Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +2
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Разврат» от «Ксанаду»

Понедельник, 26 августа 2013, 18:40

Анастасия Гаврилюк

Юг, 04.07.2013

На заработках за рубежом находятся постоянно как минимум восемь миллионов украинцев. И по данным международной общественной организации «Четвертая волна», сейчас, в пиковый сезон (май-октябрь), их количество перевалило за двенадцать миллионов. Как утверждают эксперты, самый большой миграционный трудовой поток среди постсоветских стран формируется именно в Украине.

Причин тому несколько. Первая — большая безработица вследствие масштабного закрытия различных предприятий и организаций. Вторая — невозможность получения адекватной зарплаты. Паши хоть двадцать четыре часа в сутки, а на руки — с гулькин нос. Третья — фактическое отсутствие социальной защиты и обеспечения. Иными словами, проблемы с полноценным питанием и покупкой одежды, оплатой услуг ЖКХ, образования и просто отсутствие перспективы толкнуло множество украинцев в объятия заморских работодателей.

А те, стоит отметить, этому только рады. Они, помимо прочих плюсов, полученных от пришествия наших граждан на свою территорию, по достоинству оценили умение украинцев быстро ассимилироваться. То есть относительно легко усваивать иностранные языки, образ жизни и культурные ценности страны пребывания. Так вышло, что одной из держав, ставшей местом, где можно прилично трудоустроиться, оказалась Турция. И речь не о «синдроме Наташ» (проституция здесь ни при чем), а о вполне приличной работе. Скажем, в отелях, где спрос на персонал из Украины возник с прибытием первых русскоговорящих туристов.

Пример тому — пятизвездочный «Ксанаду» («Xanadu») в провинции Белек, на побережье Средиземного моря. Отметим, он функционирует по системе «высший класс, все включено». Постояльцы четырехсот двадцати номеров разных категорий, расположенных в четырехэтажном корпусе, двенадцати двухэтажных бунгало и двух двухэтажных виллах, люди весьма состоятельные. Это преимущественно граждане Германии и России, которые выкладывают за десятидневный отдых не одну тысячу долларов с носа. Требования к сервису соответственные, что прекрасно осознают владельцы «Ксанаду».

Три пресноводных бассейна содержатся в идеальной чистоте, пляжные полотенца не иссякают, а мини-бар в отельном номере всегда наполнен прохладительными и спиртными напитками. Не позволит соскучиться игра в теннис, гольф, баскетбол, волейбол, стрельба из лука, аэробика и джакузи. Можно посетить спа-центр, упиться в одном из многочисленных баров, оттянуться на дискотеке или насладиться увлекательным шоу.

Последнее заслуживает отдельного внимания. Профессионализм танцоров, постановка, костюмы — все на высочайшем уровне. Аналогично и организация всего досуга отдыхающих. Это заслуга Селды Мутлу, ответственной за анимацию в «Ксанаду» и набор сотрудников, в числе которых и украинцы. Например, Володя Харичко. После окончания Николаевского политехнического института он, новоиспеченный специалист по компьютерным системам и сетям, избрал другую карьеру.

— Я с шести лет занимался бальными танцами, в двенадцать стал кандидатом в мастера спорта, были титулы, награды, но даже представить не мог, что это будет меня кормить, — говорит Владимир. — В Турцию уехал буквально через два дня после защиты институтского диплома. Позвал Алексей — товарищ, с которым вместе занимались танцами. Отправил фото, составил резюме, Леша здесь протежировал. И почти сразу позвонили: «Собирайте вещи». Быстро все завертелось. Тогда, в 2006-м, отправлялся на одно лето — просто немного подзаработать, но возвращаюсь сюда снова и снова. И признаться, домой особо не тянет. Сильно напрягает контраст. Ведь в Николаев приезжаю зимой, когда там серо, сыро. Сразу хочется обратно — к нашим ребятам, на сцену, к солнцу…

Дома Володя находится не дольше одного месяца в году. С друзьями встречается все реже. Остались лишь самые старые — с детства. Зато приобрел много новых приятелей — все упрощают социальные сети. В турецком общежитии он на общественных началах исполняет обязанности системного администратора.

— Ответственный за вай-фай, — смеется он. — В свободное от работы время часто зависаю в Интернете, общаюсь по скайпу с родителями. Скоро обязательно приглашу их в гости…

ШВЕЯ ПО ПРОЗВИЩУ «КИСА»

Черноглазую брюнетку из Симферополя друзья и коллеги называют Киса, что Татьяна воспринимает совершенно спокойно.

— Это производное от моей фамилии — Кишишева, — улыбается она. — Впервые приехала в Турцию в 1997-м — пригласила поработать знакомая. Я по профессии швея, окончила швейное училище в Симферополе. Вот и позвали шить костюмы для анимационной труппы в отель «Литония». Кроме меня, в труппе еще пять Тань, а зовут всех исключительно по имени. Вот тогда Киса и приклеилась. Ведь обращаются друг к другу по имени — недолго и запутаться (смеется).

Уезжая в Турцию шестнадцать лет назад, думала: поработав один сезон — восемь месяцев, вернется в родной Крым. Папа давно умер, но дома оставалась мама. Однако после первого сезона пригласили на второй, третий, четвертый…

— Теперь я здесь проросла корнями, — делится Киса. — Наладилась личная жизнь — третий раз вышла замуж, мой супруг из местных, инженер-строитель. Мы познакомились в «Литонии», где вместе работали. Завели английских бульдогов (смеется).

— Татьяна, за кого здесь чаще выходят замуж украинские девушки — за турок или за наших?

— Экзотика всегда притягивает. Женщина в силу проблем с иностранным языком говорит мало — это тоже плюс (смеется). Например, муж шутит, мол, я его обманула: где у его русской жены длинные ноги, голубые глаза и светлые волосы. И главное — имя Наташа! Ведь в свое время здесь всех русскоговорящих женщин называли Наташами, а Наташ — как угодно, только не по имени.

— Свободно общаетесь на турецком языке?

— Сейчас да. Но начинала учить турецкий в «Литонии», которая еще только обустраивалась. Там нужно было организовать театр, для чего дали мне бригаду — человек пять строителей. Они, как выяснилось позднее, приехали с востока Турции, где говорят на курдско-арабском суржике. Именно от этих ребят перенимала первые «турецкие» слова, понятия не имея, что усваиваю нечто иное. Вот так и выучила. Хожу в офис, а там сидят гады, которых мои знания безумно веселят. Скажу им что-то, они смеются. «Что-то не так?» — спрашиваю. «Все нормально», — отвечают.

— Как объяснялись со своей бригадой?

— Все происходило чудесно — я не понимала их, они, естественно, меня. Но отношения складывались замечательно: здоровались, улыбались. Помнится, попросила приспособить мне кронштейны, чтобы вешать платья. Разметку на стенах сделала, пояснила, что нужна прочная трубочка, без провисов. Они — мне: «Сделаем, абла» (абла — на турецком «старшая сестра»). Проходит немного времени. Зовут. Вижу ярко-желтую огромного диаметра трубу — такие используют в качестве газопроводов. Машу руками: «Не подходит!». Тогда их бригадир — очень крупный мужчина — хватается за нее руками и поджимает ноги. Мол, смотри — прочно. Я снова: «Не подходит!». И тут остальные рабочие подвешиваются: «Абла, смотри, надежно!». Висят, как фрукты, глаза удивленные, мол, чем недовольна (смеется). Они просто не поняли, что такое вешалка. Уяснили только одно — «прочно». Вешалку, конечно, потом переделали, но эта милая история оставила приятные воспоминания.

— В Симферополе часто бываете?

— Зачем? Мама умерла несколько лет назад после тяжелой болезни, братья разъехались. Сейчас в «Ксанаду» работаю по одиннадцать с половиной месяцев в году — официальный отпуск примерно двадцать дней. Если соскучусь по Крыму, сяду на самолет и через пару часов дома. Ностальгия-то у нас в голове, она связана с определенными моментами и ситуациями.

Мне очень нравится здесь работать. Хороший коллектив. И главное — дают возможность развиваться. Прислушиваются к моему мнению, не жалеют денег на покупку рекомендуемых мной тканей.

— Какие специальности здесь наиболее востребованы?

— В первую очередь, хореографы, музыканты. Я шью. Иногда, когда нужна звезда, выхожу на сцену (смеется).

— По вашему мнению, почему турки приглашают на работу украинцев?

— Причин несколько, но основная — русскоговорящий отдыхающий контингент, численность которого из года в год растет. Раньше нас воспринимали попросту как более дешевую рабочую силу. Потом разобрались — мы беремся за любую работу. Пусть образование наше не всегда достаточно глубокое, зато многое умеем. И станцуем, и споем, и сошьем.

Но не во всей Турции с трудоустройством одинаково. Белек — достаточно богатая провинция. Все равно, что сопоставить Ялту со всем Крымом или Москву — с Россией. В Турции, как и везде, есть не умеющие читать и есть элита — культурные и образованные люди, некоторые из них не могут найти работу. Меня как-то спросили: «В Турции разве есть инженеры?». Странный стереотип. Мол, здесь сплошные торговцы на базаре. Ляпаем языком, сами не понимая, что…

— Вы советуете своим друзьям повторить вашу судьбу — все бросить и приехать в эту страну?

— Сейчас все становится более глобальным и в то же время простым. Так, когда мы только начинали осваивать турецкую территорию, «мобилок» не было. С родными связь держали только по стационарному телефону, а это стоило недешево. Удавалось позвонить раза два в неделю. Сейчас ребята по скайпу решают любые бытовые проблемы: «Мама, там в верхнем ящике стола мою заколочку посмотри…».

В 1997-м в Украине зарплаты были сорок-пятьдесят долларов в месяц, а здесь — триста. Сейчас — около тысячи, а цены в Симферополе, значительно выше турецких. Лет восемь назад я на тысячу долларов дома могла сделать ремонт плюс купить хорошую бытовую технику. А нынче…

ОТ АНИМАТОРА — ДО НАЧАЛЬНИКА ДЕПАРТАМЕНТА

Уроженец Новой Каховки Херсонской области Иван Шаповалов приехал в Турцию двенадцать лет назад в качестве костюмера. Пригласила его хореограф, решившая сколотить свою труппу.

— Не согласиться было глупо — лихой 1999-й выбора практически не оставил, — вспоминает собеседник. — Тогда в Турции гостиничный бизнес только развивался, и укомплектованной труппе устроиться было значительно проще. Мне поездка принесла массу положительных эмоций. Первый выезд за границу! Все новое. Пятизвездочный отель, море, женский пол (смеется). У меня, девятнадцатилетнего, голова кругом пошла. Папа и мама остались дома — они с самого детства прививали мне самостоятельность.

Начинал под опекой Кисы — шили костюмы для шоу в «Литонии». Затем нас перевели в другое место. Потом переквалифицировался. Был массовиком-затейником — развлекал гостей, позднее — шефом пляжа.

Настоящая страсть к сцене появилась уже в «Ксанаду», где меня, по существу, выпихнули на сцену. Пригодились детские увлечения — занятия музыкой и танцами. Оказалось, шоу — мое призвание. О шитье костюмов забыл…

— Мальчик был совсем молодой, костюмы шить ему, безусловно, неинтересно, — смеется Татьяна. — Девочки звонили: «А Ваню можно?». Как тут усидишь в костюмерной?! На улице — солнце, море, движение. В швейное училище он попал явно по ошибке, а сейчас — призвание. Иван — хороший администратор и танцор.

Сегодня Шаповалов — начальник департамента анимации другого отеля сети «Ксанаду» в провинции Бодрум. Там, правда, сезон короче — до октября. Получается полных семь месяцев. Зато в зимний период он работает на востоке Турции, где функционирует третий «Ксанаду».

— Свободное время — один выходной в неделю, — рассказывает Иван. — Мой досуг — жена и маленькая дочка София. Супруга тоже из Украины. В Турции начинала массовиком-затейником, нынче хореограф. Ее карьера, так же, как и моя, состоялась с легкой руки Селды.

На вопрос: «В чем отличие работы в «Ксанаду»?» — он ответил: «Чувствуешь себя человеком. Тебе доверяют, не унижают, уважают. В других отелях такое, увы, случалось».

— Мы здесь работаем абсолютно официально, соответственно, платим все налоги, — добавляет Татьяна. — Я, например, могла бы найти другую работу с более высокой зарплатой. Но здесь мне комфортно и интересно. Реализуюсь, профессионально расту. Тружусь в команде единомышленников. А когда чувствуешь эмоциональный подъем, выкладываешься. Как следствие, появляется дополнительный стимул: тебя приглашают на следующий сезон, каждый год получаем прибавку к заработной плате.

По словам Татьяны Кишишевой, в Турции существуют отели, где интим персонала с туристами приветствуется. В «Ксанаду» все по-другому: переночуешь в гостевом номере — на следующий день увольнение. Единственный бонус — обратный билет на самолет.

— В свое время, когда я только собиралась в Турцию, моя мама была в ужасе, — продолжает крымчанка. — Мол, у меня отберут паспорт, продадут в публичный дом и так далее. За прожитые здесь годы видела очень много проституток, но ни одна из них не занималась этим по принуждению. Ни у одной из них никто не отбирал паспорт, не удерживал силой. Приходилось с нашими проститутками лететь одним самолетом. Как правило, классно одетые, они смотрят на нас с сожалением. Мол, шуты едут… Не исключаю, что мне просто повезло. Хореограф, которая в 1997-м везла нас сюда, заявила: «Кто слабоват, оставайтесь в Украине. Мне нужна не подмоченная репутация, а работа».

Зачастую русскоязычные «распальцованные» туристы вели себя куда непристойнее местных: «Какой анимейшин, девуля! Иди сюда!». Случалось, чтобы уберечь от назойливых ухаживаний отдыхающих, нас отводили в общежитие «под конвоем» мальчишек из труппы.

— Турция — отличная школа выживания, — признается Иван. — Здесь я научился коммуникабельности, профессии, языкам. Только приехав сюда, выучил английский и турецкий.

— Из-за языка часто случались казусы, связанные, в основном, с идиоматическими выражениями, — делится Киса. — Дело в том, что, когда русскоговорящих отдыхающих нет, переходим на ненормативную лексику. Ее, безусловно, быстро перенимают все работающие с нами иностранные граждане. Например, профессиональный аниматор Самбо из Франции как-то спросил: «Что такое х…во?». Мы ему: «Ну, это означает «классно». И вот он, красивый темнокожий, искупавшись в море, стал под солнечными лучами, поднял руки к небу и как заорет на все побережье: «Х…во!!!» (смеется). Отличился и местный бойфренд одной нашей девочки. К ней приехала мать. «Мамочка, я тоже знаю по-русски», — заявил будущий зять и… выложил весь список.

Всего в составе анимационной труппы «Ксанаду» — двадцать два украинца. В их числе и профессионал с высшим профильным образованием из Тернопольской области. Андрюша Пидгорняк окончил Ровенский гуманитарный университет по кафедре хореографии. На родине устроиться не смог, зато нашел себя здесь. Он приехал всего три года назад, но уже исполняет главные роли — Шрека, Зорро...

Отметим, труд анимационной труппы отнюдь не сахар. У танцевального коллектива «Ксанаду» на каждое шоу приходится одиннадцать-двенадцать номеров.

Он поставил мюзиклы «Красавица и чудовище», «Русалочка», «Фантом», «Шрек», «Король Лев».

— Мы каждый год один спектакль снимаем, заменяя на новый, — говорит Таня. — Когда готовим постановку, репетиции трижды в день, потом — один раз по полтора-два часа.

Работа нелегкая, но очень интересная. Правда, случается, люди приезжают и буквально через несколько дней — обратно домой. Одни не выдерживают, другие просто не представляют, что это за труд. Например, в прошлом году у нас работали три человека из Одессы — девушка и двое парней. Девчонка уехала почти сразу — не сложилось, а мальчишки доработали до конца. В этом году они устроились в Анталье.

КУХНЯ БИНАЛИ

Мы, люди постсоветского пространства, привыкли: человек живет там, где прописан (зарегистрирован). В Турции — по-другому. Живут, где сегодня есть работа. Например, Татьяна Кишишева с супругом арендуют квартиру — выбирали так, чтобы было недалеко от «Ксанаду». Другие украинские аниматоры — в общежитии, что в десяти минутах езды.

— Но речь не о мрачном сером пристанище с отхожим местом в конце узкого коридора, — рассказывает Таня. — Это, по сути, гостиница для персонала. Представляет собой четыре большие двухэтажные виллы. Двухместные комнаты, естественно, с удобствами, балконом, телевизором, Интернетом. Там, к слову, живут и местные. Ведь и в самой Турции с работой не везде одинаково. Вот и приезжают в тот же Белек из других провинций, чтобы трудоустроиться хотя бы на сезон. Например, официантами. Выносливость последних поражает. Они практически круглосуточно снуют с подносами и блокнотиками, стремясь угодить каждому гостю. Пытаются не терять улыбку, смахивают использованную скатерть, чтобы молниеносно застелить чистую.

Как уже говорилось, отель предоставляет питание по системе «высший класс, все включено». Так, в основном ресторане «Ipek Yolu» («Шелковый путь») — шведский стол. Завтрак — 7.00—11.00, поздний завтрак — 11.00—12.00, обед — 12.30—15.00, ужин — 19.00—22.00. Но девушки и юноши в черно-белой униформе всегда рядом. В любое время подольют воду, чай, кофе, спирт-ное на выбор.

Аналогично круглосуточное обслуживание в барах — в главном корпусе, на пляже, у бассейнов. Напитки, закуски, десерты — ешь, пей, сколько хочешь. Не зря говорят: национальная особенность турков — досыта накормить гостя. Эта традиция в полной мере отразилась в кухне «Ксанаду».

— Каждое меню рассчитано на четырнадцать дней, — рассказывает шеф-повар отеля Бинали Сиваслиоглу. — Предусмотрены тематические вечера. На завтрак готовим порядка шестнадцати горячих блюд (разные омлеты и лепешки — не в счет), на обед — минимум восемнадцать, обязательно — рыба, на ужин — двадцать четыре. Помимо прочего, холодные блюда, салаты. Сюда не входят закуски в турецком стиле, зелень, нарезки из мяса, сыра, рыбы.

Дополнительно каждый вечер — разные вкусности на гриле. Естественно, принимаются пожелания гостей. Потому, хотя на столе преобладают турецкие блюда, готовим также русские, азербайджанские, армянские и т.д. Например, вареники с вишней, красная рыба, пирожки, дранники, пельмени, плов. Даже борщ и голубцы — сами турки капусту не любят, но для гостей готовят.

Все турецкие изыски в «Ксанаду» создаются по персональному рецепту Бинали. Его рабочий день начинается в девять утра, а заканчивается после 22.00. Импозантный шеф-повар все держит под контролем, вплоть до момента поглощения пищи, для чего частенько появляется в зале главного ресторана. При этом туристы, увлеченные (порой — чрезмерно) кулинарным изобилием, попросту не замечают виртуоза в белом колпаке. «В люди» его гонит отнюдь не праздное любопытство — Бинали изучает вкусы иностранцев, наблюдает, какие блюда пользуются наибольшей популярностью. Перед каждым сезоном он корпит над расчетами — нехватка того или иного продукта недопустима. Голодный турист — трагедия. Поэтому шеф-повар составляет специальную программу, по которой выводит средний показатель: чего и сколько употребляет один человек. Например, мяса, по его расчетам, на каждого необходимо около 640 граммов в день.

Непросто приходится и ресторанным служащим, убирающим со столов грязную посуду. Многие отдыхающие, наполняя емкости для трапезы, «немного» перебарщивают. Результат — пирамиды объедков и остатков, которые расторопная обслуга мгновенно отправляет на утилизацию. Только на кухне основного ресторана колдуют шестьдесят два специалиста — турки, азербайджанцы, туркмены. Случается, в состав «сборной» господина Сиваслиоглу попадают россияне. Уборкой же занимаются всего двадцать семь человек.

Те, кому наскучило «однообразие» «Шелкового пути», могут бесплатно поужинать в других ресторанах «Ксанаду» — французском, итальянском, мексиканском или китайском. Шеф (и единственный сотрудник) последнего — родом из Китая, потому национальные изыски — строго по традиционной кухне. Юпинг Динг приезжает на сезон, зимой отправляется в Китай — к семье. Он работает в Турции тринадцать лет, но язык так и не освоил, что, впрочем, не мешает ему создавать в одиночку шестнадцать вкусных блюд.

И «ОБНАГЛЕВШИЕ» БЕЛОЧКИ

В общей сложности, в «Ксанаду» работают полтысячи сотрудников. Каждый при подписании контракта должен подтвердить (или отказаться), что согласен на дополнительные оплачиваемые часы работы. То есть сверхурочно — после восьмичасовой смены (рабочий день разбит на три смены: «а», «в», «с»). Подавляющее большинство соглашаются. Помимо материального вознаграждения, к этому стимулирует транспортный сервис. Как пояснили сотрудники отеля, в «Ксанаду» девять комфортабельных автобусов, которые в назначенное время бесплатно (!) доставляют сотрудников на работу и домой. Путь от общежития до отеля занимает около десяти минут.

К слову, в отеле находится один из самых больших конференц-залов Белека «Кубилай Хан» — в тысячу сто двадцать пять квадратных метров. Здесь без труда размещается полторы тысячи человек. Площадь всего отеля — сто тридцать пять тысяч квадратов, из которых семьдесят тысяч — зеленая зона.

— Это отличительная черта «Ксанаду», — уверена шеф отдела садоводства Фатмагул Орс. — На территории десятки тысяч растений, только сосен более тысячи. Они наша особая гордость. Все деревья пронумерованы. За порчу либо исчезновение даже одного, согласно законодательству, предусмотрено наказание вплоть до шестимесячного лишения свободы. Мы уделяем экологии большое внимание: бережем растения, всячески ухаживаем за ними, отслеживаем новые тенденции.

Впечатления от красоты отеля — строений, сада и его обитателей (местные белочки настолько обнаглели, что свободно позируют перед объективом) — описать непросто. Одним словом, рай на земле. Как метко подметил один из отдыхающих, пребывание здесь «просто развращает». В хорошем смысле слова, естественно…

Что добавить? Разве то, что подобное трепетное отношение к природным богатствам в нашей стране не наблюдается. Не говоря уже об условиях для людей, создающих такую красоту. И тех, кто обслуживает источники дохода — туристов. То есть для персонала. Нет и свободно мыслящей анимации — людей, полных идей и вдохновения, никто не поощряет.

Возможно, потому украинцы, в том числе студенты, приехавшие в далекую Турцию на сезонную подработку, возвращаются туда, чтобы остаться. Понятно, касается это не ленивых. И таких немало. По данным «Четвертой волны», девяносто пять процентов наших граждан, выехавших на заработки за рубеж, навсегда потеряны для Украины.
4934

Комментировать: