Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... -3
днем -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Против течения» — с Лирой

Среда, 6 мая 2015, 08:57

Александр Галяс, Юлия Татарчук

Порто-франко, 30.04.2015

Героиней передачи «Против течения» («Проти течiï»), которая выходит на Одесском областном радио, нередко становится сама ее автор — журналистка Светлана Лира. Она рассказывает о себе, своих проблемах и достижениях, делится своим опытом и даже кулинарными рецептами… Что это? Самореклама за бюджетные деньги? Нет, конечно! Просто Светлана — незрячая, и идею ее радиопрограммы можно сформулировать следующим образом: ничто не может помешать добиться успеха, если ты того желаешь и делаешь для этого все, что в твоих силах. И личный пример Светланы, выпускницы журфака ОНУ им. Мечникова, тому подтверждение.

— Светлана, насколько мы можем судить, «Против течения» — это не просто название программы, а ваше жизненное кредо?

— Да, я не люблю, когда о людях с ограниченными возможностями говорят с придыханием, упирая на то, что он (она) не такой, как все и нуждается в помощи.

Возьмем такой пример. Когда я прихожу в магазин (а хожу я за покупками сама), то обычно подхожу к охраннику и прошу позвать кого-то из сотрудников, кто поможет мне выбрать продукты. Мы набираем целую торбу, уже подходим к кассе, и тут меня спрашивают: «А как же вы поднялись к нам по ступенькам?» То, что продукты, которые я купила, еще надо приготовить, прежде чем съесть, не заинтересовало! А заинтересовало почему-то, как я по ступенькам поднялась! Я в таких случаях говорю: «А вы считаете, что подняться по вашим ступенькам намного труднее, чем приготовить еду?»…

Или, когда я захожу в маршрутку, то начинается: «Ой, слепая! Уступите ей место!» Иногда в процессе общения я пытаюсь объяснить людям, насколько это мне неприятно, и привожу такой пример. Представьте, что вошла в маршрутку девушка, которая весит 120 килограммов. И тут вдруг кто-то скажет: «Ой, толстая! Уступите ей место, чтобы она пространства меньше занимала». Правда, неприятно будет! Вот и мне неприятно, когда подчеркивают мой недостаток, когда жалеют…

Да вспомните сами, какими таких людей, как я, показывают по телевидению?

Вот он такой классный, но ему нужна квартира…

Или: она такая хорошая — и поёт, и танцует, но ей не хватает дивана, диктофона или ещё чего-то…

Я этого терпеть не могу, потому что каждому человеку чего-то не хватает. А мне хочется рассказывать о людях с ограниченными возможностями в позитивном ключе; что они могут нормально себя обслуживать, обеспечивать, что не сидят в квартире, а трудятся… Иными словами, я хочу показать, что мы — такие же, как и все остальные.

В нашем обществе до сих пор многие считают, что люди с инвалидностью должны сидеть дома — и всё. И нам в самом деле приходится идти против течения, доказывать, что мы можем реализоваться, быть самими собой. Ведь в каждом человеке есть какое-то движение. Если движется мозг, значит, движутся мысли. Если движутся мысли, значит, должно двигаться и всё остальное…

Я понимаю, что одна пятнадцатиминутная передача, выходящая раз в неделю, не изменит наше общество. Но если за мной эту идею подхватят другие, то что-то поменяется к лучшему.

— А как вообще появилась идея такой передачи?

— Я училась в 93-м интернате — для незрячих. Поскольку это учебное заведение — специализированное, мы были во многом изолированы от общества. И когда я поступила в университет, то весь первый курс занималась тем, что учила однокурсников со мной общаться.

Объясняла, что не нужно проходить мимо меня, а нужно поздороваться… Что не обязательно каждый день спрашивать: кто меня расчесывает…

Приходилось доказывать преподавателям, что не надо говорить мне: «Ладно, учитывая твои особенности, поставлю пятёрку», потому что если я не вижу, это не значит, что я тупая. И если я не подготовлюсь как следует к модулю или экзамену, то это вовсе не потому, что я не вижу, а потому, что я такая же ленивая, как и все студенты…

Вы можете себе представить, чтобы вас по пять-шесть раз в день спрашивали: почему вы ходите в этих штанах или в этом платье? Да вы в какой-то момент просто взбеситесь и скажете: «Блин, да сколько можно? Почему вы меня не спрашиваете о чем-то другом?» А мне приходится регулярно выслушивать вопрос: почему я не вижу? Это как тест какой-то на самообладание — в тысячный раз отвечать на этот вопрос.

Это, так сказать, предисловие, а теперь по сути дела.

Мне передача нужна для того, чтобы я могла рассказывать людям о простых, обычных вещах… И чтобы мне, может быть, на один-два раза реже задавали вопрос: почему я не вижу.

— Светлана, а что побудило вас выбрать профессию журналиста?

— А из чувства противоречия, всем назло!

Прежде незрячие после окончания школы, как правило, шли работать в УТОС (Украинское общество слепых), но сейчас эта структура, как и все советское, рушится, поэтому перспектив там нет. И многие выпускники поступают учиться на юристов, историков, филологов, психологов или массажистов.

Как-то к нам в школу пришла девушка, она рассказывала о своей массажистской практике, показывала свои руки: они все в жилах выделяющихся. Я подумала: нет, я такие руки не хочу иметь.

Учиться на историка? Так получилось, что с пятого по двенадцатый класс я проспала на всех уроках истории (смеётся).

На филфак меня толкали идти. Я ведь в школе многим помогала писать сочинения, проверяла диктанты, писала рефераты… Еще говорили, что филологический — это факультет невест. И что, думала я, мне тоже предстоит быть в этом стаде невест? Не хочу!

У меня был знакомый, который работал в газете, и он буквально заворожил своими рассказами о журналистике. Но мне в школе начали говорить, что в университет «на журналистику» нереально поступить, что там очень сложно учиться, в общем, чтобы я туда даже не лезла. А я взяла и поступила!

— Что было для вас самым сложным в процессе учёбы?

— Когда преподаватели делали одолжение и ставили хорошие оценки.

Сдавала я как-то экзамен преподавательнице, о которой девчонки говорили, что ей по семь раз ходят пересдавать. Конечно, я переживала. Но вот задала она мне вопрос — я ответила. Задала второй — я ответила. И приободрилась так. А третий вопрос — не помню. Еще один — не знаю… Уже понимаю, что всё — на два из четырёх вопросов не ответила, и говорю преподавательнице: «Давайте, я в следующий раз приду, пересдам».

И тут она говорит: «Подождите. Вас 80 баллов устраивает?» (это по стобалльной шкале «четверка» получается).

Я растерялась, а она не поняла, что я растерялась, и говорит: «Ну хорошо, девяносто».

Мне так обидно стало! Вышла в коридор, разрыдалась… Мне девочки говорят: «Ты — дура, мы бы хотели оказаться на твоём месте». А мне неприятно было…

— То есть, вам и учиться пришлось «против течения»?

— Сначала — да. Мои однокурсники восприняли меня как равную только в конце второго курса, когда я защитила курсовую. Наверное, я не должна говорить, что это была самая крутая работа? Но это была крутая работа! (смеётся).

После чего мои предложения «скинуть конспект» уже воспринимали всерьёз (смеётся).

Но, с другой стороны, я никого не виню, что поначалу у нас были проблемы. И не здоровались со мною однокурсники не потому, что они такие злые дети, а потому что не знали — как это делать. Мне одна девочка так и сказала: «Подскажи, как с тобой обращаться, чтобы я знала».

— Почему вы выбрали радиожурналистику?

— Я не выбирала, это случайно произошло. После окончания университета мне нужно было искать работу. Пробовала заниматься копирайтингом, но не сложилось. Хотя узнала кучу информации про биокотлы, блютуз-браслеты и так далее (смеется).

А в областной телерадиокомпании работает моя знакомая Оля Горносталь. Она меня познакомила с директором радиопрограммы областной телерадиокомпании Геннадием Викторовичем Степаненко, и он меня взял на работу.

Никогда не думала, что мне понравится радиожурналистика, потому что нас готовили как «печатников». Но оказалось, что работать с радиотекстами очень интересно. Мне нравится подбирать звукоряд, я получаю особый кайф, когда понимаю, что попала именно в точку этим звуком. Ещё мне нравится сидеть со звукорежиссёром, когда идет монтаж передачи.

— Ваши герои — тоже те, кто «против течения?»

— Да, вот, например, Анна Серпутько, которая преподает в Киевском университете имени Драгоманова. Она очень плохо видит, а поскольку работает на кафедре педагогики, было поучительно послушать, как ей удаётся обучать людей с ограниченными возможностями здоровья.

Был такой интересный случай. Срывалось интервью, и я попросила прийти на запись свою одноклассницу, умеющую вязать крючком. В конце нашей беседы я предложила ей провести мини-мастер-класс по вязанию. Она рассказала, как сделать цветочки к празднику Весны. Оказывается, это довольно-таки легко. И слушателям понравилось…

Много я рассказываю о повседневной жизни. Ко мне однажды даже подошла наша секретарь и попросила рецепты, которые я давала в эфире.

Рассказывала я и о своём опыте занятия дайвингом. Романтичная такая получилась передача…

Возможно, это прозвучит слишком пафосно, но я во многом сама герой этих передач. Мне нравится, что я рассказываю о проблемах именно так, как хочу я, а не как это делают журналисты. Хоть я и сама журналист (смеется).

— А вот тут попросим поподробнее…

— Когда у нас принято говорить о людях, у которых проблемы со слухом, зрением и так далее? Ко Дню инвалидов либо к Международному дню белой трости. Журналисты всегда в это время судорожно бегают по городу и ищут себе объекты. И всем хочется найти такого героя, который не просто сидит в квартире, а чем-то занимается. Но тем, кто чем-то занимается, уже немного надоело, что журналистов они интересуют только два раза в год.

Как-то мне, еще студенткой, довелось стать героиней телепередачи. Сюжет был на тему «Город глазами незрячих».

Я пришла вся такая красивая, расфуфыренная: в красном плаще, в замшевых ботинках на каблуках, с распущенными волосами, с маникюром. Пусть, думаю, все знают, что я — нормальная тётка!

Мы прошлись по Приморскому бульвару. Я рассказывала, как себе всё это представляю. Старалась быть такой умной, интересной. А я действительно многое знаю о бульваре… Но в итоге — такую несчастную умудрились из меня сделать!

Хотя я понимаю, что среднестатистический здоровый человек думает так же, как и авторы этого сюжета. И для зрителей диссонанса в той передаче наверняка не было. Он был только у меня.

— Светлана, но давайте говорить прямо: журналистика — это же не только работа в студии, но и выезды на место события, подготовка репортажей, опросы…

— Я не могу сказать, что передвигаюсь свободно. Но по тем маршрутам, которые знаю, хожу хорошо. Например, на проспекте Шевченко нормально ориентируюсь: могу найти и банк, и почту, и магазины. Но, понятное дело, если меня на поселок Котовского закинуть, то буду стоять, как камень….

— Вопрос, конечно, банальный, но как без него обойтись: каким вам видится будущее?

— Когда я окончила университет, мечтала стать преподавателем. Сейчас готовлюсь к поступлению в аспирантуру. Сдала кандидатский экзамен по философии. Нашла преподавателя, который согласен уделять мне много времени. Правда, это будет не журналистика, а прикладная лингвистика.

Я хочу со своим научным руководителем создать достойный украинский синтезатор для незрячих. Нельзя сказать, что таких синтезаторов нет; их даже целых четыре штуки, но это адаптированные русские синтезаторы, где просто поменяли некоторые фонемы. Я понимаю, что это очень трудоёмкая работа, но я люблю быть полезной людям. У меня не всегда это получается, но я очень люблю. И горжусь, когда ко мне кто-то обращается за помощью…

КОММЕНТАРИЙ Г. В. СТЕПАНЕНКО:

«Я не скрою, что консультировался со многими людьми, прежде чем принять решение о зачислении в штат Светланы Лиры. И большая часть из них отговаривали от такого шага. Что характерно, среди них были и незрячие.

Но Светлана произвела сильное впечатление своей настойчивостью, напористым характером, требовательностью к другим и себе, своим желанием доказать, что не имеет ограничений в самореализации. У меня такое впечатление, что она может достигать тех целей, которые многие ставят перед собой в юности, но которые у большинства потом мельчают и нивелируются. Светлана не такой человек.

Безусловно, мы предложили ей максимально благоприятный режим работы. Если Светлана и выезжает в незнакомые места для интервью, то это решение она принимает сама и, если нужно, ищет сопровождающих. Кстати, она — помимо работы — путешествует без сопровождающих. Света — очень коммуникабельный человек, всегда знает, когда и с кем можно договориться.

Что касается профессии, то её материалы отличаются глубиной и свежестью восприятия. Парадоксально, но именно она работает над тем, чтобы создать качественный звуковой фон для своих материалов. У других на это не хватает энтузиазма. А её передачи отличаются тем, что вы погружаетесь в звуковую атмосферу того, о чём рассказывает журналистка.

Отклики на ее передачу восторженные, особенно, понятное дело, от незрячих. А замысел этой программы и состоит в том, что люди, которые при трудностях опускают руки, должны понять, что, потеряв многое, можно, тем не менее, многого и достичь. Конечно, для тех, кто не имеет потенциала преодолевать препятствия, все бесполезно. Но ведь немало тех, кому нужно показать пример. Продемонстрировать, что нет безвыходных ситуаций.

У Светланы в одной из передач был герой по прозвищу Фантик. Он был скалолазом-одиночкой, ходил на сложные восхождения. Но разбился на летательном аппарате и сильно повредил позвоночник. Тем не менее, преодолевая адские боли, добился того, что начал передвигаться. И чтобы вы думали: как только он этого достиг, тут же полез с костылями за плечами в гору. Конечно, тут есть элемент безрассудства, но зато какая воля к жизни!

Еще хочу отметить, что Светлана проявляет себя не только как журналист. По её инициативе собирали вещи для инвалидов-беженцев, которые жили в Сергеевке. Она лично укомплектовала все вещи, что принесли, проследила за отправкой.

Я знаю, насколько важно для Светланы делать то, о чём она мечтала. Я и верю в то, что она многого достигнет».

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Готовя этот материал, мы обнаружили любопытную деталь. Оказывается, в древности о слепцах говорили так: это человек с изобилием света. И есть какая-то символика в том, что нашу собеседницу зовут именно Светлана, Света…
7595

Комментировать: