Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +10
вечером +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Самолет упал, а следствие засекретили

Суббота, 24 мая 2008, 11:14

Дмитрий ДАЦКОВ

Газета по-одесски, 15.05.2008

Корреспондент «Газеты…» побывал на месте авиакатастрофы, в которой погибло два человека

9 мая в 14.45 в селе Русскоивановка Белгород-Днестровского района произошла авиакатастрофа. Легкий самолет НАРП-1 разбился прямо в поле. В результате катастрофы погибли двое — пилот самолета 47-летний одессит Владимир Минеев и пассажирка —32-летняя Алена Харченко. Как рассказал «Газете…» сотрудник пресс-службы МЧС в Одесской области Сергей Шморгал, причина аварии пока не известна, ведется следствие.

Корреспондент «Газеты…» отправился в село Русскоивановка для того чтобы узнать подробней о происшедшей авиакатастрофе.

На большом перекрестке в центре села, где стоит голубая церковь, магазин-бар и доска почета 49-го года, сидели несколько женщин в домашних халатах и пили пиво. Я расспросил их о катастрофе.

— Такая смерть страшная, — вздохнула Нина, — еще вот в прошлые выходные виделись, а тут ррраз! А в июне ей бы только 33 исполнилось. Горе, горе…

Женщины поцокали языками и опустили головы. По словам односельчанок, Алена Харченко не была агрономом, как указанно в официальном сообщении МЧС.

— Да кем она только не работала: и бухгалтером и воспитателем. Она никогда не заканчивала аграрного училища, вот только пединститут. Все баба могла! И муж у нее есть, и ребенок и работала исправно.

Дочке Ларисе сейчас 9 лет, ходит в школу. Муж Алены — Олег — работает на ферме, как и большинство жителей Русскоивановки. Когда я начал расспрашивать, где живет семья Харченко, женщины все рассказали и показали, но пустить — не пустили.

— Не надо лучше, там мать чуть с ума не сходит. Видели ее на похоронах, страшно стало! Муж с тех пор на улицу не показывается.

Тело женщины было полностью обгоревшим, мать даже на опознание не пригласили. Хоронили в закрытом гробу.

Работала Алена на ферме у «армян» (так местные жители называют семью армянских предпринимателей, которые трудоустраивают многих сельчан в Русскоивановке).

Когда я вошел в хату-офис, бухгалтер фирмы тетя Соня стирала передники в побитом эмалированном тазике. По ее словам, фирма специально заказывала самолет для орошения полей — «побить комара».

— Летчик, как приехал, сразу сказал, что ему нужен агроном для того чтобы показать какие именно поля нужно «пройти», — рассказала бухгалтер, — потом ему еще 2 человека с флажками нужны были, чтобы махали внизу.

Погода вроде нормальная стояла, никому неизвестно, что произошло, может, двигатель отказал. Он взлетел и даже круга не сделал… — тетя Соня прижала кулак к носу и закачала головой.

Я попросил показать, где находится упавший самолет. Бухгалтер долго показывала пальцем налево и направо, и в конце концов сказала, что рядом с дорогой найду то место.

Недалеко от обгоревшего самолета стояла милицейская машина, рядом, на подстилке, лежал милиционер и играл в дурака с косарями из села. Так же лежа он объяснил мне, что объект находится под его охраной и фотографировать его нельзя, для этого нужно специальное письменное разрешение и присутствие прокурора из Николаева.

— Это секретное следствие и ведется секретное дело! — Заявил представитель правоохранительных органов. — Есть буби? – Косари опять оживились.

Я было нацелился фотоаппаратом на останки самолета, но косари возопили. Со второй попыткой я поднял на колени милиционера:

— Сказано нельзя! Следствие! Дело! Прокурор!
1594

Комментировать: