 1927-м. Все детство, а это были 30-е годы, прошло во дворе. Детям здесь было раздолье - двор казался огромным, а когда шел дождь, мы играли под навесом, занимавшим ширину два-три метра около арочной стены с решетками. Когда взрывали собор, то всех жильцов вывели на улицу, на перекресток Преображенской и Бунина. Через пару часов после взрыва мы вернулись домой. Потом, в 1941-м, осенью, мы всей семьей уехали в эвакуацию, и в 1944-м, через три года, вернулись в ту же квартиру. Потом, когда я уже не жила в доме Папудова, в нем отстроили два этажа напротив Соборки, но они сразу сгорели. И их отстроили еще раз" - рассказывает бывший преподаватель Академии Холода и краевед-аматор, жительница дома Папудова Тамара Краснова.

Уже тогда дом Папудова, точнее - скверик на месте сгоревшего фасада стал объектом вандализма. "В Одессе много памятников искусства. Но отсутствие всякого присмотра за ними приводит к их полному разрушению. На бульваре, к примеру, разрушили "группу женщин. Поломали статую в садике напротив дома б. Папудова. Можно привести еще несколько таких примеров. Заботиться о памятниках искусства - обязанность коммунальной секции горсовета" - констатирует факты и клеймит коммунальщиков того времени за разгильдяйство газета "Чорноморська Комуна" за 7 марта 1933 года. И действительно, на более поздних фотографиях мы видим стоящую на постаменте обычную вазу для цветов вместо уничтоженной вандалами фигуры девушки.

Дом Папудова уже после пожара попал в кадры кинохроники - он виден на панорамном обзоре Одессы с высоты птичьего полета, снятом во время официального визита итальянских военных летчиков в наш город в 1929 году. На стопкадре отчетливо видно очертания дома, еще не снесенного старого Преображенского собора и все это - с огромными летающими лодками на переднем плане.

Частично разрушенный и так и не восстановленный полностью дом Папудова виден и на немецкой аэрофотосъемке Одессы лета-осени 1944 года.

Впоследствии дом все-таки частично восстановили - в конце 1970-х гг. по проекту инженеров Одесского Гипропрома Г.Е. Лернера и Ефима Бендерского - с тонкими железобетонными балками-струнами перекрытий и облегченными перегородками из камыша. Эта конструкция еще в процессе надстройки сгорела, поэтому недостающие после пожара 1922 года два этажа пришлось возводить второй раз. Возможно, что прямоугольная форма окон на втором этаже уцелевшего крыла возникла как раз тогда, в 1970-е, когда это крыло дважды надстраивали.

Обновленное крыло получилось более низкое, без богатого декора над окнами и с намного более тонкими стенами. Вероятно, целью пристройки было если не восстановление всего дома спустя полсотни лет после пожара, то хотя бы "замыкание" композиции в форме буквы "П".

Путешествуя по архивным документам, старым фото и по самому дому, удалось открыть еще несколько его загадок.

В начале ХХ века дом принадлежал Ариадне Константиновне Мартыновой, внучке Константина Папудова. При ней в 1906 году дом капитально перестроили внутри. В нем появились двухуровневые "санитарные блоки" в квартирах - когда туалет и ванная в квартире с высокими потолками находились на уровне всей квартиры, а кухня - на антресоли, над туалетом. Так объясняется кажущаяся разница в этажности дома, когда при взгляде на него с фасадной стороны в нем четыре этажа, а со двора - все шесть. Квартиры второго этажа таких двухуровневых конструкций не имели, а первый этаж был занят магазинами и конторами. Тогда же, в 1906 году к северо-восточному крылу со стороны двора пристроили целый блок с кухнями, санузлами и балконами - для более дорогих квартир, дабы не обременять состоятельных жильцов кухнями на антресолях. Руководил этим капитальным ремонтом инженер и архитектор Василий Зуев, создатель Французского бульвара.

В доме Папудова жило множество замечательных людей. И самой известной из них оказалась звезда немого кино Вера Холодная, умершая 16 февраля 1919 года в одной из квартир дома Папудова от "испанки" - косившего людей в 1918-1919 гг. гриппа. Жила она здесь совсем недолго - всего восемь последних дней своей жизни. Сюда она переехала, уже будучи тяжело больной, из холодной и неотапливаемой гостиницы "Бристоль". Точное расположение ее квартиры однозначно не установлено. Общепринятая версия относит ее к сгоревшему в 1922 году фасаду на Преображенской, на втором этаже. Вместе с тем, в кадрах фильма о похоронах Веры Холодной на мгновение мелькает вид из окна - и там видно здание офицерского собрания, ныне заброшенного кинотеатра "Одесса". Из этого можно сделать вывод, что квартира, в которой завершился земной путь Веры Холодной, сохранилась, хотя ее нынешние жильцы вряд ли знают о событиях столетней давности.

Еще одно знаковое место - проезд между Преображенским собором и домом Папудова. В конце XIX века это место стало своеобразным аналогом современной "стометровки" и получило неблагозвучное название "Собора". Продажные женщины, извозчики, карманники и прочие фраеры правили здесь бал по вечерам. Тем более, что часть комнат в доме Папудова сдавались внаем меблированными посуточно или даже почасово - как в некоторых современных одесских, так сказать, гостиницах. Тем более, что семейство Папудовых здесь уже не жило, роскошные помещения, в которых ранее давались фешенебельные балы, переделали под квартиры, и непритязательная публика поблизости уже не смущала хозяйский взор.
Построили дом по проекту архитектора Ивана Козлова в 1843-1846 гг. на земельном участке, принадлежащем тогдашнему городскому голове и крупному торговцу зерном Константину Папудову. Это был период расцвета порто-франко и хлебной торговли, когда в центре Одессы строились новые и переделывались уже существующие здания для хранения зерна. Как сейчас в Одессе строят элеваторы и зернохранилища, заслоняя вид с бульвара Искусств на море, так и полтора века назад строили элеваторы у самого главного храма города. Потом, менее чем через десяток лет, хлебная торговля в Одессе захирела - во время Крымской войны основные потребители зерна в южной Европе переориентировались на поставки из Южной Америки - несмотря на расстояние, пшеница из Аргентины оказалась дешевле пшеницы из Украины.

И огромный каменный "магазин" (склад, элеватор), постепенно перестроили в жилой доходный дом. В затянувшейся до конца 1870-х почти непрерывной перестройке оказались задействованы известные архитекторы Франц Моранди, Франц Боффо, Демосфен Мазиров, Маврикий Рейнгерц. К квартирах и комнатах жили конторские служащие, приказчики и вышеупомянутые дамы легкого поведения. Огромные хлебные амбары в центре города стали не нужны. Зато обозначился спрос на другой род недвижимости — квартиры внаем, дешевые и дорогие, большие и маленькие, роскошные апартаменты и крохотные каморки. Население Одессы росло — строились заводы, на них требовались как простые рабочие, так и инженерный персонал.

Именно первоначальное назначение дома объясняет огромную, в метр, толщину стен и исключительную прочность деревянных перекрытий. Дом должен был выдерживать огромную массу хранимого в нем зерна. Вплоть до середины 1870-х гг. на втором и третьем этажах еще располагались склады зерна. Отмечалось, что при этом существовала угроза обрушения перекрытий из-за огромного веса зерна.
Фасад, обращенный к Преображенской, стал торговым и бизнес-центром с магазинами и конторами. В нем, в частности, находились магазин канцелярских товаров Ивана Маха, мануфактурный магазин братьев Самсоновых. Также в доме находилась городская типография. В 1860-х гг. часть дома Папудова занимала частная женская гимназия Анны Пиллер и даже временно квартировала городская публичная библиотека.

В советское время квартиры и магазины доходного дома превратили в коммуналки. Уже ближе к концу СССР часть этих коммуналок вновь превратилась в самостоятельные квартиры, но причудливая планировка внутренних помещений сохранилась. Скверик на месте сгоревшей части дома занял цветочный рынок, в 1990-е замененный на выполненную из металла и стекла цветочную же галерею. А в 2003  году открыли памятник Вере Холодной, в ее бронзовой руке постоянно можно увидеть букет живых цветов.
9374

Комментировать: