Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... 0
днем -5 ... -3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Прости меня, Жужа…

Четверг, 26 февраля 2015, 12:48

Алена Войтенко

Время Ч, 26.12.2014

Жужа, Жуха, Жусик — так мы называли подобранную мною три года назад маленькую трехцветную кошку. Огромные зеленые глаза, тихое мурчание и безмерная любовь ко всем членам семьи — такой была она, моя любимица, которую без преувеличения можно было назвать добрым духом нашего дома. Каким счастьем было, приходя домой, слышать ее торжествующее мяуканье из-за открываемой двери, видеть счастливые глаза!

Жужа прожила в нашем доме три года и умерла на моих руках. «У нее анализы здорового животного», — говорили мне в Центре здоровья животных на улице Ивана Франко, где так и не смогли определить (несмотря на огромное количество обследований и анализов), почему вдруг начала тяжело дышать и плохо себя почувствовала, а потом через 11 дней умерла молодая здоровая кошка. Говорят, что окончательный диагноз ставит патологоанатом. Мы не стали вскрывать Жужу, но после ее смерти я передумала очень многое.

В медицине есть такое понятие, как деонтология. Это — учение о юридических, профессиональных и нравственных обязанностях и правилах поведения медицинского работника по отношению к больному, а в ситуации с больными животными — к их владельцам. Мне сложно судить о профессиональных аспектах лечения моей кошки, а вот относительно чисто человеческих моментов пребывания моей любимицы в клинике вопросов возникает очень много...

До трагедии с Жужей я не имела обыкновения общаться на интернет-форумах, поэтому когда вечером 30 октября кошка плохо себя почувствовала, отправилась в единственную известную мне круглосуточную клинику. После укола животному стало легче, и нам предложили оставить ее до утра... Отзывы об этой клинике на Одесском форуме я прочла уже позже, когда ничего нельзя было исправить:

sinderella1980

Говоря об этой клинике, хочу отметить, что основное в ней — это получить деньги. Реально здоровье животных на каком-то месте после денег. Истинную причину заболевания не ищут, видимо из-за низкого профессионализма, и основной упор — на антибиотики. Просто губят животных. Говорю об отделениях на Франко и Рабина. В других не была.

Lysia

Полнейшее разочарование в этой ветклинике... особенно в отделении на Ив. Франко. Работают студенты, небрежное отношение и развод на деньги... причем объяснить, откуда такие суммы, при выяснении они не в состоянии, все с потолка. Просто противно от общения с ними... чуть не угробили и без того еле живых подобранных на улице животных, вовремя сбежали оттуда.
Никто не может так зверски относиться к животным, как человек.

Первый шок от клиники — когда ты приходишь утром проведать свое заболевшее животное и хочешь переговорить с лечащим врачом. А его нет. И завтра не будет, и послезавтра. В Центре здоровья животных три клиники — на Ивана Франко, Махачкалинской и И. Рабина. И ветврачи кочуют из одной клиники в другую. И даже трубку мобильного, если тебе удалось добыть номер, берут не всегда. А у тебя сердце разрывается. Особенно, если домашние животные раньше ничем не болели, знакомых ветеринаров нет, а все врачи, у которых лечишься ты сама, суперпрофессиональны. Здесь же, несмотря на внешний лоск, я сердцем чувствовала, что что-то не так. Но забрать кошку домой не могла — ей было тяжело дышать... Поэтому я старалась бывать в клинике как можно чаще. Приходила туда трижды в день и находилась с Жужей как можно дольше. Может быть, поэтому и разглядела то, что при мимолетных визитах не бросается в глаза.

Ветеринарная клиника расположена на первом этаже жилой пятиэтажки. В боксах для животных на полах — плитка. Без подогрева. На нее стелят тоненькую бумажную пеленочку. Насколько это неприемлемо для больного животного, понятно и без специального ветеринарного образования. Я же, присев рядом с Жужей на пол бокса, почувствовала через плотную юбку и шерстяные колготки реальный холод. И стала носить с собой по 6 плотных махровых полотенец ежедневно, меняя их трижды в день, полностью застилая полы в боксе.

Моей кошке было тяжело дышать, и ей регулярно надевали кислородную маску. Но это не то, что вы подумали. В очень недешевом центре роль маски исполняет закрепленная за ушками животного обрезанная пластиковая бутылка. В отверстие засовывают трубки от допотопного кислородного аппарата. И уплотняют марлечкой. Ее нужно постоянно держать пальцами, чтобы она не выпадала, и кислород не уходил на сторону.

Это я

Плохо, очень плохо, когда в клинике не ведется история болезни животного, и нет постоянных врачей. Каждый раз, приходя в клинику, попадаешь на нового врача (студента или только закончившего институт) и рассказываешь все сначала. И каждый раз новый врач смотрит старое назначение и назначает еще дополнительное лечение к уже существующему, т. е. отсебятину.
В свете последних событий клиникой разочарована, медперсоналом еще больше. А ведь всегда они для меня были только на хорошем счету.

Panterёnok

...нормальные вет. врачи в ЦЗЖ не задерживаются. Информация для новичков — стоит лишний раз задуматься прежде, чем обратится в эту клинику!!!

Когда прошло пару дней, и диагноз не был установлен, я захотела пообщаться с директором клиники, но как раз тогда он убыл в Германию. Подробнее об его странствиях по городам и весям все желающие могут прочесть на Фейсбуке и фото посмотреть (Баварская вечеринка. Весело, вкусно, танцевально. — здесь: Lоwenbrаukeller. Вечеринка теплая и дружественная. — здесь: Messestadt Munchen Музей игрушек. — здесь: Marienplatz Мюнхен прекрасный город-музей — здесь: Кёнигсплац. USAVA В 2018 году FECAVA конгресс состоится в Эстонии! Спасибо за замечательную презентацию и угощения!) и прочее. А мне в это время предлагали варианты диагнозов: кошка чего-то надышалась — порошка или химии, либо вирус подхватила. Но не складывалось: в доме живет еще одна кошка — Маха, которая до сих пор сильно тоскует по Жуже. Но она была здорова. Тогда появился еще один вариант — врожденное заболевание сердца. Но и этот диагноз не подтвердился после моего визита к известному в городе УЗИ-кардиоспециалисту. Визит в еще одну клинику, обследование и рекомендации врача дали первый позитивный результат — язык кошки порозовел, она начала дышать значительно лучше. Но в ту клинику животное могли взять только через две недели. Не было мест. Центр же, где находилась Жужа, стоял полупустой. Я относила это за счет высокой стоимости лечения. То, что репутация некогда уважаемой клиники уже давно, как говорится в народе, «ниже уровня плинтуса», я узнала слишком поздно...

В тот день на работе днем у меня защемило сердце. Ответ из клиники на вопрос о здоровье Жужи меня ввел в шок. После медицинской процедуры кошке стало плохо, она рвала, упала температура. В клинику я домчалась за несколько минут. Еще пару минут — переложить Жужу с так называемой кислородной маской на мордочке к себе на колени на грелку, укутать в теплую жилетку и укачивать, как ребенка. Я неподвижно просидела в клинике с медленно приходящей в себя кошкой на руках несколько часов. Когда ближе к полуночи задремала, услышала сверху жалобное мяуканье. Привезенная после неудачных родов и оставленная на ночь под опеку медиков красавица британка зацепилась лапкой за плетение сетки, прикрывающей дверь бокса, и не могла освободиться. Пока я встала с Жужей на руках, стараясь ее не разбудить и не стянуть маску, пока я осторожно уложила кошку на скамейку, британка звала на помощь, не переставая. Однако дежурный медработник, очевидно, этого не услышал, и лапку испуганного зверя из плана освобождала я...

Диана 88

Принесла на Махачкалинскую котенка с лишаем, после прописанной таблетки низорала котенок впал чуть ли не в кому, а через сутки, находясь у них в стационаре, из-за того, что псевдодоктор Ольга, фамилии не помню, ночью спала и не доглядела — котенок умер.

Шло время. Кроме увиденного на УЗИ инородного тела в желудке, которое вполне могло быть свалявшимся клоком шерсти длинношерстной кошки, медики центра ничего не обнаружили и окончательного диагноза не поставили. После того что вежливая девушка на ресепшене, принимая оплату, сказала мне: «Как долго длится агония вашей кошки!», я поняла, что очень надоела персоналу своими расспросами, слишком частыми визитами с регулярной заменой использованных одноразовых пеленок в переноске, служившей Жуже домиком. Их почему-то очень не любят менять. Очевидно, экономят...

Мы договорились о переходе в другую клинику. Утром 11 ноября, придя в ЦЗЖ, я обратила внимание на вялость кошки. Обычно мурчащая и обнюхивающая мой свитер и домашние полотенца, Жужа была абсолютно безучастна. Вопрос к сотруднице клиники о температуре животного вызвал большое недовольство и напоминание о том, что пришли мы практически одновременно. О таких полезных вещах, как графики и журналы, истории болезни и проч., здесь очевидно, не слышали. Потом выяснилось, что в термометре не работает батарейка и вообще «он полетел, такое бывает». Неужели в столь дорогой клинике, патрон которой позиционирует себя как руководитель общественной организации ветеринаров, некому подумать о покупке запасной батарейки?

Когда наконец-то найденным вторым термометром была измерена температура, выяснилось, что она критически низкая. Кошка угасала на глазах...

Выгревание Жужи грелкой, поиск лечащего врача по телефону (она в очередной раз дежурила в другой клинике!) — это уже даже не непорядок, это беспредел!

Аква

Почему я должна назубок знать все препараты и процедуры, а врачи меня об этом спрашивать? Все просто донельзя — у них нет учета даже для стационарных животных. Животное передается как переходящее знамя от врача к врачу, что называется начал лечить один, а потом каждый врач со своими пятью копейками прошелся. И как финал — смерть животного, которое наверняка можно было вылечить, если не пинать от одного к другому.

Однако самым большим шоком была встреча с вернувшимся из Германии руководителем Центра здоровья животных Владленом Ушаковым. Я узнала, что кошка все эти дни живет только благодаря сотрудникам центра (а на самом деле тысячам гривень, которые были уплачены моей семьей в это заведение), что ему регулярно по электронной почте врачи сообщали о состоянии Жужжи, и оно не вызывало опасений (а как же тогда ее жизнь, поддерживаемая только героями-ветврачами?), что кошке необходима компьютерная томограмма, но в таком состоянии везти ее нужно на обследование с кислородными подушками и в сопровождении медработников, а также подписать бумагу, что если что, я претензий не имею. И вообще, если что-то и найдут, она не операбельна. Неуважение же господина Ушакова к мнению его коллег, к которым я за свои деньги обращалась за консультациями, пока он отдыхал на «теплых и дружественных вечеринках», а его сотрудники ждали появления гуру, меня просто шокировало. Я поняла, что в среде ветеринаров, к сожалению, не приняты консилиумы...

Жужа умерла 11 ноября в 18.50 на моих руках. Я не успела ее отвезти в клинику, где действительно любят животных.

После ее смерти я поставила своей целью каждый день рассказать хоть одному человеку эту горькую историю — чтобы спасти других животных. Среди тех, с кем я говорила за эти полтора месяца, минимум у 15 человек домашние любимцы погибли в этом центре. Выводы делайте сами.

Прости меня, Жужа...

Р. S.

22 декабря Владлен Ушаков выставил на своем Фейсбуке:

«ПЕРЕД НАЧАЛОМ РАБОЧЕЙ НЕДЕЛИ ПОМНИТЕ — ЛУЧШЕ ВСЕХ В КОЛХОЗЕ РАБОТАЛА ЛОШАДЬ, НО, ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ОНА ТАК И НЕ СТАЛА».

Очевидно, это и есть жизненное кредо человека, из-за непрофессионализма и бездушия подчиненных которого не одна я, к сожалению, лишилась домашнего любимца.

Р. Р. S. В отличие от выпускников медицинских факультетов, дающих клятву Гиппократа, врачи ветеринарной медицины не принимают перед лицом государства и народа никаких моральных обязательств в сфере профессиональной деятельности, не дают клятвы всемерно поддерживать престиж профессии и должности (ПОРТАЛ ВЕТЕРИНАРА. Профессиональная этика врача ветеринарной медицины.).
7008

Комментировать: