Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +3
утром +2 ... +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Пьяный медведь и таможенник-щупальщик

Воскресенье, 15 декабря 2013, 11:41

Мария Котова

Слово, 12.12.2013

Одесса контрабандная: новый экскурсионный маршрут города

Летом этого года мы сообщали, что в Одессе появился новый музей, посвященный истории контрабандного дела – как в мировом масштабе, так и в отдельно взятом, нашем солнечном городе.

ВЕЧНАЯ ГОНКА МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ И КУПЕЧЕСТВОМ

Как любит повторять создатель и директор Музея контрабанды Александр Отдельнов, как бы ни менялась власть, торговля была, есть и будет, равно как была, есть и будет процветать контрабанда. Ну, а если учесть, что Одесса создавалась, прежде всего, как торговый город, то контрабанда и Южная Пальмира – понятия практически неотделимые.

– Созданный в самом конце восемнадцатого века, наш город, расположенный на перекрестке торговых путей, стал еще одной яркой страничкой в истории мировой контрабанды – вечной гонки между правительством и купечеством (переводя на сегодняшний язык – предпринимателями) в погоне за прибавленной стоимостью, – такими словами начал Александр Отдельнов новый экскурсионный маршрут, который разработал сам.

Его цель – наглядно продемонстрировать все, что в городе связано и с контрабандной, и с вечным усиленным стремлением властей покончить с ней.

Экскурсионный маршрут довольно символически начался от санатория, где отдыхают пограничники. Длится он довольно долго, бездну полученной уникальной информации в один материал не уместишь, поэтому остановимся лишь на основных «точках» непростой одесской контрабандной истории.

Что ж – в путь по местам «контрабандной славы»! Отдыхающие рассаживаются в автобус, и уже вскоре узнают, что первым борцом с контрабандой в Одессе был не кто иной, как родной брат Александра Пушкина – Лев Сергеевич, служивший в портовой таможне.

Кстати, Таможенная площадь – первая остановка в новом экскурсионном маршруте по Одессе контрабандной. Без порта и таможни просто не было бы самого города.

ПРОЕЗЖАЕМ ПО ПРИМОРСКОЙ.

– Ну, а вот и наша знаменитая Потемкинская лестница, окутанная заслуженной славой, – отмечает Александр Отдельнов. – Кстати, кроме всего прочего, это еще и прекрасный памятник «распила» бюджетных денег. Могу отметить, что на восьмистах тысячах рублей, в которые она обошлась казне, нажилось столько наших соотечественников, что потом случился большой скандал. Что же до улицы Приморской, то ее тогда просто не существовало, здесь плескались волны. А мы с вами отправляемся на Пересыпь. Это так называемое вольное место города, где поселялись черноморские казаки, которые и стали первыми «работниками» погранично-таможенной стражи. Ну и нельзя не отметить, что именно они же и становились первыми одесскими контрабандистами. История же, как известно, преподносит много сюрпризов. Вот вам один из них: лучшим другом контрабандистов был Григорий Котовский, которому нисколько не помешал этот факт их вполне «успешно» физически истреблять в начале двадцатых годов.

К 1924 году в Одессе практически не осталось контрабандистов.

Впрочем, Александр Отдельнов добавляет, что Одесса без контрабанды и контрабандистов была явлением по времени весьма и весьма недолгим. И, кстати, тут же обращает внимание из окна автобуса, что расположенный здесь же, на Пересыпи, знаменитый радиорынок – реализовывает «стопроцентно контрабандные товары».

– И вот ведь что удивительно, – рассказывает Александр Отдельнов. – Времена меняются, целые эпохи сменяют друг друга, а за последние 500 лет в методах и способах контрабандных дел мастеров ничего не изменилось.

От Херсонского спуска мы попадаем в место, где начиналась зона Порто-Франко – беспошлинного провоза грузов, просуществовавшая с 1817 по 1858 год. Именно по этому спуску шли вереницы возов с хлебом, пенькой, тканями и прочими товарами. На улице Старопортофранковской останавливаемся у теперешнего сквера Мечникова. Именно здесь, как рассказывает Александр Отдельнов, проходила портофранковская черта. Не было здесь ни домов, ни улиц, ни скверов, только рвы. По одну сторону пошлина за провоз товаров составляла 4 копейки, по другую за тот же товар – 22 копейки. Разница по тем временам неимоверная. Контрабанду контролировали все те же казаки.

А чуть дальше, на теперешнем Матросском спуске, располагался кабак «Тихая гавань» – место отдыха объездчиков, контролировавших портофранковскую черту. Бродячие циркачи то ли в пьяном угаре, то ли по другой причине оставили в кабаке: медведя, который отлично прижился в «Тихой гавани». Косолапый со всей медвежьей страстью пристрастился к выпивке. И – надо же! – однажды медведь пропал. Обнаружил топтыгина объездчик, причем при удивительных обстоятельствах. Контрабандисты прорыли что-то вроде винопровода через портофранковскую линию, медведь учуял запах вина (а это было знаменитое греческое сладкое 70-градусное крепленое вино – мальвазия), пошел на запах, добрался-таки до таинственного винопровода, напился «до чертиков» и, пьяный, валялся рядом. Мишку вернули в кабак, винопровод ликвидировали.

Охочие до наживы субъекты приобретали по обе стороны черты порто-франко дома, прокладывали между ними подземные ходы и безо всякой пошлины преспокойненько себе проносили товары «под чертой». Так что, как рассказывает Александр Отдельнов, со всеми такими винопроводами и прочими тоннелями бороться было практически невозможно. Ликвидируется один – появляются новые.

«А СИЕ У ВАС НАТУРАЛЬНЕ ЧИ ФАЛЬШИВЕ?»

Один из самых известных таможенных надзирателей Южной Пальмиры того времени и, кстати, один из самых «вредных» – Зосима Иванович Педашенко. Он весьма старательно ощупывал пышные формы выезжавших за черту Порто-Франко дам, дружелюбно приговаривая: «а сие у вас натуральне чи фальшиве?».

Как-то, стоя на посту, он заметил даму, вызвавшую подозрение бдительного таможенного «щупальщика». Под юбкой у дамы он рассмотрел торчащий кусок ткани, наступил на него ногой и попросил даму вращаться. В итоге из-под ее пышных юбок развернулся целый рулон ткани, затем оттуда выпали часы с кукушкой, которые тут же закукукали, и большая сахарная голова.

Впрочем, страсть к тщательному щупанью Зосиму Ивановича и подвела: однажды так дощупался, что вошел в азарт, и, схватив очередную даму, на сей раз за грудь, задал свой знаменитый вопрос: «А сие у вас натуральне чи фальшивее?».

Грудь оказалась совершенно натуральной, дама ничего противозаконного не прятала, а на Зосиму Ивановича подала жалобу. И что вы думаете? Пришлось Зосиме Ивановичу на ощупанной даме жениться – во избежание скандала. После Зосима Педашенко благополучно нес службу до 86 лет.

Едем дальше. Улица Малая Арнаутская, на которой, как известно, и «делается весь контрабандный товар», выражаясь словами Остапа Бендера.

Как рассказывает Александр Отдельнов, это выражение великого комбинатора – совершеннейшая истина. Когда к середине двадцатых годов прошлого века почти всех контрабандистов поуничтожали, контрабанду пришлось-таки «делать» самим. Памятуя известное «контрабандное – значит, хорошее», умельцы с Малой Арнуутской наловчились в те времена производить самые невиданные подделки, называя их «контрабандным товаром». На деле же это был самый настоящий контрафактный товарец. Подделывалось все – лекарства, чай, кофе. Чай оказывался спитым. Контрабандный кофе – подкрашенной бурдой.

– В переработку шло все. Так получался «не наш» фальшивый жемчуг, шоколад из обычных каштанов и прочее, прочее. Товар реализовывался на Привозе. Приезжавшие туда крестьяне охотно приобретали подделки под видом контрабанды, – рассказывает Александр Отдельнов. – А расположенный на Малой Аранутской ресторан «Черное море» – тоже известен как «контрабандный адрес». Здесь в семидесятых годах прошлого века на втором этаже располагалась так называемая подпольная «бриллиантовая биржа».

ТОРГОВЛЯ ЖИВЫМ ТОВАРОМ ПО-ПРЕЖНЕМУ ПРИБЫЛЬНА

Ну, а вот и Карантинная арка.

– Отсюда, с Карантинной гавани, вывозили в Турцию Анастасию Гавриловну Лисовскую, вошедшую в историю под именем Роксолана, – продолжает свой рассказ Александр Отдельнов. – И, кстати, в этом смысле с тех времен тоже ничего не изменилось: контрабанда живым товаром по-прежнему остается одной из самых прибыльных. И именно через забор Карантинной гавани контрабандным путем большевики доставляли в Одессу номера газеты «Искра» – той самой, из которой возгорелось пламя 1917 года. Так что, как видите, контрабанда определенную роль сыграла и в смене политического строя империи.

Что же касается прямого назначения карантина, то здесь, по приезде в город из других стран, люди и товары должны были находиться не менее сорока дней – во избежание распространения возможных инфекционных заболеваний. Но далеко не все товары могли выдержать такой срок, и они буквально «растекались» по городу всякими «наработанными способами» именно с этого места.

– А неподалеку отсюда находилась знаменитая бильярдная, ее снесли сравнительно недавно. Здесь снимались эпизоды фильма «Место встречи изменить нельзя». Это было излюбленное место сбора контрабандистов. На них здесь частенько устраивались облавы. Между прочим, за контрабанду с 1922 по 1964 годы можно было получить и расстрельную статью. Но так уж сложилось в мировой истории, что контрабанда процветала даже в таких условиях, – подытоживает Александр Отдельнов.

Заканчивается экскурсия, конечно же, посещением Музея контрабанды на улице Екатерининской, где посетители смогут ознакомиться с самыми удивительными методами, которые наработали умельцы за сотни лет существования столь вечного явления, каким является контрабанда.
5477

Комментировать: