Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Распад: У последней черты

Суббота, 25 января 2014, 18:30

Андрей Ваджра

Альтернатива, 23.012014

Месяц назад Первый одесский портал уже публиковал впечатления киевского политолога, философа и публициста Андрея Ваджры о его прогулке по Евромайдану (Последняя статья в материале «Четыре мнения об одном майдане»). За прошедшее время сильно изменился и сам Евромайдан, и ситуация в стране. И стал как никогда актуальным другой материал, вернее доклад-прогноз, опубликованный Андреем еще в октябре 2012 года.

Вот как сам автор сейчас относится к своему давнему материалу:

«Если в октябре 2012 года, когда была опубликована последняя часть доклада, прогнозируемая мною возможность нового «оранжевого» переворота многим казалась слишком фантастической, то после событий 1 декабря 2013 года, возможность осуществления Orange Revolution 2.0, о которой я предупреждал год назад, стала предельно реальной».

Именно поэтому сегодня мы знакомим наших читателей с незначительно сокращёнными 12 и 13 главой из этого доклада («Orange Revolution 2.0»).

12. ORANGE REVOLUTION 2.0

[…]

Скептики утверждают, что народ на улицы уже не выйдет, потому что не верит он больше никому и ничему. Но кто сказал, что бунт нуждается в вере? Бунт нуждается в ненависти. В данном случае новый «цветной» бунт нуждается в ненависти значительной части населения страны к политическому режиму Виктора Януковича. И только дурак, не желающий видеть реальность, станет сейчас отрицать тот факт, что если не большая, то угрожающе значительная часть населения Украины ненавидит от всей души «регионалов» и их власть. Причём ненависть эта пронизывает все социальные слои нашего общества.

Это в целом генерирует потенциальную энергию государственного переворота. То есть силовое поле массовой ненависти к власти в обществе уже присутствует, и оно значительно. Но эта ненависть лишь потенция к действию. Сам по себе народный гнев в действие массовых акций протеста не выльется. Как утверждает физика, лишь когда в силовое поле помещается некий заряд, можно наблюдать действие этого поля (если нет равного по силе противодействия). Причём движение происходит с ускорением, то есть действие поля вызывает изменение состояния системы. Происходит переход потенциальной энергии в кинетическую.

В нашем случае необходимый «заряд», способный вывести на улицу озлобленных людей, – это хорошая зарплата протестантов, а также простой и яркий повод к массовому протесту. Добавьте к народной ненависти деньги и яростные толпы заполонят улицы украинских городов.

Психологически наш народ к бунту, бессмысленному и беспощадному, готов. Проблема не в отсутствии желания большей части граждан Украины избавиться от существующего политического режима. Это желание уже присутствует. Проблема заключается в том, как эту народную ненависть и желание сокрушить власть трансформировать в активное и эффективное действие, как раскачать ситуацию. И данная проблема решается, если в игру вступают технологически подготовленные и технически оснащённые группы «ремесленников революции», политически, финансово и информационно поддерживаемые извне.

Прошлый «Майдан» начинался не с идеалистов и энтузиастов, а с чёткого плана, а также хорошо организованной, тренированной и дисциплинированной «майданной пехоты», которую тщательно готовили инструкторы из CANVAS (Center for Applied NonViolent Action and Strategies). Любой переворот, любая «цветная революция» начинается с профессионалов, командующих отрядами ландскнехтов. Когда же пламя политического противостояния вспыхнет, на него полетят десятки тысяч идеалистов, романтиков, энтузиастов и просто психически нездоровых людей, которые станут «пушечным мясом» новой революции. Переход же конфликта в затяжную фазу неизбежно увеличивает его масштаб и глубину, наматывая на свой маховик недовольных по всей стране.

[…]

Прежде всего необходимо отметить, что сам механизм «оранжевой революции» на Украине, т.е. каналы финансирования и подготовки организационного ядра государственного переворота, остались нетронутыми со времён «Майдана». Строить что-либо с нуля в нашей стране сегодняшним «ремесленникам революции» не придётся. Им необходимо лишь обновить, оптимизировать и модернизировать революционный механизм с учётом нового опыта. И это сейчас активно делается.

[…]

По всем признакам, механизм подготовки новой «цветной революции» на Украине запущен. И самое занятное в этом то, что украинская власть об этом даже не догадывается. Более того, вся система государственной безопасности Украины не рассчитана на предотвращение угроз нового типа. Заплывшие жиром мозги генералов СБУ и СВРУ в лучшем случае дотягивают до профессионального уровня прапорщиков КГБ советских времён, оперируя спецслужбистскими категориями середины прошлого века. Это может показаться невероятным, но «регионалы» до сих пор не понимают природу «Майдана», отнявшего у них когда-то власть, считая её спонтанным социально-политическим катаклизмом, а не тщательно подготовленной специальной операцией. Ни в украинских спецслужбах, ни в Администрации, ни в Кабмине нет аналитических структур, которые бы занимались расследованием антигосударственной деятельности на территории Украины иностранных и украинских неправительственных организаций. Эта проблема сейчас перед ними даже не стоит. Её просто нет. Точно так же, как её не было и в 2004 году.

[…]

Важно и то, что сеть неправительственных организаций, развёрнутая американцами на территории Украины, выполняет пропагандистско-вербовочно-организационную функцию.

В рамках программ, осуществляемых украинскими НПО, действует целая система информационно-пропагандистской обработки населения Украины, которая сейчас мобилизована для информационной войны против политического режима Виктора Януковича. И противопоставить ей украинская власть ничего не может.

[…]

Обратной же стороной этой гигантской виртуальной машины по обработке массового сознания является её способность мобилизовывать и организовывать уже обработанных ею граждан в общем революционном порыве, создавая необходимые технические возможности управления ими в момент осуществления реального государственного переворота.

В общем, с марта прошлого года процесс подготовки новой «оранжевой революции» идёт полным ходом. И самое забавное в этом то, что «регионалы» не видят этой подготовки в упор. А те из них, кто не исключает попытки государственного переворота, боятся принимать какие-либо превентивные меры, дабы не испортить отношения с «цивилизованным миром» и не получить там ярлык «недемократичности» и «авторитарности». Не хотят верить представители политического режима Виктора Януковича, что все пропагандистские ярлыки в США и Европе на них уже навесили, приговор уже фактически вынесли, а его исполнение просто отсрочили до удобного момента.

Каков наиболее вероятный сценарий новой «оранжевой революции»?

[…]

…на улицы украинских городов с акциями протеста выйдут подготовленные CANVAS «мастеровые революции». К ним подтянется за «драйвом» и «бабками» идеологически подкованная «майданная пехота» с Западной Украины, и всё это скопление протестующих людей постепенно обрастёт добровольцами-идеалистами со всей страны, которые уже давно искренне ненавидят Януковича и его режим. После этого начнётся затяжной, набирающий обороты и непрерывно подпитываемый Западом конфликт, постепенно усиливающий общее психологическое напряжение в стране.

На определённом этапе этого противостояния можно ожидать некое событие, которое взорвёт и без того острую ситуацию в стране. На пике массового психоза оппозиция может легко стянуть в столицу значительное количество протестующих граждан и поменять требование парламентских перевыборов на требование немедленной отставки президента. При этом ненасильственные акции протеста способны перерасти в открытое насилие.

«Оранжевый» бунт в Киеве, скорее всего, поддержат региональные советы Западных и некоторых Центральных областей Украины, которые просто откажутся подчиняться «злочынному рэжыму», призвав всех патриотов страны к общей мобилизации. Фактически Киев потеряет контроль над частью страны. После этого остановить падение режима будет практически невозможно.

Что в этом случае «регионалы» способны противопоставить государственному перевороту с активным участием в нём самых широких народных масс?

Уже сейчас можно с большой долей вероятности сказать, что простые граждане на защиту режима Виктора Януковича не встанут. Юго-восток, обманутый и преданный «регионалами» не поднимется. Он останется дома и будет лишь с любопытством наблюдать за разворачивающимся противостоянием по телевизору. Власть и «оранжевые» путчисты останутся один на один.

Максимум, что смогут сделать «регионалы», так это в принудительном порядке «мобилизовать» «для защиты законности» рабочих и служащих промышленных предприятий Донбасса. Теоретически при помощи денег и очередных обещаний «порешать проблемы горняков» Партия регионов способна «поставить под ружьё» какое-то количество шахтёров. Однако крайне сомнительно, что привлечённые таким образом люди станут надёжной опорой власти. Вероятнее всего, что они при первой же возможности разбегутся.

Также крайне сомнительно, что в конфликт ввяжется армия. Традиционно генералы займут нейтральную, выжидательную позицию. Среди них нет людей, фанатично преданных Януковичу и готовых беспрекословно выполнить любой его приказ, а нынешний министр обороны для них вообще чужой гражданский человек, лишённый какого-либо авторитета.

В лучшем случае, между властью и поднятой клокочущей от ненависти народной массой встанут лишь боевые подразделения СБУ, спецназ МВД и внутренние войска. Только они на данный момент представляют собой реальную силу, которая в определённой ситуации способна на эффективные действия. Впрочем, крайне сомнительно, что командиры этих подразделений отдадут приказ своим бойцам на применение силы. И крайне сомнительно, что высокое начальство этих силовых ведомств решится отдать письменные приказы подобного характера, даже если Виктор Янукович будет лично бить им лица кулаком, обращаясь с такой «просьбой». Уже сейчас с высокой долей вероятности можно утверждать, что никто из силовиков не захочет брать на себя ответственность за насильственные действия и становиться во всей этой истории «крайним». Среди нынешних украинских начальников нет храбрецов, готовых совершать безрассудные поступки. В высоких начальственных кабинетах находятся лишь гибкие приспособленцы, которые в любом случае окажутся в стороне от происходящего. Да и не факт, что даже если командиры подразделений получат письменные приказы на применение силы, они их выполнят. Потеря должности в случае провала переворота в любом случае для них меньшее зло, чем длительный тюремный срок, если политический режим рухнет.

Кроме того, не стоит преувеличивать готовность простых офицеров СБУ и МВД защищать нынешнюю власть. На данный момент морально-психологическое состояние личного состава силовых структур Украины таково, что в случае серьезного внутреннего конфликта в стране подавляющая его часть будет просто саботировать исполнение своих служебных обязанностей. У простых лейтенантов и полковников нынешняя власть вызывает не меньшее отвращение, чем у гражданских. Защищать её, тем более с оружием в руках, никто не будет.

Впрочем, физическое насилие со стороны власти не спасёт этот политический режим, а только лишь подпишет ему смертный приговор. После первой пролитой крови, и тем более первых трупов, ни Виктора Януковича, ни его ближайшее окружение уже никто и ничто не сможет спасти. Фактически это будет их концом. Причём не только концом политической карьеры.

Если конфликт достигнет своего апогея, то есть Киев заполонят большие массы протестующих людей, власть ряда областей Украины выступит против президента, Банковая окажется под мощным внешним давлением со стороны Запада, а на улицах городов начнётся физическое противостояние, режим Виктора Януковича развалится как карточный домик.

В такой ситуации удержать под своим контролем столицу «регионалы» не смогут. Учитывая их психологические особенности, можно прогнозировать массовое бегство «донецких» из Киева (примерно так, как они это делали во время спонтанного штурма «афганцами» Верховной Рады» в сентябре 2011 года). И первым из Межигорья спецназом ГУР МО на вертолётах будет эвакуирован президент Украины и его ближайшее окружение. В лучшем случае часть наиболее стойких и хладнокровных «регионалов» организованно отойдёт на подготовленные позиции в своих областях.

Как только в опустевшие здания органов государственной власти с триумфом войдёт оппозиция, американцы в течение суток создадут из её самых удобных для них персонажей какой-нибудь «Комитет национального спасения», и Запад тут же признает его в качестве временного украинского правительства.

Вот тут-то и наступит момент истины. В подобной ситуации «регионалам» придётся сделать очень серьезный для себя выбор. И если выбор будет сделан в пользу продолжения борьбы, в стране возникнет возможность реализации четвёртого (самого радикального) сценария развития событий.

13. РАСПАД

Потеря власти «регионалами» будет означать для них катастрофу. То, что учудила нынешняя Фемида с наиболее «отмороженными» оппозиционерами, покажется детским лепетом по сравнению с той бедой, в которой могут оказаться тысячи функционеров Партии регионов по всей стране, если грянет «оранжевый» реванш. По итогам правления «регионалов» их политические противники вполне могут устроить что-то вроде «Нюрнбергского трибунала».

Во-первых, с учётом того размаха и откровенной наглости, с которыми была изнасилована украинская законность на всех уровнях власти, уже сейчас вполне обосновано и законно можно посадить как тысячи членов Партии регионов, так и тысячи беспартийных госчиновников. В последние годы надругательство над Конституцией и уголовным кодексом достигло своего апогея. Фактически правящая партия оказалась над писаным законом страны, а воля президента Украины, в свою очередь, превратилась в неписаный закон, нарушение которого сейчас чревато самыми печальными последствиями. Во времена господства «оранжевых» на Конституцию и уголовный кодекс «ложили» точно так же, но тогда бал правил тотальный хаос, в условиях которого «война всех против всех» ограничивала произвол каждого. Во времена режима Виктора Ющенко ни у одного из противостоящих политических кланов не было решающего перевеса сил, а у самого «мессии» – реальной возможности навязать кому-то свою волю. Всё это в целом создавало некий естественный баланс сил и интересов, удерживая каждого участника политических и экономических отношений от крайностей. С приходом же к власти «регионалов» власть практически целиком оказалась в руках узкого круга лиц, который, взяв себе самые «жирные» куски (в плане государственных должностей и бизнеса), отдал на разграбление своим «слугам» и «вассалам» всё остальное. Практически ничем не ограниченный в своих желаниях и действиях этот узкий круг лиц создал предпосылки к злоупотреблениям и преступлениям, которые в криминальной среде обычно характеризуются как «беспредел».

Поэтому без всякого преувеличения можно сказать, что если «регионалы» потеряют власть, то возникнет большая вероятность того, что практически вся их верхушка отправится за решётку, а вслед за нею туда же последуют тысячи партийных функционеров по всей стране, занимающих сейчас руководящие посты на уровне областей, районов, городов и сельских советов.

В данной ситуации всё будет зависеть от желания новой власти наказать «донецких бандитов» по всей строгости закона. И, вероятнее всего, подобное желание у тех, кто придёт на смену «регионалам», будет очень сильным, глубоким и непреодолимым. Обиженных в той или иной мере по Украине тысячи. И многие из них уже сейчас ждут удобного момента отомстить.

Кроме того, вероятные репрессии в отношении нынешних представителей власти будут в значительной мере обусловлены желанием «оранжевых» реваншистов разрушить основу абсолютного господства «регионалов». Именно поэтому в случае нового политического переворота страну ожидает тотальный и бескомпромиссный слом всей существующей на данный момент системы политических и финансово-экономических отношений.

Во-вторых, в случае потери «регионалами» власти, вероятнее всего, их юридическое преследование будет сопровождаться новым масштабным переделом собственности. Крайне сомнительно, что захваченный по всей стране славными донецкими парнями бизнес останется в их руках, если Виктор Янукович перестанет быть президентом, а в Печерском суде над ним начнётся шумный судебный процесс.

Внимательный наблюдатель уже давно мог для себя отметить, что форма противостояния финансово-политических кланов на Украине постепенно приобретает всё более грубые и крайние формы. Если раньше борьба между ними не выходила за политические рамки, то сейчас Рубикон перейден, и теперь политическое поражение означает изгнание, судебное преследование и экспроприацию. Следующий шаг в этом ряду – непосредственное силовое противостояние с физическим устранением оппонентов. В этом случае карманные СМИ, карманные налоговые службы, карманные прокуратуры и суды будут дополнены карманными «армиями» (той или иной конфигурации). До этого дело ещё не дошло, но отношения между враждующими финансово-политическими группировками уже на грани открытого силового противоборства не только в виде мордобития, но и стрельбы. С каждым годом борьба за таящие ресурсы страны и практически ничем не ограниченную власть обостряется, приобретая самые радикальные формы.

Именно в силу вышеуказанных причин, если на волне массовых протестов оппозиция захватит власть, у представителей политического режима Виктора Януковича будет только два выхода. Они, либо признав своё поражение и бросив всё, начнут спасаться бегством, массово покидая страну, либо, пресекая панику в своих рядах, займутся организацией политического, а если понадобится, и вооружённого сопротивления новому «оранжевому» режиму, опираясь на ресурсы и население своих регионов.

С юридической точки зрения, любой политический режим, который установится в ходе свержения действующей на данный момент власти, будет незаконным и антиконституционным (NB). Это даст полное право Юго-восточным регионам страны не только не признать новую центральную власть, но и в связи с антиконституционным переворотом заявить о выходе подконтрольных им территорий из состава Украины. Для «регионалов» это будет единственным вариантом спасения себя, своих богатств, власти и свободы. При любом другом раскладе они потеряют всё. А кто-то из них потеряет и жизнь.

Насколько вероятен сейчас подобный сценарий? Он достаточно вероятен, чтобы произойти, если в стране случится очередной «оранжевый» путч.

Для геополитической декомпозиции любой страны необходимо наличие трёх главных условий. Во-первых, должен присутствовать раскол внутри общества. То есть население государства по целому ряду важных факторов (ментальность, религия, культура, язык, ценности, мировоззрение, историческая судьба и т.п.) должно быть разделено на враждебные и, в общем-то, непримиримые группы. Во-вторых, распад страны должен соответствовать (либо не противоречить) интересам главных геополитических акторов, присутствующих в данном регионе. И, наконец, в-третьих, государственная целостность страны, так или иначе, должна противоречить политическим и экономическим интересам, если не всей правящей элиты, то её влиятельной части.

Вряд ли кто-либо, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, будет отрицать факт глубокого, непрерывно углубляющегося и расширяющегося раскола украинского общества, разделяющего не только регионы страны, но нередко даже семьи. «Оранжевая революция» оказалась не просто политическим переворотом, но и главным детонатором, который активировал изначально заложенный в украинском обществе механизм раскола. Это можно приветствовать или проклинать, но это невозможно отрицать. Факт расколотого на Украине общества на две антагонистические части очевиден. Об этом свидетельствуют как череда непрерывно разворачивающихся конфликтов в нашей стране, так и социологические исследования. Естественно, что это находит своё отражение в негативном отношении наших граждан к самому факту существования Украины.

Например, по данным Института социологии НАНУ, в 2012 году гражданами Украины себя считают меньше половины ее населения – 48% лиц в возрасте старше 18 лет. Еще 30% идентифицируют себя жителями села, в крайнем случае – района. 8% называют себя жителями определенного региона страны. При этом 8% всё еще считают себя гражданами СССР! В возрасте от 18 до 30 лет гражданами Украины себя считают только 58% населения. Остальная часть молодежи самоопределяется по-иному: 23% – как жители родного села или города; 7% – как жители региона (области или нескольких областей); 6% молодежи называют себя гражданами мира. В региональном плане гражданами Украины себя считают 54% жителей западной части страны и 43% – восточной.

На этом фоне вполне естественно выглядит тот факт, что очень гордятся своей принадлежностью к гражданству Украины всего 8% взрослого населения страны. Еще 35% заявили, что «скорее гордятся». Но столько же, то есть 35%, не могут однозначно определиться в своем отношении к данному статусу. А 22% не гордятся своим украинским гражданством.

Большинство гордящихся украинским гражданством проживает в западном регионе страны – 14%. На востоке страны таковых всего 5%. На западе страны также много и тех, кто скорее гордится гражданством Украины – 48%. На востоке таковых 29 %. Таким образом, соотношение между тем, кто в разной степени гордится украинским гражданством на западе и на востоке страны, равно 61% к 34%.

При этом уровень гордости молодежи за свое государство ниже, чем у старшего поколения – 43% и 48% соответственно. А настроенными критичнее всех в этом ряду оказались люди среднего возраста: в разной степени гордятся своим украинским гражданством только 39% из них.

Гармонично дополняют данные Института социологии НАНУ и недавние опросы группы «Рейтинг», которые показали, что лишь 61% украинских граждан поддержали бы сегодня провозглашение независимости Украины. Если на Западе страны независимость поддержали бы почти 90%, на Севере и в Центре – около 70%, то на Востоке, Юге и Донбассе – меньше половины.

По сути, все вышеприведённые показатели выглядят как приговор дальнейшему существованию нынешнего украинского государства, которое с каждым годом лишь умножает количество своих граждан, так или иначе отрицающих необходимость его существования. При должном подходе, эти показатели можно существенно увеличить. Причём в самое кратчайшее время.

Вышеуказанные исследования наглядно показывают, что на данный момент ценность нынешнего украинского государства для нашего общества предельно низка. Хотя при этом на прямой вопрос относительно отделения того или иного региона от Украины абсолютное большинство населения (от 84 до 90%) отвечает негативно. То есть в силу психологических стереотипов до 90% граждан относится к распаду страны отрицательно, однако при этом, как показывают те же социологические исследования группы «Рейтинг», сейчас в стране лишь 33% граждан готовы защищать Украину (в том числе и её территориальную целостность) с оружием в руках. И это в лучшем случае. Ведь сказать, что ты возьмёшь в руки автомат с готовностью умереть за эту «родину», всегда легче, чем совершить это в действительности. Одно дело дать абстрактный, ничего не стоящий для тебя ответ на абстрактный вопрос, а другое дело ради чего-то рискнуть своим здоровьем и жизнью.

В этом плане показательно выглядело отношение граждан УССР к распаду Советского Союза. 17 марта 1991 года, то есть накануне ликвидации Союза, был проведён общесоюзный референдум, на котором 58,62% граждан УССР (70,2% проголосовавших) поддержали «сохранение Союза Советских Социалистических Республик». А уже 1 декабря 1991 года, то есть через восемь месяцев, 76,03% граждан УССР (90,32% проголосовавших) поддержали «Акт провозглашения независимости».

Понятное дело, что большая часть голосовавших с одинаковым энтузиазмом выступила как против распада единого советского государства, так и за расчленение СССР. Данный факт наглядно демонстрирует тот простой факт, что большинство наших граждан подвержено шизофреническому «плюрализму мнений в одной голове», в зависимости от того, какая ситуация сложилась в стране, и какую идею им вбивают в сознание средства массовой информации. Поэтому то, что на данный момент абсолютное большинство опрошенных не поддерживают ни отделение от Украины Галичины (84%), ни Крыма (90%), ни Донбасса (90%) ни о чём не говорит. Через восемь месяцев картина массовых настроений в обществе может оказаться абсолютно противоположной. Для «пэрэсичного украйинця», проживающего в центральных и западных областях Украины, наличие в составе украинского государства «змоскалэных» регионов Юго-востока это не та ценность, ради которой он пойдёт на смерть. Точно так же совершенно равнодушно, а может быть, и с облегчением отнесётся к отделению Западной Украины подавляющее количество «змоскалэных схидняков».

Разлом общества, даже не всегда осознанный, по границе «русское-галицийское» (или, как принято официально говорить, «украинское-неукраинское») произошёл. Психологически значительная часть населения созрела к позитивному восприятию самых радикальных событий. Именно поэтому в условиях массовой истерии население Юго-востока, не поддержавшее «регионалов», может выйти на улицы, чтобы перед лицом «оранжевого» реванша защитить себя. Подавляющее большинство жителей Юга и Востока Украины в любом случае не захочет жить при новом режиме украинских националистов. Это весьма сильное и однозначное настроение «регионалы» могут использовать во имя реальной консолидации населения своих регионов под лозунгом культурного, языкового и государственного самоопределения. Сама идея независимости может на тот момент стать для многих неким шансом радикального изменения того положения вещей, которое не просто их тяготит, а которое они долгие годы искренне ненавидят. В любом случае в подобной ситуации успешное провозглашение своей независимости частью регионов страны становится крайне вероятным.

Не является территориальная целостность Украины сверхценностью также и для главных геополитических акторов, интересы которых присутствуют на постсоветском пространстве. Лишь очень наивный человек может верить в то, что существующие сейчас границы Украины незыблемы и их изменение невозможно.

К примеру, с точки зрения национальных интересов США, на данный момент нет такого государства, которое нельзя было бы расчленить, ликвидировать или создать. Фактически после распада СССР Соединённые Штаты активно занимаются по всей планете перекройкой государственных границ, установленных после Второй Мировой войны. В результате этого какие-то страны теряют свои территории, какие-то возникают из ниоткуда, а какие-то бесследно исчезают. Наиболее ярко эта политика проявилась в отношении Югославии, а последний пример её реализации – Судан. На очереди геополитической декомпозиции сейчас находятся Афганистан, Ирак, Ливия. Это же ждёт Сирию, если падёт режим Башара Асада. После того как будет решён «сирийский вопрос», Вашингтон планирует внести территориальные коррективы относительно Турции, реализовав свои давние планы создания в регионе курдского государства. Процесс усечения Турции может быть запущен в ближайшее время, если она начнёт войну против Сирии, к которой Анкару подталкивают Вашингтон и Телль-Авив. Точно такая же участь в перспективе уготована и Ирану, где активное разыгрывание внутренней карты сепаратизма планируется дополнить военным ударом извне.

Большие государства, как правило, склонные к претензиям на региональное доминирование, трудно подчинить своей воле, трудно удержать под контролем. А мелкая геополитическая нарезка тех регионов планеты, которые имеют значение для американских национальных интересов, позволяет США выстраивать там оптимальную и предельно эффективную систему управления, легко подчиняя своей воле геополитических лилипутов.

Поэтому не исключено, что в определённой ситуации Соединенные Штаты согласятся на расчленение Украины, если этот шаг позволит им установить свой надёжный и определяющий контроль над частью её территории.

В Европе ситуация в этом плане тоже весьма своеобразная. Например, в Бельгии Фландрия прилагает максимум усилий, чтобы отделиться от Валлонии. Согласно данным опросов общественного мнения, почти половина фламандского населения (49,7%) выступает за отделение от франкоязычной части страны. В Испании о независимости мечтает Каталония, баски (претендующие не только на испанские провинции, но и на ряд департаментов южной Франции), Галисия, Андалусия, Валенсия и даже Канары. Не менее активно себя ведут и сепаратисты Италии – паданские, сардинские, венетские. Кроме этого, за максимальную самостоятельность в Италии борются Валле-д’Аоста и провинция Трентино. В Великобритании независимой хочет быть Шотландия. В Дании мечтает самоопределиться Гренландия.

На этом фоне внезапный развал Украины на несколько (с большим трудом соединяемых в единое целое) частей будет в целом выглядеть вполне естественно. Единственное, что может возмутить Европу, так это то, что не все разошедшиеся куски когда-то сшитой большевиками УССР окажутся в сфере западного влияния.

Для России геополитическая декомпозиция Украины на данный момент представляется достаточно радикальным вариантом развития украинского внутриполитического противостояния, но в случае возникновения реальной угрозы «оранжевого» реванша, со всеми вытекающими из него геополитическими последствиями для РФ, в Москве распад Украины может быть воспринят как меньшее зло. К тому же у Кремля уже есть опыт признания независимости отпавших от Грузии территорий – Абхазии и Южной Осетии. Поэтому Москве будет нетрудно спроецировать полученный на Кавказе опыт на те государственные образования, которые вдруг возникнут на украинском левобережье, оказавшись в сфере исключительного российского влияния.

Таким образом, единственным фактором, который до сих пор удерживал Украину от государственного разбегания враждебных друг другу регионов, являются личные интересы правящей украинской элиты. Фактически именно бывший советский партхозактив все эти двадцать с лишним лет цепко удерживает в своих коллективных руках когда-то сепарированный юго-западный кусок советской территории под названием УССР.

Однако революционные события 2004 года взломали относительное единство украинского правящего класса, запустив процесс отчуждения юго-восточной элиты от западной. В данном случае на борьбу украинских политических кланов естественным образом наложилась ментальная, культурная, языковая, ценностная несовместимость русской и галицийской украйн, превратив политическое противостояние на Украине в антагонистический конфликт. При этом, если на данный момент главной движущей силой противостояния украинских элит является клановая борьба за власть, обеспечивающая контроль над ресурсами страны, то с течением времени (когда идеи овладеют массами) основной движущей силой раскола станет естественный антагонизм между русской и галицийской украйнами.

Это обусловлено тем, что сейчас идеология «свидомизма» ещё работает на «самостийнисть» и «нэзалэжнисть» юго-восточной элиты, то есть правящего класса русской украйны (захватившего в стране практически абсолютную власть). Однако в случае нового «оранжевого» переворота, за которым неумолимо последуют утрата им своего господствующего положения, репрессии по отношению к нему и его экспроприация, он будет вынужден полностью отбросить идеологию «свидомизма» как сугубо вражескую, и взять на вооружение те идеи, которые позволят ему удержать власть и накопленные богатства. Естественно, что у русской украйны, отделившейся от галицийской и целиком оказавшейся в сфере исключительно российского влияния, такой идеологией может быть лишь идеология Русского Мира.

В материальном плане цена вопроса весьма высока. В случае отделения Юго-востока фактически вся индустриальная база сегодняшней Украины, месторождения энергоносителей и основные торгово-транспортные коридоры окажутся на территории новообразованных государств. Элите Юго-востока уже сейчас выгодно отделение. При этом уже не будет центра, которому надо платить налоги и с которыми надо делиться доходами. А лозунг «Не будем больше кормить бандеровцев!» местным населением воспримется на ура.

Чтобы понять, какой куш сорвёт элита Юго-востока в случае отделения русской украйны от галицийской, обратимся к цифрам.

Основной доход Украины на данный момент дают четыре отрасли. Во-первых, это производство и распределение электроэнергии, газа и воды (22% общенационального дохода), во-вторых, это металлургическая отрасль (18%), в-третьих – производство продуктов питания, табачных изделий и напитков (16%) и в-четвёртых – машиностроение (11%). К этому перечню следует добавить химическую и нефтехимическую промышленность (7%) и производство кокса и продуктов нефтепереработки (6%).

А теперь посмотрим, в каких регионах страны находится основное производство, за счёт которого до сих пор сводит концы с концами Украина.

На Юго-востоке расположены две наиболее мощные ядерные электростанции из четырёх действующих, четыре НПЗ из шести, главные месторождения нефти и газа, вся горно-металлургическая отрасль, а также большая часть химпрома и машиностроения. Кроме этого, на том же Юго-востоке находятся все черноморские порты (то есть практически вся международная торговля), основное сельскохозяйственное производство и научно-исследовательская база страны.

Для нашей юго-восточной элиты экономика её региона – это очень жирный кусок, который она просто так никому не отдаст и за который она в любом случае будет драться. А так как «оранжевый» реванш неизбежно повлечёт за собой очередной тотальный передел собственности, сопровождающийся громкими судебными процессами, обвинительными приговорами и прочими репрессивными мероприятиями новой власти, вопрос об отделении Юго-востока от «бандеровской» Украины в момент «оранжевого» переворота» для местной элиты станет предельно актуальным. У неё просто не будет иного способа спастись.

Впрочем, в данной ситуации решающее значение сыграет позиция Москвы. Вероятнее всего, в случае если российское руководство окажется перед фактом свержения «регионалов» и надвигающимся установлением на Украине американского марионеточного режима с ярко выраженной русофобской идеологией, Россия будет вынуждена поддержать процесс сепарирования Юго-восточных регионов Украины. Ведь новое воцарение в Киеве «оранжевых» будет означать неизбежное размещение на украинской территории американских военных баз и европейских элементов ПРО у самой границы России. То, чего американцы не смогли добиться после первой «оранжевой революции», они добьются после второй. Нынешняя оппозиция, дабы максимально «прогнуться» перед своими американскими покровителями, с радостью выполнит любое желание Вашингтона. И в Москве это прекрасно понимают.

В данной ситуации возникает закономерный вопрос относительно того, где в случае территориального распада пройдёт граница размежевания. На решение этого вопроса будут влиять два основных фактора: с одной стороны ментальная, культурная и языковая идентичность, а с другой – военно-стратегическая целесообразность.

Как в соответствии с первым фактором, так и со вторым, черта размежевания, скорее всего, пройдёт по Днепру (как удобному природному барьеру), а у Днепропетровской области резко уйдёт на запад вдоль северной границы Николаевской и Одесской областей, соединившись с российским анклавом в виде непризнанной Приднестровской республики. Впрочем, не исключено, что в силу военно-стратегической целесообразности (дабы уменьшить протяженность границы) на юго-восточной стороне геополитических баррикад окажется Кировоградская область, отсечённая от Центральной Украины.

Исходя из исторических и культурных особенностей Юго-восточного региона Украины, на его территории могут возникнуть четыре независимых государства: Днепровско-Слобожанская республика (в которую войдут нынешние Черниговская, Сумская, Полтавская, Харьковская и Днепропетровская области, а также левобережная часть Черкасской), Донбасская республика (в которую войдут Донецкая, Луганская и Запорожская области), Республика Новороссия (в которую войдут нынешние Херсонская, Николаевская и Одесская области) и Республика Крым. При этом не исключено, что Киев может в процессе геополитической декомпозиции страны стать независимым анклавом (со своим президентом, правительством и парламентом).

Как бы там ни было, но то, где пройдут границы новых государственных образований, решаться будет за пределами Украины. Если Москва, Вашингтон и Брюссель окажутся перед фактом территориального распада нашей страны, определять и утверждать новую геополитическую конфигурацию этой территории будут РФ, США и ЕС. Оставшиеся «украинцы» на правом берегу Днепра и на тот момент уже бывшие «украинцы» на левом лишь примут к сведению совместно принятое Россией и Западом решение.

Возможность сценария, при котором новый «оранжевый» режим попытается военным путём подчинить себе объявившие независимость Юго-восточные регионы, крайне незначительна. Во-первых, в условиях политического переворота воинским частям, оказавшимся на территории провозглашённых республик, будет проще присягнуть народу этих республик, чем незаконному правительству в Киеве, а во-вторых, в случае вооружённого конфликта на стороне Юго-востока (явно или скрыто) выступит Россия. И это станет фактором решающего перевеса сил.

Вторжение на левый берег Днепра в сегодняшних условиях, с учётом возможностей современной украинской армии, является практически невозможным. А продвижение «оранжевой» армии в южном направлении достаточно легко может быть остановлено вооружёнными силами провозглашенной Республики Новороссия, которые, безусловно, будут поддержаны всеми силами Юго-востока, Приднестровья, а также подразделениями Российской армии.

Именно поэтому возможность широкомасштабного вооружённого конфликта на территории Украины в случае территориального распада страны крайне незначительна. Оформлять государственный развод противоборствующим сторонам придётся за столом переговоров.

На первый взгляд, реализация столь радикального сценария на Украине России невыгодна. Если сейчас американские базы и элементы системы ПРО находятся в странах Восточной Европы, то после него они могут в самое ближайшее время очутиться на правом берегу Днепра. Однако в случае территориального распада Украины у Москвы просто не будет выбора и ей придётся исходить из той простой мысли, что американская армия «на схылах» Днепра это всё же лучше, чем американская армия возле Брянска, Орла и Курска. Кроме того, всегда остаётся возможность эффективного давления на существенно урезанную и ослабленную Украину, пускай и с радикальным националистическим режимом под непосредственным контролем США.

Главным же стратегическим выигрышем России в случае реализации на Украине «декомпозиционного» геополитического сценария станет предельное ослабление и ужимание проекта «Ukraina», а также невозможность его реанимации на Левобережье и в причерноморском регионе. Если в будущем новосозданные республики Юго-востока войдут в состав России (чего исключать никак нельзя), то сделают они это в качестве русских, а не «украинских» территорий, населённых в большинстве своём русским/малороссийским народом. Это само по себе в дальнейшем полностью устраняет историческое и юридическое обоснование чьей-то претензии на отторжение данных территорий. Какая Украина? Где Украина? Причём тут какая-то Украина? Россия приняла в своё государственное лоно четыре независимые русские республики, не имеющие никакого отношения к Украине. Какие тут могут быть дискуссии и тем более претензии?

***

На данный момент для многих подобный сценарий может выглядеть как некая социально-политическая фантастика. Однако необходимо всегда помнить, что ещё зимой 1991 года мысль о распаде Советского Союза для любого советского гражданина показалась бы бредом. А ведь на тот момент экономика СССР, органы государственного управления, КГБ, армия, в плане своей силы и эффективности превосходили сегодняшние украинские аналоги в разы. И, тем не менее, Советского Союза не стало в течение нескольких дней.

Что говорить тогда про Украину, с учётом того состояния, в котором она сейчас находится?

Что такое вообще Украина? Кто может дать ответ на этот вопрос?

Украина – это счастливые люди, живущие в радости, сытости и достатке? Нет! Это десятки миллионов несчастных людей, оказавшихся в глубокой нищете без элементарных условий для полноценной жизни.

Украина – это развитая экономика? Нет! Это экономические руины.

Украина – это эффективное государство? Нет! Это остатки предельно деградировавшей советской системы управления.

Украина – это сильное государство на мировой арене? Нет! Это территория, с которой не считаются даже ближайшие соседи.

Украина – это гармоничное общество? Нет! Это расколотый в непрерывном политическом конфликте социум, несоединимый по ментальному, культурному, языковому и историческому критерию.

Украина – это высокая культура? Нет! Это десяток никому не известных национально сознательных писателей областного масштаба, прилагаемых в комплекте к «пророку украинской нации» Тарасу Шевченко, трипольским горшкам и сельским вышиванкам.

Так что же тогда Украина?

Понятие «украйна» (пограничная территория, на которой размещались заградительные казацкие отряды) является смысловым аналогом понятия «лимитроф». Этимология данного слова восходит к позднелатинскому «limitrophus» – «граничащий с», буквально, обеспечивающий проживание пограничных войск. То есть, говоря «Украина», мы непосредственно подразумеваем «Лимитроф», говоря «Лимитроф», мы имеем в виду «Украина».

По своей изначальной сути современная Украина, как и её казацкий прототип украйны, – это территория, находящаяся между Западом и Русским Миром. Современная Украина – это ничейная, нейтральная, разделительная территория, где хорошо себя чувствуют лишь лихие бандитские шайки и где идёт непрерывное столкновение двух цивилизационных массивов. Украина – это «мёртвая зона», где мирным жителям, ищущим житейского благополучия, жить не рекомендуется в силу невыносимости жизненных условий.

И, возможно, «Ukraina» – это то, что всем нам, сообща, придётся преодолеть, если не ради себя, то ради будущего наших детей.

Возможная геополитическая декомпозиция Украины
5715

Комментировать: