Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +4
вечером 0 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Рифмы без вышек

Воскресенье, 6 декабря 2015, 11:57

Александр Бирштейн

Отражения, 11.2015

И еще докажут эрудиты
то, что победившие бандиты
лучше побежденных во сто крат.
Все давно срифмовано втугую,
строчка за собой ведет другую,
юшка и краюшка — пополам —
неизбежно вписывают драку
в строгий контур плаца и барака —
вышки, словно рифмы, по углам.

Почти четверть века он дома. Но это другой дом. Почти четверть века он в ссылке…
Так уж повелось, что лучшие одесские поэты жили вне Одессы. Багрицкий. Кирсанов. Алигер. Инбер… мало? Тогда еще Шенгели. Штейнберг… ладно.

А из теперешних Ярошевский. Гланц наверное.

Так что судьба Юрия Михайлика, у которого сегодня день рождения, вполне обычна.
Хотя… По-моему, он до сих пор точно не знает, зачем уехал. Но уехал и не вернется.

Когда б ты мог родиться заново
на сколько там осталось дней…
И море пред тобой — Тасманово,
и город за спиной — Сидней.
И неба дымчатая патина,
случайная в твоей судьбе,
и нет земли доброжелательней
и снисходительней к тебе.
Когда б ты мог в иной гармонии,
в ином краю, в чужом раю,
коротким поводком истории
удерживая жизнь свою,
весенним утром — здешней осенью —
завидя парус за окном,
не приставать к нему с расспросами —
что кинул он в краю родном.

А может и знает. Может, те причины, которые выдвинул перед отъездом, истины?

Ах, как сладко выбирать —
где придется умирать.
То ли там, от ностальгии —
задыхаясь и дрожа.
То ль от здешней хирургии —
от кастета и ножа.
На излете глупой жизни
этот выбор всё трудней:
там — от нежности к отчизне,
здесь — от ненависти к ней.

Ладно. Жаль, конечно, что это дурацкое слово «никогда» так часто и крепко вклинивается в нашу жизнь. Обижает ее.

Мое знакомство с Юрием Михайликом началось — страшно вспомнить — в 1965 году. Тогда он принял — и напечатал! — в газете «Комсомольская искра» — несколько моих стишей. И пошло-поехало. Литстудии…

Мы все его периодически бранили — авторитарен. Ядовит. Давит. Высмеивает…

И все ему обязаны. Научил. Подсказал. Привел в чувство. Устроил на работу. Подарил пишущую машинку…

Я почти не писал в период его литстудий. Не умею писать под малейшим гнетом. Лидировали тогда «всепогодники» Херсонский, Каневский, Вайн. И кто похуже Малеев. Бейдерман…

Но полученное от Михайлика тогда никуда не делось. Свободен. Пишу сейчас. Вроде получается…

Последнюю книжку Юрия Михайлика отмечали в клубе одесситов давно — в 2012 году. Он мало пишет. Жаль… а может это правильно.

Сегодня у Юры Михайлика день рождения.
Счастья ему. Здоровья. Долголетия.
Хотел написать — … и не забывать…
Но не стоит. Он и так не забудет…

Вот смотрите. Стихотворение, которое приведу ниже, написано не позже 1992 года. Каково предвидение?

Вот и разжались железные когти дракона,
смолкло шипение, адское пламя погасло.
Вот и обрушились крепости Иерихона —
как и записано было — от трубного гласа.
И на руинах, где мертвые сраму не имут,
пляшут живые, все бешеней, все бесшабашней.
Зубы дракона втопчи в эту почву и климат —
сами собою воздвигнутся стены и башни.
Брат, не изведавший ни мятежа, ни побега,
дымное празднество ноздри твои раздувает.
Как ни приплясывай, это не наша победа,
слава те, господи, наших побед не бывает.
Ближе к рассвету пойдет ликованье на убыль,
встанут посты, повинуясь коротким приказам.
Кто-то поднимет из пепла пылающий уголь,
и поведет по толпе немигающим глазом.
9005

Комментировать: