Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +9
днем +7 ... +10
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Разговор с Президентом

Пятница, 1 марта 2013, 19:51

Ольга Хованская

МОНИТОРИНГ СМИ: А БЫЛ ЛИ ДИАЛОГ?

Юг, 28.02.2013

В прошлую пятницу, 22 февраля, президент Виктор Янукович принял участие в телепроекте «Диалог со страной», приуроченном к третьей годовщине его вступления в должность.

Многие украинские журналисты, эксперты сошлись во мнении, что прямой эфир («Диалог со страной» транслировали шесть телеканалов) выглядел постановочным.

В течение четырех часов президент отвечал на заготовленные вопросы из регионов. В.Янукович говорил о пенсиях, газе, о коррупции вообще и плохой оппозиции. Но две темы остались без ответа: что будет с политзаключенными и почему кризис в стране ощущают лишь простые граждане, но не приближенные к президенту олигархи и «семья» — новая ФПГ (финансово-промышленная группа).

Вопрос о Юлии Тимошенко президенту задали, но он, как всегда, остался практически без ответа. А тема друзей и родственников, получивших контроль над государственными финансами и силовыми ведомствами, не обсуждалась вовсе — задать такой вопрос было просто некому, уточняет ЛІГАБізнесІнформ. Набор тем жестко ограничился социальной и бытовой тематикой, с легким привкусом внешней политики. Увенчалось все золотыми куполами Святогорья, за вклад в возрождение которого Януковича благодарили жители Донбасса.

«Это дремучий «совок». Именно эта мысль вертелась в голове все время просмотра четырехчасового эфира программы «Диалог со страной», главным действующим лицом которой был президент Виктор Янукович, — пишут журналисты Сергей Щербина и Сергей Лямец на «Украинской правде». — Это событие обещало быть неординарным хотя бы потому, что руководитель географически европейского государства категорически избегает публичного общения. Фактического самодержца, который сегодня единолично управляет целым государством, оберегают от журналистов, как кощееву смерть.

Наш царь раз в год говорит: «Ну, соберите-ка, что у нас есть хорошего». Собирать особо нечего, поэтому в экран суют «вышки Бойко» и беременных женщин. Собственно, то, что мы с вами имели счастье лицезреть в пятницу.

Та же история с его пресловутой «семьей». Люди, которые сегодня управляют правительством целой страны, молчат, как на допросе. Они ходят в окружении взвода охраны и, в лучшем случае, улыбаются подобно Джоконде. Боярам не о чем говорить с холопами.

Сам же «папа» имеет свойство пропадать неделями. Так было, например, после парламентских выборов. Когда с жестокими драками и слезоточивым газом устанавливались результаты демократического волеизъявления, высший руководитель просто исчез. И с тех пор, по большому счету, не появлялся.

Сажают Луценко и Тимошенко, массово фабрикуют уголовные дела, экономика летит в яму, на наших дорогах впору проводить «Дакар». Президента в Украине нет. Есть некто, из-за кого два раза в день перекрывают половину Киева. За высоким забором этот некто решает, кому отдать миллиарды. Но это все очень далеко от «пипла», то есть народа, который живет на одну зарплату и смотрит телевизор по вечерам. И тут президента пообещали показать народу в честь третьей годовщины его царствования.

На Банковой было принято решение организовать событие в лучших традициях Владимира Путина — многочасовое общение с простыми гражданами посредством прямых включений из регионов и телефонной линии. Вот только Путину еще могут сказать: «Спасибо, Вова». Наши умельцы сделали полностью стерильный и кастрированный эфир.

В студию, где восседал президент, пустили нескольких тележурналистов под началом Савика Шустера. Их задачей было развивать актуальные и животрепещущие вопросы граждан с точек включения в разных регионах страны.

Подозрения, что «царь ненастоящий», закрались еще накануне. Журналисты разных изданий честно пытались узнать, где будут те самые точки включения. Это оказалось тайной за семью печатями. Директор Первого национального телеканала Александр Пантелеймонов в разговоре с «Украинской правдой» утверждал, что локации не раскрываются из драматургических соображений. Мол, чтобы зрителям было интересно смотреть. А в пресс-службе Банковой вообще делали вид, что они «не при делах». Единственное, что сказал директор государственного телевидения, — эфир будет прямым. Также он назвал одно место включения, на которое было позволено прийти посмотреть журналистам: Майдан Незалежности в Киеве. Больше ничего.

Эфир с президентом начался бойко. С включения из селения Городок на Житомирщине. Глава местного совета рассыпался в благодарностях Виктору Федоровичу за счастливое настоящее и задал вопрос о чернобыльских льготах. Янукович с благодарной улыбкой выслушал главу сельсовета и пообещал взять вопрос под личный контроль. Дальше все было более-менее понятно. Шоу было срежиссированно «от и до».

Присутствовавшие журналисты телеканалов Дмитрия Фирташа, Виктора Пинчука, Игоря Коломойского, Рината Ахметова и Петра Порошенко задавали лишь уточняющие вопросы. Для полного иконостаса не хватало Евгения Киселева.

Можем допустить, что журналисты сидели на электрических стульях. И за любой неправильный вопрос или неправильную интонацию им тут же отрубали финансирование.

Так что все исполнили по высшему разряду. Понимающие взгляды, озабоченное выражение лица. Абсолютная терпимость к «фуфлу» в исполнении гаранта. Естественно, никто не крикнул, что «царь ненастоящий».

А в это время на экране наблюдалась удивительная картинка. Словно суслики времен КПСС, где-то на заснеженном дворе столбиками стояли люди навытяжку. Они терпеливо ждали, пока до них дойдет очередь.

Но по сценарию было включение с «вышки Бойко». Напомним, это знаменитая буровая установка, на которой нынешний вице-премьер и бывший министр энергетики Юрий Бойко «отпилил» сто пятьдесят миллионов долларов. При реальной стоимости в двести пятьдесят миллионов долларов заплатили четыреста миллионов. А прибыль вывели… Но, видимо, дело замяли. Потому что Бойко стал вице-премьером, а никакого уголовного дела по буровой установке «Петро Годованець» (так она называется) нет.

В эту пятницу именно с «вышки Бойко» в прямом эфире люди спрашивали якобы о том, что их интересует. Сначала капитан установки, а потом механик скашивали глаза куда-то ниже камеры и оттуда читали заготовленные для них вопросы. О том, будет ли Украина добывать больше газа через двадцать лет.

Янукович говорил лишь то, что хотел сказать. Он пообещал, что подорожания газа для населения не будет, что «газовую трубу» могут отдать в аренду, что Украина не будет платить «Газпрому» многомиллиардный штраф, и о возможном совместном с Польшей и Словакией проведении Олимпиады-2022.

Также «папа» привычным образом прокомментировал дела против оппозиционеров, пообещав подумать над судьбой Юрия Луценко и заявив, что якобы не желает вмешиваться в проблемы Юлии Тимошенко.

Строго говоря, на этом новости закончились. Дальше было принятие челобитных от народа по поводу газа — в села, овощей — на профильную базу и получение благодарностей за укрепление нашей Родины.

«Столбики» продолжали стоять неподвижно, ожидая своего срока признаться в любви «дуче» Виктору. Без обид — «дуче» означает «вождь».

Что? Падение экономики? Олигархи дерибанят госсобственность? «Семья» забирает то, что не забрали олигархи? «Семья»?

Нет, не слышали. Подобные вопросы не могли прозвучать в пятничном эфире. Ведь даже детские сады оцепила милиция, чтобы в них, не дай Бог, не пробрались провокаторы.

Утверждение о том, что люди допускались к прямой связи, только пройдя строгий предварительный отбор, в дополнительных доказательствах не нуждалось. Более того, вопросов в прямом эфире по телефону также не было.

Журналистка из правительственного колл-центра, куда якобы поступали звонки на номер «горячей линии», на основании загадочных статистических данных выбирала самые «волнующие» вопросы и задавала их Януковичу. Журналисты «Украинской правды» честно звонили, чтобы задать свои неважные вопросы. «Горячая линия» все время была занята.

«Прокол» случился только один, и тот на Майдане в Киеве. Когда журналист дал слово пожилой женщине, которая жаловалась на неисполнение судебных решений в ее пользу, к микрофону пытались прорваться общественные активисты. Но им это не удалось, так как вокруг журналиста с заветным устройством стояли крепкие молодые люди, напоминавшие сотрудников силовых структур.

Но несколько неудобных минут с легким скандалом в прямой эфир таки попали. При этом Янукович молча смотрел в камеру. Выход из неудобной ситуации был очевиден. Президенту лишь надо было попросить журналиста дать слово желающим и как-то ответить на их вопросы. Было бы действительно красиво. Но это не наш случай.

Впрочем, события киевского включения В. Януковичу были явно неприятны. А его слова о том, что он «разволновался после Майдана», заставили вспомнить доброго доктора Зигмунда. Хотя президент, конечно, имел в виду чиновничью бессовестность в отношении пожилой киевлянки.

Президент сгоряча даже приказал министру юстиции Александру Лавриновичу лично принять женщину. Иначе, мол, с ее вопросом разберется кто-то другой. Ну действительно, разве бывает выход царя в народ без показательной порки бояр?

В остальном же «Диалог со страной» превратился в тошнотворно спланированную «теплую ванну» для президента. И оставил после себя гнетущее ощущение полного отрыва от реальности и глубокого погружения в коммунизм.

Отдельного внимания заслуживают «точки включений». Помимо «вышки Бойко», было включение с завода «Метинвест» и шахты «ДТЕК», которые принадлежат Ринату Ахметову. Но самым потрясающим было включение из родного села Дмитрия Фирташа на Тернопольщине, где олигарх построил гигантские теплицы. Партнеры чем смогли, тем помогли.

Похоже, утверждение о том, что Янукович строит в Украине аналог путинской России, в корне неверно. Янукович строит свой личный режим, более напоминающий какую-нибудь среднеазиатскую страну.

Повторимся, на «прямую линию» к тому же Путину может попасть человек с неприятным вопросом. И Владимир Владимирович, если даже не сориентируется с адекватным ответом, хотя бы отшутится средней тяжести анекдотом. Но это опять же не наш случай.

Янукович и его «семья» не хотят говорить. Можно предположить, что ими движет страх, замешанный на презрении. Они или не понимают, что таким образом сами превращают себя в страшных «демонов», и тогда нечего удивляться, что «семье» приписывают все смертные грехи. Или же они сознательно на это идут, чтобы в один день сказать, что все это — не они.

Тогда кто?

Несколько недель на телеканалах крутили ролики, анонсировавшие президентский «Диалог со страной» в режиме видеомоста. Единственным официальным местом включения был анонсирован Майдан Незалежности в Киеве. Все остальные «точки общения» были засекречены. В итоге Виктор Федорович в прямом эфире избежал неудобных вопросов. Могло ли быть по-другому?

Корреспондент «Комментраиев» Оксана Климончук пришла на Майдан Незалежности: «Группками подтягиваются люди, люди с папками сверяют прибывших по спискам. Мы идем в массы с намерением узнать, что хотят спросить у президента. И разочарование — почти никто ничего не хочет спрашивать. Говорят, что пришли «просто послушать».

— А вы разве не должны быть на работе?

— Да, но нас пригласили сюда, вот мы и пришли, — отвечает некий Игорь из Дарницкой районной администрации. — Мы должны слушаться, ведь как это государство будет нормально функционировать, если мы себе будем отдельно, а президент отдельно?

— Может, вы у Януковича хотите что-то о Тимошенко спросить? — интересуемся.

На слове «Тимошенко» люди меняются в лицах.

— Нет, нет, спасибо, не надо. Это и так наболевшая тема.

Некоторые «приглашенные» женщины пришли просто «пожелать Януковичу здоровья, ведь он такой мужчина». Подтянулись еще студенты из университета Шевченко. Как сказала одна из студенток, их делегировали, чтобы они «услышали лидера», спрашивать тоже ничего не хотели.

Со временем находятся несколько человек, которые действительно хотят задать вопрос Януковичу. Корреспондент «Комментариев» с блокнотом, поэтому они решили, что я собираю вопросы для президента. Чтобы их не разочаровывать, записываю: «Когда повысят зарплаты работникам культуры?», «Пенсии катастрофически низкие. И что нам есть — асфальт грызть?», «Вы пообещали выплатить советские сбережения, мой муж получил банковскую карточку, на которую должна была прийти тысяча, но она не пришла. Азаров сказал, что денег нет. Вы что, ждете, чтобы мой муж умер, пока получит эти деньги?», «Скажите, на каком основании вы живете в Межигорье? Вы приобрели там участок или как? Мы хотим знать, нет ли здесь коррупции, ведь вы наш президент и живете за наши налоги?».

Еще был вопрос от профессора математики университета Шевченко Николая Жукова, который напомнил Януковичу, что он пообещал побороть коррумпированные суды, однако до сих пор этого не сделал, и обычному гражданину негде правды искать…

На фоне пассивных людей из районных администраций и студентов достаточно активно, даже буйно и нагло, вели себя молодые мужчины характерной спортивной внешности. Все они были в черных шапках. Именно они решали, кому стоять возле микрофона, а если им кто-то не нравился, они его буквально выталкивали на задний план.

На грубое поведение этих «братков» милиция не реагировала никак, даже тогда, когда они применяли силу. Когда мы услышали, что один из черношапочников говорит милиционеру повелительным тоном «отойти, но быть рядом», поняли, что если бы они не имели поддержки со стороны милиции, то так себя не вели бы. А может, это и есть та же милиция? «Люди в штатском», как их еще называют.

Общественному деятелю Андрею Скипальскому все время мешали приблизиться к микрофону.

— Меня постоянно окружали несколько мужчин в черных шапках, которые пытались оттеснить с переднего плана. Один сказал мне на ухо: «Будешь рыпаться, поломаю тебе ноги».

«Приглашенные» недолго заставляли себя слушать президента. Большинство так и кучковались подальше от микрофона и экрана, замерзнув, они исчезли, вскоре ушли и студенты. Остались «братки» и несколько смельчаков, которые годами ищут правду в наших судах или мечтают о большой пенсии, ждут мифического «улучшения».

Сам жанр многочасового телевизионного шоу, позаимствованный Виктором Януковичем у Владимира Путина и Александра Лукашенко, предполагает соответствие определенным правилам, которых придерживались и сам президент, и организаторы программы, и, разумеется, его участники, пишет журналист Виталий Портников на сайте «Левого берега».

«Во-первых, это общение царя с подданными, настоящий праздник послушания. За все время телевизионного эфира глава погружающегося в экономическую деградацию государства не услышал ни одного критического замечания в свой собственный адрес. Все участники программы благодарили, хвалили, радовались, а если и критиковали, то нерадивых чиновников и депутатов.

Президент — как и положено монарху — обещал, укорял, возмущался и радовался вместе с подданными. На экране появлялись счастливые трудовые коллективы, семейные детские дома, просто граждане, собранные телевизионщиками в разных уголках нашей родины. Дополняли картину рассевшиеся вокруг Виктора Януковича журналисты, проявлявшие невиданную смелость в умении ругать Рейгана на Красной площади — прямо как в старом советском анекдоте. Собственно, было сделано все возможное, чтобы у царя не испортилось настроение. Оно и не испортилось.

Бытует мнение, что Виктор Янукович боится неприятных вопросов и поэтому их избегает, так что его пресс-службе приходится ограничивать общение президента с теми, кто не готов к сервильному поведению, отказываться от пресс-конференций, серьезных интервью и подлинного, а не тщательно срежиссированного и отлакированного диалога со страной. Но, думается, к страху это поведение Януковича никакого отношения не имеет. Ему просто противно, что какие-то людишки, не стоящие даже двух минут его драгоценного времени, позволяют себе задавать ему неприятные вопросы и вообще сомневаются в том, что он, и только он, теперь хозяин на завоеванной с таким трудом территории. И в этом он, кстати, тоже ничем не отличается от Путина и Лукашенко.

Российский президент — гораздо более разговорчивый, чем Янукович, и умеющий «отбрить» обидчика желчным словом — всякий раз выходил из себя во время пресс-конференций за рубежом, когда в зале вдруг оказывался журналист, пытавшийся отнестись к нему не как к императору, а как к простому смертному. Белорусский, тоже обожающий длинные разговоры, искренне обижается, когда слышит что-то не то. Именно поэтому за долгое время правления Путин и Лукашенко выработали четкие формы появления на публике. Это не только телевизионный диалог с народом, но и «большие» пресс-конференции, на которых — да, звучат и острые вопросы, но все знают допустимые границы.

Янукович, с одной стороны, унаследовал «большие» пресс-конференции от своих предшественников, но с другой — украинских журналистов гораздо труднее заставить соблюдать границы, чем российских и белорусских, — пока что. Так что на время оформления режима можно ограничиться многочасовым успокаивающим разговором с тружениками.

Есть и еще одна форма, которую Янукович заимствовал у Дмитрия Медведева, работавшего российским президентом как раз тогда, когда Виктор Федорович пришел к власти. Это общение с руководителями телевизионных каналов, которое в украинских условиях было заменено разговором с ведущими политических ток-шоу. Общение это, конечно же, гарантирует полную лояльность — и телеменеджеры, и телеведущие чувствуют границы дозволенного острее своих коллег по цеху. И опять-таки решаются две главные задачи — изображение диалога со страной и сохранение хорошего настроения монарха.

Именно поэтому не имеет особого значения обсуждать, что именно во время такого общения говорится…

Но важно то, что за само верноподданническое общение царя и коленопреклоненных подданных никому не стыдно — ни самому президенту, ни организаторам действа, ни его участникам».

* * *

НО ОСАДОЧЕК ОСТАЛСЯ...

Юг, 28.02.2013

В ходе телемарафона «Диалог со страной» было и прямое включение из Одессы. Однако место, откуда должны были общаться одесситы с президентом, сохранялось в глубочайшей тайне до последнего. В пресс-службе облгосадминистрации уверяли, что они к сему действу не имеют никакого отношения. Но журналистам все-таки удалось узнать, где находится столь «секретный объект».

Им оказался детский сад № 195 на Черемушках, который осенью прошлого года после ремонта открывал Виктор Янукович. Но ни представителей СМИ, ни общественных деятелей, ни простых одесситов, ради которых, по сути, и был устроен масштабный «праздник демократии», туда не пустили.

Территорию садика охраняли чуть ли не шестьдесят сотрудников милиции — на каждые пять метров забора приходилось по одному правоохранителю. Как пишут одесские СМИ, были замечены и бойцы внутренних войск (их привезли на автобусах), а подъезды к дошкольному заведению были перекрыты сотрудниками ГАИ.

Желающим поучаствовать в диалоге с президентом, в том числе и журналистам, но которых не пропускали, объясняли, что «вход только по пригласительным» (и где же их нужно было получить?). Но и это еще не все. Дескать, необходимо иметь при себе «медицинскую справку о состоянии здоровья», поскольку в садике якобы карантин (видимо, чтобы через телеэкран, не дай Бог, не заразить Виктора Федоровича). Честное слово — страна непуганых идиотов!

Потом, правда, стали объяснять, мол, детсад — «режимный объект», а предпринятые меры безопасности «не являются беспрецедентными». И вообще следовало бы обращаться к сотрудникам телеканала «1+1», которые обеспечивали трансляцию из Одессы.

Позже, на пресс-конференции, заместитель начальника областного управления внутренних дел Дмитрий Фучеджи сказал, цитируем «Думскую.net»: «Из мэрии поступило сообщение о том, что некоторые политические силы направили уведомления о проведении акции во время телемоста. В связи с этим начальник главка принял решение об оцеплении здания (садика. — Ред.). Количественные расчеты были произведены по типовому плану». На вопрос, какие именно политические силы планировали свои акции во время «Диалога со страной», Д. Фучеджи ответил коротко: «Все».

Он также подчеркнул, что милиция не занимается вопросами допуска людей на мероприятия.

Что же касается «одесского» вопроса президенту, то его доверили задать матери троих детей: «Моему самому младшему ребенку один год, я уже вышла на работу, а ребенок находится с бабушкой, поскольку попасть в детский сад в таком раннем возрасте очень трудно. Мы сейчас находимся в очень красивом, современном детском саду, который вы недавно открывали. Я знаю, что в области ведется большая работа по созданию новых мест для детей, но и детей становится все больше. Не каждый ребенок может свободно попасть в детский сад. Как эта проблема будет решаться?».

Виктор Янукович пустился в пространные рассуждения: «Мы подняли этот вопрос не случайно — воссоздание той системы детских дошкольных заведений, которая когда-то у нас существовала. Потом эти детские садики мы передали для различных других нужд, продали, приватизировали. И так по всей стране. Это, конечно, страшная проблема. Я знаю по каждому региону, сколько вернули бывших садиков детям, разными способами — где-то добровольно вернули, где-то государство назад выкупило, где-то мы строим новые. Мы будем продолжать эту работу, пока не создадим нормальную систему детских дошкольных заведений».

Президент также сказал, что во многих регионах страны растет рождаемость: «Растет потребительская корзина, растет товарооборот (в прошлом году на двадцать процентов), на пятнадцать процентов выросли зарплаты, на четырнадцать — пенсии. Каждый год все-таки мы видим факторы стабилизации и улучшения жизни людей. Хотя бедных людей еще очень много. Нам удалось сократить их количество процентов на тридцать. Это прямой фактор, который влияет на рождаемость. Поэтому перспектива за тем, чтобы мы могли создать условия для наших детей. Я очень благодарен всем, кто занимается решением этой проблемы — и представителям власти, и меценатам, и, конечно, воспитателям. Это своего рода энтузиасты, которые очень любят детей в прямом и переносном смысле слова (?! — Ред.), не жалеют средств и времени. Еще год-два и эта проблема будет закрыта».

Пикантность ситуации состоит в том, что, как пишет «Думская.net», читатели этого интернет-издания узнали одесситку, которая задавала вопрос о трудностях с устройством ребенка в детский сад. Ею оказалась… директор другого одесского детсада. Она действительно воспитывает троих детей: «Неплохой профессионал, автор нескольких трудов по педагогике и находится на хорошем счету в муниципальном управлении образования. Вверенный ей детсад, конечно, не такой современный, как «президентский» на Космонавтов, где проходил телемост, но родители воспитанников чаще всего отзываются о нем положительно».

Сама же одесская собеседница Януковича, директор детского сада № 193, отрицает, что диалог с президентом был постановочным, срежиссированным: «Я мама троих детей. Моей старшей дочери уже исполнилось семнадцать лет, среднему сыну — девять лет, а самому младшему год и семь месяцев. Я вышла на работу, когда младшему сыну исполнился год. С ребенком дома находится моя мама, которой семьдесят три года, и у нее, как у многих пожилых людей, слабое здоровье. Я задала вопрос о нехватке мест в детских садах и о большой сложности устроить ребенка в детский сад до двух лет потому, что он очень меня волнует. Думаю, что это не только моя проблема, а многих работающих мам с маленькими детьми».

Пусть будет так, как говорит директор детского сада. Но, по большому счету, что одесситам с того «диалога с президентом» в целом? Ведь проблем в городе непочатый край. Красивая телевизионная картинка — не есть решение наболевших вопросов. Так что решайте сами: был ли «Диалог со страной» заранее срежиссирован (в том числе и вопросы, которые украинцам позволили задать), или все было «по чесноку», то есть честно? Как говорится, телемарафон прошел, но осадочек остался…
4170

Комментировать: