Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... -3
днем -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Прогулки с Ежи Гофманом

Понедельник, 17 ноября 2008, 11:01

Елена МАРЦЕНЮК

У дворца культуры Одесского национального политехнического университета в ожидании начала просмотра фильма Ежи Гоффмана «Украина. Становление нации» бурлит толпа. Благодаря ректору политеха Валерию Малахову вход на премьеру открыт для всех желающих — полуторатысячный зал предоставлен бесплатно. Я пугаюсь: а вдруг не хватит мест? Кинорежиссер Ежи Гоффман помалкивает, а продюсер Ежи Михайлюк успокаивает: «Если понравится, зрители будут стоять в проходах, не понравится — уйдут».

Забегая вперед, подтверждаю: стояли, смотрели, никто не ушел. Сообщаю это для особо скептически настроенных рецензентов, усмотревших в аншлаге на премьере фильма «Украина. Становление нации» некую волевым образом спланированную акцию — нагнали-де студентов, чтобы набить зал.

Не скрою, когда нам, организаторам мероприятия из Одесского отделения НСКУ, сообщили просьбу Ежи Гоффмана пригласить на единственный просмотр картины в Одессе как можно больше молодежи, мы растерялись: как их, к черту, собрать, этих нынешних мальчишек и девчонок, да еще на документальный фильм, да еще на такую тему… Потом придумали сообщить о предстоящем событии в областное управление образования и науки (сама составляла письмо с информацией о просмотре). И результат оказался налицо.

Но попробовали бы вы удержать этих самых «насильно доставленных» мальчишек и девчонок в темном битком набитом зале, если бы им было неинтересно, если бы с первых кадров фильм не захватил их и не заставил слиться в едином дыхании удивления, горечи, гордости и нового удивления, и самоиронии, и уважения к своей такой непростой истории и к себе, вдруг ощутившим до боли в сердце сопричастность с ней и со многими поколениями творивших ее соотечественников…

Вот потому-то и хлопали они так дружно желто-голубому нашему стягу всякий раз, когда его полотнище начинало биться на экране, и замирали над трагическими фактами, и смеялись в унисон (не над фильмом, нет, как рассказывали иные комментаторы, а над реакцией наших сограждан на провокационный вопрос в прологе первой серии: подтвердили ли бы они сегодня свое стремление к нынешней независимости Украины? Задайте-ка его честно сейчас себе и оцените свою собственную реакцию — ну как?). Но все это будет потом.

А пока Ежи Гоффман выходит к микрофону и сообщает собравшимся, что первый импульс, вдохновивший его на создание документальной эпопеи «Украина. Становление нации», он получил, прочтя название книги президента Леонида Кучмы «Украина — не Россия».

— Никому бы не пришло в голову у нас в Польше назвать книгу «Польша — не Россия» или «Польша — не Германия», — говорит Гоффман. — Возможно, потому, что пока Польша с некоторыми перерывами была разделена между Пруссией, Австро-Венгрией и Россией, она дольше была независимым государством. Украина же фактически не была независимой со времен Киевской Руси. Германизация Польши проводилась путем отделения славян от немцев. Русификация же в Украине осуществлялась другим путем. «Мы не разные, мы одинаковые, — внушалось украинцам. — Только мы — Большая Русь, а вы — Малая Русь». И в этом заключалось далеко идущее формирование ментальности украинского народа, включая и его интеллигенцию: Украина есть не что иное, как часть России, а украинцы — те же самые россияне, только говорят немного иначе, на диалекте.

Я понял: если украинский президент пишет книгу под таким названием, значит, в этом есть насущная необходимость. Сначала это удивило, но по мере того как читал, углублялся в тему, я стал понимать политические, социальные, культурные истоки проблемы. И тогда решил посвятить этому фильм. Поначалу намеревался снять три серии. Но несмонтированный материал нарастал лавиной, его становилось все больше — на сто двадцать часов экранного времени. Так фильм «Украина. Становление нации» стал четырехсерийным.

…Начинается просмотр фильма. Четыре его пятидесятиминутные серии: «От Руси до Украины», «Украина или Малороссия?», «Навеки вместе» и «Независимость» — сняты в манере откровенного научно-популярного кино (ничего общего со стилистической барочностью гоффмановских художественных кинолент, снятых на историческом материале). Никакой назидательности — только факты. Никакого «пропольского» взгляда на события — абсолютная толерантность к России, Украине и Польше. Никаких агитационных лозунгов — сама логика экранной подачи материала вызывает жгучий интерес к истории Украины и желание узнать уже из других источников как можно больше о том, что в фильме Ежи Гоффмана представлено с документальной беспристрастностью. Режиссер предлагает зрителю совершить рывок от Киевский Руси до наших дней через наиболее значительные события формирования украинской государственности.

Мне же лично во время просмотра не дает покоя мысль: Гоффман снял такой нужный и такой своевременный (особенно для молодого поколения независимой Украины) некоммерческий, осененный украинской национальной идеей фильм. Где были наши режиссеры, наши идеологи, наши власти, на протяжении вот уже семнадцати лет ищущие эту самую национальную идею? Почему они никак не поспособствовали созданию подобного отечественного кинопродукта, столь важного для страны сегодня? Отчего иностранец Ежи Гоффман бросил все деньги, заработанные на популярном блокбастере «Огнем и мечом» и последней своей картине «Старое предание. Когда солнце было Богом», на создание служащего идее укрепления украинского национального самосознания фильма? Поляк Ежи Гоффман! А отнюдь не украинцы — богатенькие хозяева бывших наших государственных киностудий, отобравшие их у народа под лозунгами служения украинской кинематографии и Украине.

Да, вопросы… То ли мы на самом деле не особенно озабоченная своим прошлым, настоящим и будущим нация, то ли нас на протяжении веков отучали от подобной озабоченности, но Гоффман как по-настоящему талантливый в творчестве и жизни человек почувствовал наши проблемы острее, болезненнее и гораздо раньше нас всех, вместе взятых.

И еще немного о фильме. При всей неприхотливости подачи материала он сделан мастерской рукой. Виртуозный монтаж, заставляющий воспринимать иконографический коллаж на экране столь же динамично, как и хроникальные кадры, фрагменты батальных сцен из собственных художественных кинолент Ежи Гоффмана и других фильмов, закадровый голос украинского актера Александра Игнатуши, сумевшего прокомментировать события с человеческим сопереживанием — без ложного пафоса, но и без обычной для «документалки» дикторской отстраненности (кстати, он одинаково хорошо озвучил оба варианта картины, украинский и русский), органичные включения авторской речи самого режиссера на экране, специально написанная пронизанная национальными мотивами музыка композитора Кшесимира Дембского — все это делает темпоритм фильма стремительным. Четыре его серии пролетают на одном дыхании. А эмоциональный накал документальной драматургии столь точно подведен к финалу каждой из них, что зрительские аплодисменты в зале возникают как естественное продолжение экранного призыва к единству и самоуважению. Великолепное искусство замечательного режиссера, щедро подаренное Украине. Больше и не скажешь.

— Пан Ежи, вы работали с очень сложным объемным материалом, который своей неоднозначностью мог бы вызвать соблазн прокомментировать события так, как «нужно» или как «хочется». Такое желание не возникало?

— Чтобы этого не случилось, я делал свой фильм не только по собственному замыслу и многочисленным историческим источникам, но и привлекал к работе ученых из университетов Украины, России, Польши, Соединенных Штатов, Швеции, Канады, занимающихся периодами истории Украины, о которых идет речь на экране: Бориса Возницкого, Юрия Чернобая, Наталью Яковенко, Ярослава Грицака, Сергея Плохия, Алексея Толочко, Романа Шпорлюка, Олю Гнатюк, Джоржа Грабовича, Януша Пульнара. Я специально перечисляю их имена, поскольку все они признанные авторитеты в исторической науке. Я подавал материал только после сопоставления их мнений.

— Судя по вашей биографии, вам должны быть одинаково близкими и Польша, и Россия, и Украина. Как вам удалось дистанцироваться от личностного восприятия этих трех стран в фильме?

— Документальное кино научило меня толерантности. Не толерантен я только к преступникам и преступлениям. Понимаете, я пытался показать объективные причины тех или иных исторических событий, а это заставляло меня как автора время от времени осуждать ту или иную сторону, не избегая осуждения ни России, ни Украины, ни Польши, где это нужно. Но я люблю Украину: здесь я снимал свой «Потоп», здесь у меня много друзей и родственников, моя любимая покойная жена Валя, с которой я прожил тридцать лет, была киевлянкой.

История Украины и история Польши пересеклись еще с пятнадцатого столетия. Сколько казаков имели шляхетские гербы, полученные от польских королей? Да и во всех войнах, которые вела Речь Посполитая со Швецией, Россией, Турцией, огромную роль играли украинские казаки. Человек, который добыл свободу с саблей в руках, никогда не даст опустить себя до уровня крепостного раба. Это сыграло необыкновенно важную роль в истории Украины и Польши, разве не так?

А Россия на протяжении очень долгого времени была против самоидентификации украинцев, влияя не только на политическое самоопределение украинской нации, но и на язык, культуру и так далее. Не случайно ведь Тарас Шевченко так резко осуждал царизм, против которого он восставал всем своим самобытным творчеством. И не случайно, когда его отправили в ссылку, российский самодержец лично приказал запретить ему писать и рисовать.

Для меня также, невзирая на все дискуссии, является абсолютом то, что коммунизм был ужасным, но полезным, с исторической точки зрения, стрессом. Он действительно дал колоссальный шанс миллионам. Но ценой смерти миллионов! И я тоже показываю это в своем фильме. И пусть апологеты коммунизма будут счастливы тем, что никому не пришло в голову судить их так, как судили палачей в Нюрнберге. Потому что если начать считать жертвы, то неизвестно, какая чаша весов перетянет.

Однако сегодня у нас, как сказал один из очень крупных умов Европы, историю учат немногие, но даже те, кто ее учит, не делают из нее выводов. Особенно это касается политиков. Так происходит всюду, не только у нас с вами.

— Но в Украине, наверное, все особенно сложно. Посмотрите, как перемешались история и личные судьбы: многие украинцы нашли себя в качестве деятелей коммунистических структур, многие подверглись коммунистическим репрессиям. Даже в семьях могло быть так, что один брат был коммунистом, организовал колхозы, а другой воевал в отрядах УПА…

— У нас тоже в одних и тех же семьях происходил подобный раскол. Конечно, вы в более сложной ситуации, потому что это длилось у вас намного дольше.

В период коллективизации ликвидация хозяйственных крестьян, частной собственности на землю породила то, что украинские черноземы, самые лучшие черноземы в Европе, которые немцы вывозили в Германию вагонами во время оккупации, оказались запущенными. Все потому, что уничтожили настоящих крестьян и отношение к земле как к собственному величайшему достоянию. Эту проблему я тоже поднимаю в своем фильме.

А что касается УПА, ее история противоречива, она героическая и трагическая одновременно, зачастую в ней брал верх шовинизм. Огромнейшая драма заключалась в том, что и ваша УПА, и польская Армия Крайова боролись за независимость своих стран от кого бы то ни было и надеялись на помощь Запада в реализации своих справедливых целей. Однако все уже давно было решено в Тегеране и Ялте. Все границы были распределены. Всех обыграл «дядюшка Джо», и он раздавал карты. А здесь люди гибли, ожесточались, шли с оружием друг на друга в слепой ненависти.

В Полесье, например, была использована украинская полиция, которая участвовала в ликвидации еврейского населения при оккупации. Там ее действия перешли в откровенный геноцид поляков. И Армия Крайова ответила украинцам тем же ужасающим бесчеловечным геноцидом. Все это было в истории. Ненависть никогда не создавала жизнь — она может породить только смерть. Зло не прощаемо ни с одной, ни с другой стороны. Об этом надо говорить во весь голос, потому что не можем мы все это зарыть где-то и сказать себе: будем об этом молчать, надеясь, что оно засохнет. Нет, не засохнет! Все равно выйдет наружу — и будет хуже. Вы понимаете?..

Если уж мы говорим об истории, то я не случайно назвал свой фильм «Украина. Становление нации». Потому что одно дело, как сказал Гарибальди, создать государство, а другое — создать независимую нацию. На создание независимой нации уходит сто и более лет, а Украина получила истинную независимость всего лишь семнадцать лет назад.

— Вы посвятили свой фильм молодежи, и он, судя по просмотру в Одессе, нашел у нее понимание, чего не скажешь о некоторых наших взрослых согражданах, пытавшихся сорвать обсуждение картины и открыто обвинивших вас в нацизме. Не хочу комментировать их поведение — было стыдно за свой город. Но как вы думаете, почему так происходит?

— Молодежи нечего делить, она вступает в жизнь без багажа взаимных национальных обид. Это поколение будущего. А наше поколение, к счастью, уходящее, то, которое не может забыть обиды, нанесенные поляками — украинцам, русскими — полякам и украинцам, украинцами — тем и другим… Вот сейчас мы встретились в Одессе с кинорежиссером Ярославом Лупием, и я узнал, что он, украинец, был выслан с Западной Украины со своей семьей в Сибирь точно так же, как и я, только в начале пятидесятых годов. Разве такое забывается?

— А мой дед, между прочим, поляк по происхождению, командовал кавалерийским эскадроном в армии Буденного и во время гражданской войны принимал участие в боях против панской Польши…

— Ну вот видите, как все переплелось в истории и взаимоотношениях наших народов. А недавно на открытых приграничных территориях встретились тридцать тысяч представителей польской и украинской молодежи. Это была колоссальная встреча, на которой вручался «Приз примирения» и которая наглядно показала, что нашим народам действительно нечего делить. Наша молодежь более развита и более толерантна, чем были мы в их возрасте. Но я хочу, чтобы молодые знали свою историю и делали из нее выводы.

А тем, кто назвал меня нацистом, придется напомнить, что мой фильм «Огнем и мечом» тоже поначалу объявили реакционным и антиукраинским. Никто не верил, даже такие выдающиеся люди, как совесть польской нации Ежи Гедройц, что я смогу сделать фильм, который будут с уважением смотреть и примут как свою картину и поляки, и украинцы. Предрекали, что «Огнем и мечом» «выкопает топор войны» между Польшей и Украиной. Против Богдана Ступки велась целая агрессивная кампания — его объявили «проституткой, продавшейся за польские деньги». А в Польше меня обвиняли чуть ли не в государственной измене за то, что фильм получился чересчур «проукраинским».

И что же? Зритель (и польский, и украинский) проголосовал ногами — публика, особенно молодежь, с удовольствием смотрела «Огнем и мечом». Но самой большой наградой стало обращение ко мне украинских казачьих обществ «пане атамане» на обсуждении картины.

— Как вы сейчас оцениваете ситуацию в Украине? Дополнили бы вы фильм «Украина. Становление нации» сюжетами после «оранжевой революции»?

— Четвертая серия фильма заканчивается как раз показом ситуации после «оранжевой революции» — в пределах буквально полугода назад. В конце звучат слова: «Какой путь выберет Украина — я не знаю. Но для меня абсолютно ясно, что это будет ее собственный путь».

Что тут говорить? Жизнь идет вперед. Но одно дело — политики. Другое — коллективное сознание нации. Для меня сегодня ясно, что сознание людей до и после революции совершенно разное и что все-таки политикам придется в большей или меньшей степени учитывать это в дальнейшем и считаться с этим.

— Когда же широкий украинский зритель сможет увидеть вашу тетралогию?

— Первый показ фильма «Украина. Становление нации» прошел пока в Киеве, Львове, Донецке, Житомире и Одессе. Премьеры в Польше еще не было. В эти дни мы отправили DVD-копии в США и Канаду. Но мне бы хотелось, чтобы картина стала пионером широкого телевизионного проката, прежде всего, в Украине.

И если бы министерства культуры, образования, обороны Украины сочли возможным рекомендовать наш фильм для воспитательной работы с украинской молодежью, мы были бы в состоянии обеспечить школы DVD по приемлемой цене. И не только школы — высшие учебные заведения, армию — все организации, где есть молодые люди, которые хотят знать историю своей страны.

— Пан Ежи, несколько слов одесситам и читателям «Юга»…

— Я желаю вам счастья и уже мечтаю вновь вернуться в ваш прекрасный город. Тем более что предстоящий международный кинофестиваль «Одесская киногавань», кажется, предоставляет мне такую возможность…

КСТАТИ

Как сообщил председатель правления Одесского отделения Национального союза кинематографистов Украины кинорежиссер Ярослав Лупий, кинематографисты Одессы выдвинули создателей четырехсерийной документальной историко-публицистической эпопеи «Украина. Становление нации» — автора сценария и кинорежиссера-постановщика Ежи ГОФФМАНА, оператора-постановщика Богдана ВЕРЖБИЦКОГО и художника-постановщика Сергея ХОТИМСКОГО — на соискание Государственной премии Украины имени Т.Г.Шевченко за 2008 год.
1949

Комментировать: