Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +1
ночью -2 ... -1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Разоблачение по Быстрому

Воскресенье, 7 октября 2007, 08:18

Максим Малынов

Час пик, 30.09.2007

Усилия «Час пик» были не напрасны

С 20 по 23 сентября состоялся первый международный Дунайский медиа-форум, инициированный государственным предприятием «Дельта-лоцман», представителями научных кругов и СМИ.

Без ложной скромности заметим, что необходимость проведения такого форума, в частности, была вызвана и позицией газеты «Час пик», которая, начиная с 2005 года, последовательно и аргументировано разоблачала подлинные антиукраинские мотивы противников строительства канала «Дунай-Черное море».

Теперь это стало еще более очевидным достоянием общественности и СМИ. На борту катамарана «Крымская стрела» собрались более сотни журналистов и столько же других участников — экологов, ученых, представителей дипломатических миссий, предприятий морехозяйственного комплекса из России, Украины, Польши, Молдовы, Китая, Венгрии и Азербайджана. Для участия в форуме были приглашены также и румынские эксперты, однако приглашение было ими проигнорировано.

Впрочем, не только ими. Побоялись прибыть на форум и некоторые наши ученые, известные в прошлом тем, насколько энергично они распространяли ложь о вреде строительства и эксплуатации канала «Дунай-Черное море».

«Мы ни в коем случае не пытаемся навязать вам свое мнение. Мы хотим лишь показать, что представляет собой судоходный канал по гирлу Быстрое, чтобы журналисты составили свое мнение и донесли его до общественности».

В. Бездольный,

Генеральный директор ГП «Дельта-Лоцман»

Борьба против строительства канала через гирло Быстрое, которое по короткой прямой соединяет Черное море и Дунай, продолжается фактически семь лет. Восстановив свой глубоководный судовой ход, Украина сможет серьезно потеснить Румынию, которая все еще остается монополистом, обладая тремя действующими каналами в устье Дуная и обслуживая грузопотоки между Европой и Азией.

Украинский ГСХ по гирлу Быстрое состоит из трех участков. Первый — природный речной, на котором ширина и глубины соответствуют требованиям судоходства. Другой — тоже речной, на котором находятся несколько перекатов. И, наконец, морская часть гирла, на которой, собственно, и строится подходной канал. Таким образом, наш ГСХ по Быстрому, по сути, является естественным. В отличие от румынского Сулинского канала, который создан искусственно и не является естественной средой по всей длине — на протяжении 80 километров.

Однако таких, совершенно очевидных фактов, ни наша, ни международная экологическая общественность почему-то в упор не видела. Сразу после начала работ на гирле Быстрое, оно оказалось в центре международного скандала. На Дунай съехались международные эксперты, экологи и чиновники. Все понимали, что возобновление судоходства по украинской части дельты в корне изменит все дунайские приоритеты. Румыния лишится монополии, а украинцы будут обслуживать значительную часть судов, которые до этого пользовались именно румынскими каналами. К слову, только суда Дунайского пароходства ежегодно платили румынам около миллиона долларов за прохождение по их каналам.

Как открыли — так и закрыли

Основное обвинение, которое сразу же предъявили Украине, — злоупотребление экологическими нормами: якобы движение по гирлу пагубно отразится на экосистеме плавней. О том, что с румынской стороны функционируют три такие канала и строится четвертый, никто не вспоминал.

Несмотря на протесты Румынии и всевозможные международные препятствия, суда все же пошли по гирлу Быстрое, оживилась работа портов, судоремонтного завода.

Бизнес-план судопроходов уже на второй месяц работы канала превысил плановые показатели на 64 процента, а затем на 280 процентов! Пусть читатель простит за тавтологию, но с первых же дней работы Быстрое быстро обогнало действующего конкурента, румынский Сулинский морской ход: в Быстром — 133 судопрохода, в Сулине — 110.

Прямые финансовые показатели (канальный и лоцманский сборы) намного превысили запланированные показатели по доходам и по перечислениям в местный и государственный бюджеты. Количество вновь созданных в регионе рабочих мест, связанных с работами по возобновлению судоходства и эксплуатации ГСХ, приблизилось к тысяче.

У жителей Придунавья появилась надежда на постоянную работу в сфере транспорта, ведь здесь почти нет других крупных предприятий. Надо сказать, что за последние десять лет уровень безработицы в этом регионе достиг рекордных отметок. По словам мэра Вилково Виктора Поздняка, сегодня в его городе работает одна база флота со штатом в пятьсот человек. Все остальные жители занимаются преимущественно мелкой торговлей и заготовкой камыша, отправляемого за границу.

Выступивший на форуме доктор географических наук, заведующий кафедрой физической географии и природопользования ОНУ им. Мечникова, профессор Юрий Шуйский привел простой пример: в 1990 году на Килийском судостроительно-судоремонтном заводе работало около 700 человек, а в 2005 — в десять раз меньше. Потеряв работу, высококвалифицированные специалисты отправились на заработки в Польшу, Финляндию и ту же Румынию. Вернуть их обратно сегодня можно лишь создав рабочие места и достойные условия.

Через когда-то мощный порт Килия в былые времена ежегодно проходило около 700 тысяч тонн грузов — за последние годы этот показатель снизился более чем в 14 раз. Долги предприятия перед бюджетом и по заработной плате постоянно росли, об отчислениях на социальную сферу и говорить не приходится.

Положение на производстве отразилось на всех уровнях жизни: в частности, смертность в регионе в два раза превысила рождаемость, а смертность детей до двух лет в три раза превысила среднюю по Украине! В связи с этим ООН определила положение в украинском Придунавье как гуманитарную катастрофу.

Такое впечатление, что именно в этой катастрофе больше всего было заинтересовано правительство Тимошенко. Чем иначе объяснить тот факт, что как только Юлия Владимировна пришла к власти, работа канала и продолжение его строительства, были остановлены.

— Если быть предельно кратким, то можно сказать так: есть судоходство — люди живут хорошо, нет судоходства — люди живут плохо. Дело ведь не только в судоходстве как таковом, а в той инфраструктуре, которая на него завязана, — резюмировал профессор Шуйский.

Не удивительно, что в приостановке начавшегося было движения по гирлу Быстрое жители Придунавья видят сдачу интересов собственного государства в пользу соседней страны. На языке юридической логики это вообще-то называется государственной изменой, но у нас это по-прежнему называют политикой.

Между тем, жители наших прибрежных населенных пунктов, которые на расстоянии всего в несколько десятков метров видят, как развивается инфраструктура соседней страны на том берегу, дают четкие оценки власти, точнее ее предательства по отношению к интересам собственного народа.

Перспективы

По прогнозам аналитиков, до 2015 года объемы перевозок по Дунаю увеличатся в два-три раза (по мнению некоторых экспертов — в шесть раз). Ясно, что если заработает украинский канал, это сулит Румынии серьезную потерю дивидендов. Кроме того, страны Центральной и Западной Европы, Ближнего Востока и Черноморско-Азовского бассейна заинтересованы в развитии конкуренции на рынке судоходных перевозок сообщением Дунай — Черное море, так как любая конкуренция приводит к снижению тарифов. В этом смысле, украинский канал уже предпочтительнее румынского, потому что на 40 процентов дешевле

С началом работ на гирле Быстрое каждый шаг строителей стал рассматриваться чуть ли не под микроскопом. «Взволнованные» экологи своими заявлениями давали понять, что ихтио- и орнитофауне Украинского Дунайского биосферного заповедника будет нанесен непоправимый ущерб. Понятно, что наиболее рьяно эту точку зрения отстаивала именно Румыния, которая начала требовать от Киева согласования возведения гидротехнических сооружений на территории Дунайской дельты и проведения экологической экспертизы. Такие вот двойные стандарты у наших соседей: через Румынский Дунайский биосферный заповедник проходит искусственный канал протяженностью 80 километров, кроме того, проводятся капитальные работы по выпрямлению и расширению Георгиевского гирла с целью создания еще одного искусственного канала, длина которого будет составлять порядка 90 километров. А Украина, по настойчивому убеждению румын и некоторых отечественных «экспертов», не должна создавать на своей территории канала длиной всего 3,5 километра, который, к тому же, проходит практически в море и не затрагивает заповедник.

Летом 2007 года глава МИД Румынии Адриан Чорояну заявил, что решать проблему Нижнего Дуная необходимо в процессе двусторонних переговоров Бухареста и Киева, при этом одновременно лоббировать этот вопрос перед Европейским союзом. А, учитывая, что дельта является неотъемлемой частью европейского континента, это дает возможность официальным лицам ЕС на законных основаниях вмешаться в борьбу Румынии против нашего канала. То есть, фактически соседи открыто говорят, о том, что интересы их государства носят сугубо экономический характер и экология здесь не причем.

Еще большая истерия нагнеталась в румынской прессе.

На форуме была официально процитирована выдержка из статьи популярного румынского журнала: «Поскольку все дипломатические и экологические усилия Румынии и европейского сообщества убедить Украину прекратить строительство судоходного канала были проигнорированы, Румыния начинает рассматривать альтернативный вариант — построить новый канал на своей территории. Причем сделано это будет таким образом, что новый канал поглотит большую часть воды Килийского гирла, в результате чего украинский канал по Быстрому станет непригодным для судоходства в связи со снижением уровня воды. Это и есть единственный ответ на действия украинцев. В дальнейшем, если украинская сторона все же остановит расчистку своего канала, то новый румынский канал можно будет закрыть».

Возникает вопрос: почему, строя на своей территории аналогичные каналы, Румыния не спрашивала разрешения у Украины? И это при том, что ее каналы существенно изменили русло Дуная и перераспределили сток воды в пользу румынской части дельты?

В мае нынешнего года румынская газета «Котидианул» писала, что их страна могла бы занять более жесткую позицию в отношении украинского ГСХ. Ссылаясь на источники в румынских официальных кругах, издание утверждает, что Украине для обеспечения в полном объеме технических условий для судоходства по Быстрому необходимо будет провести определенные работы в Килийском гирле. В этих условиях у Румынии может появиться, как отмечает газета, обоснованный повод для постановки вопроса еще в одном ракурсе: якобы «проблема Быстрого является не только экологической, но и ... территориальной. А международное право в данном случае предусматривает более серьезные действия, чем в вопросах экологии».

Все это не оставляет сомнений в том, что позиция Румынии имеет не экологический, а экономический и политический подтекст. И это не удивительно — ведь по подсчетам экспертов открытие украинского канала болезненно отразится, прежде всего, на румынской экономике, так как Украина примет на себя около 60 процентов судового потока, который до сих пор безраздельно принадлежал Румынии.

Кстати, это случится и потому, что судоходные каналы нашего соседа по целому ряду статей уступают украинскому. Прежде всего, это касается стоимости прохода судов (в Румынии на 40 процентов выше, чем в Украине). Такие цены обусловлены высокой стоимостью сложных гидротехнических сооружений, которые возводят румыны при создании своих каналов. Кроме того, по нашему каналу суда могут ходить в обоих направлениях в любое время суток, так как по всей трассе установлены сложные системы навигации и безопасности мореплавания. По этим и другим причинам Румыния хорошо понимает, что ее монополия в дельте Дуная постепенно приходит к концу.

Об отношении румынской стороны к Дунаю как к своей безоговорочной, монопольной собственности свидетельствует и сооружение в начале 90-х годов прошлого столетия так называемой струенаправляющей дамбы в районе мыса Измаильский Чатал. Дамба искусственно создает перераспределение водотока в месте разделения Дуная на Тульчинское и Килийское гирла, увеличивая водоток в Тульчинское гирло. Сделано это было для того, чтобы обеспечить водой гирло и строящийся Георгиевский канал, поскольку изначально эти два дунайских рукава недостаточно полноводны для безопасного прохождения морских судов. Такое перераспределение приводит к искусственной деградации Килийской дельты. Помимо всего прочего, это послужило и причиной существенного обмеления вилковских каналов. Ведь если раньше многие из них могли принимать не только лодки, но и небольшие катера, то сегодня каналы «украинской Венеции» можно перепрыгнуть как лужу.

Правда на нашей стороне

По словам директора исследовательского центра «Ноосфера» Николая Берлинского, специалистами в разное время были разработаны девять различных проектов создания судоходного канала. Выступая на форуме, Николай Анатольевич подробно описал все плюсы и минусы каждого варианта. По его твердому убеждению, более оптимального варианта, чем гирло Быстрое, на сегодняшний день еще не придумали. Более того, некоторые из предлагавшихся вариантов были бы совершенно губительны для дунайской дельты, и могли постепенно привести к необратимым катастрофическим последствиям. А судоходный канал по гирлу Быстрое располагается на одинаковом удалении от строго охраняемых заповедных зон, благодаря чему вмешательства в природную среду заповедника не произойдет. Ученый также отметил, что природные глубины гирла, составляющие от 12 до14 метров, являются более чем достаточными для морских судов, что является огромным преимуществом данного варианта перед другими.

Берлинский также опроверг наличие неудобства для судов, связанное якобы с тем, что пересечение гирла Быстрое и Старостамбульское образует практически прямой угол.

— Еще в 2004 году под моим руководством, — рассказал он, — были проведены работы по срезу части породы и вывозу ее на морскую свалку грунта, находящуюся в восьми километрах от дельты. Поэтому навигаторы, работающие сегодня в компании «Дельта- лоцман» констатируют, что опасности для прохождения судов на этом участке более не существует.

Непонятна в этом контексте позиция директора Дунайского биосферного заповедника Александра Волошкевича, который в свое время очень активно включился в работу по расчистке канала. Считая его наиболее рациональным путем до моря с экологической и гидрологической точек зрения, директор заповедника вдруг, в течение одного года, «на 180 градусов» изменил свое мнение. А «экологическая политика» руководства заповедника начала сосредотачиваться почему-то на совершенно ином направлении — коммерческом.

С целью заработать как можно больше денег, Александр Волошкевич дал зеленый свет иностранным фирмам, которые начали массовую вырубку камыша. Реализация этого растения и стала основной деятельностью заповедника. Прибыль от торговли можно оценить хотя бы по тому, что небольшой сноп камыша уходит минимум за один евро. Просчитать прибыль совсем не сложно, однако как обычно, есть и другая сторона медали. Для того чтобы камыш, или как его называют местные жители — «еврик», родил лучше, в конце сезона старые заросли необходимо сжечь, чтобы на их месте через три года выросли новые. Такая «коммерция» превратила плавни в одно большое пожарище, на котором гибнет все живое. Однако об этом работники заповедника почему-то молчат, как не хотят говорить и о том, куда идут деньги от продажи камыша.

Мэр Вилково В. Поздняк отмечает, что за прошлый год от реализации снопов камыша в городской бюджет поступило всего 4,7 тысячи гривень. Однако, по неофициальным подсчетам, из придунайских плавней было вывезено не менее миллиона снопов, значит, речь идет о миллионе евро.

Если вернуться к вопросу об «экологическом вреде строительства по Быстрому», кажется, здесь была поставлена последняя точка. Большинство представителей СМИ просто не имели объективного представления об истинном положении вещей, полагаясь на ложь ответственных академических институтов. Теперь же руководство этих институтов трусливо проигнорировало форум, а его участники, неожиданно для самих себя, получили в руки совершенно другую «козырную карту». Легкой и короткой прогулки по Дунаю вдоль украинской и румынской частей заповедника оказалось достаточно, чтобы увидеть впечатляющую картину.

Когда катамаран медиа-форума проходил по Тульчинскому каналу на территории Румынии, участники мероприятия были шокированы, как много на берегах мусора. Изрядно удивили нас и пластиковые бутылки, мерно покачивавшиеся на дунайских волнах. Ничего подобного в украинской части заповедника мы не наблюдали. Не было по берегам Тульчинского канала и так называемых «птичьих базаров», изобилующих видовым разнообразием, к которым мы уже успели привыкнуть на территории Украины. «О какой же экологии пекутся румыны, если их земли мало чем отличаются от пустыни?» — недоуменно спрашивали журналисты.

Следует отметить, что не все румынские специалисты и ученые, преследуя экономические интересы своей страны, принесли в жертву истину, найти которую как раз и пытались участники форума. По словам Николая Берлинского, на различных этапах подготовки проектов, связанных с гирлом Быстрое, его румынские коллеги принимали активное в них участие и полностью разделяли мнение украинских ученых. Что же касается отсутствия на форуме румынской делегации, то в этом Николай Берлинский усматривает сугубо политический аспект.

В завершение стоит сказать, что экологически безопасным путь по Быстрому признали более двадцати ведущих украинских институтов и многие честные зарубежные эксперты. Поэтому, несмотря на недовольство не вполне информированных и «честных» западных «экологов», а также их опозорившихся украинских «адвокатов», Быстрое свою чистоту уже доказало.
905

Комментировать: