Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +2
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Промрынок «7-ой километр» — государство в государстве?

Пятница, 6 сентября 2013, 18:06

Надежда Супранович

Слово, 05.09.2013

Пару лет назад, в Москве, после многих перипетий был, наконец, закрыт печально известный Черкизовский рынок. По мнению официальных властей, эта территория была своего рода черной дырой, где не действовали федеральные законы, имелось много контрабандных товаров и нелегальных мигрантов. Примерно 40 процентов товарооборота на этом рынке было скрыто «в тени». По этим причинам федеральные власти сочли его дальнейшее существование невозможным.

Думается, по сравнению с одесским «7-ым километром», Черкизовский рынок, как говорится, еще цветочки. Есть все основания предполагать, что теневой товарооборот на «7-ом километре» составляет 85 процентов от общего объема. И, по словам многих предпринимателей, так называемые нелегалы, с некоторых пор, здесь, фактически, правят бал...

КОНКУРЕНТЫ ОБЪЕДИНИТЬСЯ НЕ МОГУТ?

Впрочем, если вспомнить историю создания и развития рынка, то, думается, иначе и быть не могло. На стыке 80-х и 90-х годов «7-ой километр» появился практически стихийно. По логике вещей, его предпринимателям следовало сразу создать свой профсоюз, взять управление рынком в свои руки и легализовать свое положение. Но ничего подобного не произошло.

— У предпринимателей для этого совершенно не подходящая психология, — говорит председатель профсоюзной организации авторынка «Успех» Сергей Самойлюк. - Думаю, по этой причине они никогда не будут движущей силой революции, хотя вполне могут быть ее спусковым крючком. В отличие от рабочих, все предприниматели друг другу потенциальные конкуренты. И поэтому каждый сам за себя. Сегодня вместе вышли на митинг, а завтра переманиваем друг у друга покупателей...

Оставаясь безвольной аморфной массой, предприниматели «7-го километра» стали подвергаться постепенному «закрепощению». Поначалу руководство ПГТ «Авангард» взимало плату лишь за вход на территорию рынка. Затем было создано ООО «Промтоварный рынок», которое стало «облагать данью» предпринимателей. По слухам, поборы постепенно росли, а вместе с ними и цены. Еще в середине 90-х на рынке можно было купить добротную кожаную куртку всего лишь за 100 долларов. А уже в 2000-ом году такое изделие, даже из тонкой перчаточной кожи, стоило 150 долларов. Выплачивая «административную дань» предприниматели, разумеется, закладывали эти расходы в цены. И чем увереннее чувствовала себя на рынке его администрация, тем ниже становилась покупательная способность каждого из нас. В сущности, это и есть так называемая дифференциация общества: разделение на бедных и богатых...

На сегодняшний день аренда одного торгового павильона на рынке, судя по официальным договорам, стоит несколько тысяч гривен в месяц. Однако, по словам предпринимателей, ежемесячная арендная плата, в зависимости от расположения павильона, на самом деле составляет от двух до семи тысяч долларов. Причем на таких условиях работает большая часть предпринимателей. Лишь незначительное число из них имеют свои собственные павильоны.

В тех же случаях, когда павильон сдан в аренду, «вычислить» его реального владельца практически невозможно. Потому что данное имущество сдается по нескольку раз, переходя из рук в руки. Однако, по слухам, почти «все ниточки» и денежные потоки тянутся к администрации рынка.

Вывести первоначального арендодателя на чистую воду, можно было бы, запретив субаренду. Однако подобные меры в компетенции лишь государственной власти. И, судя по всему, она в них никак не заинтересована.

Вообще, всякий раз, когда на пути государственной машины оказывается серьезный капитал, она явно буксует. И ситуация на «7-ом километре» — тому лишь дополнительное свидетельство.

На сегодняшний день на рынке работает примерно 15 тысяч предпринимателей. А его ежемесячный денежный оборот, по мнению некоторых специалистов, составляет около 20 миллионов долларов. Общая площадь «7-ого километра» — примерно 70 гектаров. И каждый год она становится все больше. Возможно, рынок когда-нибудь поглотит и всю Одессу, вместе с ее мэрией и облгосадминистрацией. Во всяком случае, он развивается весьма интенсивно, а беспомощность государственных и местных властей при этом вполне очевидна.

ЗАСИЛЬЕ ЧУЖЕЗЕМЦЕВ?

С 2010 года ситуация на «7-ом километре» особенно обострилась. Администрация объявила предпринимателям о начале реконструкции рынка. Через некоторое время на «Мылке» (площадке, где раньше продавались моющие средства) началось «великое переселение народа». По словам очевидцев, здесь было снесено около девятисот торговых палаток и на их месте возведено около трехсот павильонов из гофрированного металла. (Предприниматели эти павильоны называют ролетами.) Стоимость одного такого павильона составила примерно 70 тысяч долларов. Фактически — это цена отдельной квартиры со всеми удобствами. Разумеется, новые торговые места многим оказались не по карману.

По слухам, их приобретали в основном китайские мигранты. Причем без всяких документов. Они китайцам все равно не нужны. Ведь большинство из них проживает на территории нашей страны нелегально. В тех же случаях, когда у китайского мигранта есть хотя бы вид на жительство, этим документом пользуется сразу несколько человек. Для нашего непривычного глаза все китайцы практически на одно лицо. Поэтому идентифицировать личность кого-либо из них по фотографии довольно трудно.

Для администрации рынка такие нелегалы, скорее всего — идеальные партнеры. Во-первых, с деньгами. Во-вторых, что бы ни случилось, не станут никуда жаловаться.

Само собой, нелегальные мигранты это — криминогенная среда. Именно через них в любую страну, как правило, просачиваются запрещенное оружие и наркотики. К слову, в России уже начались массовые зачистки нелегалов. И по слухам, все они хлынули в Украину.

После ликвидации примерно шестисот торговых мест на «Мылке» среди предпринимателей начались волнения. Теперь на «7-ом километре» уже есть свой профсоюз. Более того, он работает в тесной взаимосвязи с аналогичными организациями на других рынках. Скорее всего, если бы предприниматели сумели объединиться раньше, у них теперь было бы гораздо меньше проблем. Но, как говорится, знал бы, где упадешь, соломку подстелил.

«ФОТО И ВИДЕОСЪЕМКА ЗАПРЕЩЕНЫ!»

Недавно на рынке вынули из петли предпринимателя Азу Ольховскую. Женщина пыталась повеситься на распорке своей палатки. Ее довели до отчаяния непосильные поборы и постоянная угроза потерять бизнес.

Дважды была избита председатель всеукраинского профсоюза предпринимателей Єдність» Ольга Костенко. Один раз возле своего дома, второй раз — прямо на рынке. Женщина уверена, что в обоих случаях хулиганы выполняли заказ администрации рынка.

Недавно по поводу деятельности Ольги Костенко закончилось очередное судебное разбирательство. Администрация рынка возбудила против нее иск в Киевском районном суде. Хотя живет Ольга в Суворовском районе, а работает в Овидиопольском. В исковом заявлении говорится, что ответчица мешает нормальной работе рынка, распространяя среди его клиентов ложную информацию, организовывая «незаконные» собрания, митинги, уличные демонстрации и даже: «принимая непосредственное участие в инсценировке самоубийства» на территории рынка. Последнее обвинение выдвинуто без всяких пояснений. Может, Ольга помогала несчастной Азе привязывать веревку к распорке или выбивала у нее из-под ног табуретку?

Тем не менее, Киевский районный суд города Одессы удовлетворил требования администрации рынка почти в полном объеме. Постановлением этого суда предпринимателю Костенко теперь запрещено проводить на территории рынка любые собрания и митинги, осуществлять там фото и видеосъемку, как самостоятельно, так и с «привлечением» любых телекомпаний, распространять любую печатную продукцию и даже: самой находиться на территории рынка без разрешения администрации.

Вынося последний запрет, судья, видимо, не учел, что Костенко на этой территории имеет частную собственность — торговый павильон в восемь квадратных метров.

Что же касается «проведения собраний, митингов и распространения печатной продукции», то все это напоминает банальную попытку заткнуть человеку рот. А как же, в таком случае, гарантированное каждому гражданину Конституцией Украины право на свободу слова? Между прочим, эта статья Конституции — прямого действия!

Думаю, требует некоторых пояснений и судейский термин с «привлечением» телекомпаний. Означает ли это, что сами журналисты тоже теперь не могут что-либо снимать или фотографировать на территории рынка? Если так, то как же тогда статья Уголовного кодекса о препятствовании журналистской деятельности?

Если «7-ой километр» и в самом деле становится своего рода государством в государстве со своими специфическими законами, то Киевский районный суд, возможно, намерен этому способствовать.

Само собой, на упомянутое постановление суда уже есть апелляционная жалоба. Однако ее рассмотрение почему-то затягивается.

— Я в настоящее время голодаю, — говорит Ольга Костенко, - в знак протеста против ущемления прав предпринимателей, продажности судов и власти.

Объявив голодовку, председатель всеукраинского профсоюза предпринимателей теперь ночует на рынке и практически не отходит от своего павильона. Маленькая торговая точка стала местом ожесточенного противостояния.

Когда мы вместе с Сергеем Самойлюком беседовали с Ольгой Костенко, к нам подошел охранник и безапелляционным тоном потребовал убрать видеокамеру: фото и видео съемка на территории рынка запрещены! Спорить с ним было совершенно бесполезно. Действия охранника были наглядной иллюстрацией к постановлению Киевского районного суда.

К слову, некоторые СМИ недавно распространили информацию о том, что на рынке были избиты журналисты телекомпании «Новая Одесса». Если это избиение имело место, то произошло оно, наверняка, при похожих обстоятельствах.

Завязавшийся было, конфликт быстро разрешился благодаря Ольге Костенко. «Идите ко мне в ролет!» — громко крикнула она нам. Укрывшись у нее в павильоне, мы заперлись изнутри и продолжили беседу. Нас больше никто не тревожил.

«ШТУРМ» В КОНЦЕ ОПАСНОЙ ПРОГУЛКИ...

Через несколько минут, после нашего ухода Ольга позвонила Сергею на мобильник и сообщила, что «за нами увязался хвост». Мы сразу же почувствовали себя разведчиками на вражеской территории. Чтобы «отвязаться от хвоста» решено было сесть в машину и поехать на «Мылку».

С машиной нас ожидал небольшой сюрприз: ее дверца не открывалась. Мешал автомобиль, припарковавшийся рядом. Попасть на свое водительское место, Сергей смог лишь через дверцу для пассажира. Взимая с автомобилистов плату за проезд на рынок, его служащие, похоже, не интересуются тем, кто, где и как припарковался. Единственное для всех автомобилистов непреложное правило: не мешать торгующим. Но и его, судя по всему, установили не служащие, а сами предприниматели с помощью своих кулаков.

Осматривая преобразившуюся «Мылку», мы то и дело уворачивались от чужих машин. Дорожной разметки вместе с элементарным порядком на рынке явно не хватает. Поэтому пешая прогулка по нему небезопасна.

Между тем, здесь уже давно есть свои улицы и площади: улица Розовая, улица Разгрузки, площадь Харьковская и т. д. «Торговый город» — про «7-ой километр» — это даже мягко сказано. Рынок напоминает скорее торговый мегаполис. Думается, организовать здесь всеобщую проверку документов практически невозможно. Нужна специальная войсковая операция.

После прогулки мы направились к зданию администрации рынка. В прохладном кондиционированном вестибюле нас встретили трое охранников. Четвертый сидел за конторкой. При виде нас молодые люди выстроились в шеренгу, загораживая собой лестницу.

— Что, готовитесь к штурму? — пошутил Сергей Самойлюк.

Между тем охранник, сидевший за конторкой, уже звонил по внутреннему телефону и докладывал о моем приходе. В очередной раз, повторяя свой доклад, он кому-то сообщил, что я попросилась на прием вежливо. Надо полагать, это качество не было здесь привычным.

Не нужно быть особо проницательным человеком, чтобы заметить психологическое напряжение сотрудников администрации. И, скорее всего, это напряжение вызвано неблагополучной ситуацией на рынке. Правда, сама администрация наличие подобной ситуации категорически отрицает. Впрочем, как и все остальное...

«ИНСЦЕНИРОВКА И ПРОВОКАЦИЯ»?

От имени администрации «7-ого километра» со мной встретился председатель профсоюза работников рынка, Виктор Кудлай. (В ООО «Промтоварный рынок», которое содержит рынок, работают примерно полторы тысячи человек.)

Я рассказала ему о том, как во время нашей беседы с Ольгой Костенко один из охранников пытался препятствовать моей профессиональной деятельности.

— Я этого всего не видел, - ответил Виктор Кудлай. Услышанное оказалось настолько неожиданным, что я даже растерялась. Первым моим желанием было сообщить профоргу рынка, что у меня есть аудио и видео запись происшедшего инцидента. Но в последний момент я удержалась из опасения, что легко могу лишиться и того, и другого. Поэтому разговор перешел в иное русло.

— Что вы может сказать по поводу недавней попытки самоубийства на рынке?

— Что касается попытки самоубийства или инсценировки самоубийства, - говорит Виктор Кудлай, - то этот момент можно рассматривать с разных сторон. Но давайте мы будем сначала рассматривать деятельность Ольги Костенко. Она — инициатор и вдохновитель всех подобных событий, особенно таких провокационных, как суициды и драки...

— То есть вы считаете, что суицидальная попытка — это провокация?

— Естественно. Спланированная провокация против администрации рынка...

Примерно то же самое можно прочитать и в исковом заявлении администрации рынка против Ольги Костенко. Только там еще говорится, что после попытки самоубийства Аза Ольховская «была доставлена в медпункт с диагнозом: суицидальный невроз и истерический ступор». Интересно, откуда у провокатора или актера мог взяться такой диагноз?

Разумеется, бывают случаи, когда человек, предпринимая попытку самоубийства, на самом деле умирать не хочет. Его цель — добиться от окружающих помощи или хотя бы сочувствия. Поскольку он, безусловно, страдает. Но даже в таких случаях говорить об инсценировке или провокации, по меньшей мере, жестоко.

Что же касается Ольги Костенко с ее листовками, митингами и голодовками, то, допустим, она и в самом деле провокатор. Но каковы в таком случае ее мотивы?

— Захватить торговые места, — говорит Виктор Кудлай, - ничего не платить, стоять там и работать.

— А каков же уровень арендной платы за торговое место?

— То, о чем вы говорите, касается лишь взаимоотношений между предпринимателями. Администрация рынка в них не вмешивается. Владельцы же торговых мест ежемесячно выплачивают в кассу рынка лишь сумму, эквивалентную примерно тремстам долларам. И все.

Выходит, это сами предприниматели обдирают своих коллег, сдавая в субаренду контейнеры? Но зачем же, в таком случае, устраивать «провокации против администрации рынка». Логики здесь явно не хватает.

И еще один далеко не праздный вопрос: вправе ли была администрация рынка навязывать предпринимателям «Мылки» покупку павильонов?

— Замена палаток на павильоны произошла в соответствии с планом реконструкции этой площадки, - отвечает Виктор Кудлай. — Люди об этом были заблаговременно предупреждены. Многие письменно дали свое согласие. Практически девяносто девять процентов предпринимателей согласились с нашими условиями.

— Но, позвольте, как же они могли согласиться, если большая часть из них потеряла свои рабочие места? Вместо девятисот палаток на «Мылке» было установлено триста ролетов.

— У меня нет таких данных. Администрация рынка постоянно размещает временные торговые места на свободных площадках. Появились новые столы и палатки за улицей Розовой, улицей Разгрузки и на Харьковской площадке. Никто не остался без работы. Люди просто перешли с одного места на другое.

Выходит, люди дали свое письменное согласие фактически на то, чтобы торговать на новом месте. При этом, прекрасно понимая, что и оттуда их через какое-то время могут переместить. Свежо преданье, но верится с трудом...

РУБИМ СУК, НА КОТОРОМ СИДИМ?

— Приезжайте на рынок со спокойной душой и думайте только о том, что вы хотите купить, - добавил напоследок Виктор Кудлай. - Некоторые СМИ хотят создать вокруг нашего рынка напряженность и раздуть страсти. А все это, к сожалению, на руку конкурентам. Есть торговые центры и большие рынки в других городах. Они тоже претендуют на формат оптовой торговли.

Трудно себе представить, что кто-то специально хочет подорвать престиж «7-ого километра». Гораздо легче поверить в то, что администрация рынка в погоне за сиюминутной выгодой сама же и рубит сук, на котором сидит.

За похожими примерами ходить далеко не надо. Недавно катастрофически упали объемы перевалки грузов в Одесском морском порту. Причина — все те же пресловутые поборы.

И если уж целый порт многим судам удается обойти, то предприниматели, безусловно, найдут свой кусок хлеба на других рынках.

Однако, очень хочется, чтобы наши бизнес-леди и бизнесмены также извлекли уроки из всего происшедшего. До сих пор на всех одесских промтоварных рынках, включая и «7-ой километр», события разворачивались примерно по одной и той же схеме. Сначала предприниматели предпочитали нелегальное положение, прячась от налоговых служб «в тени», потом эта тень сгущалась во мрак.

Что же касается самого «7-ого километра», то, думаю, местным и государственным властям пришла пора обратить на него внимание. Хотя бы по аналогии с печально известным Черкизовским рынком.
4979

Комментировать: