Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +5
днем +4 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Прогулка c Михаэлем

Воскресенье, 31 января 2016, 11:59

Малка Корец

Мигдаль Times, № 130, 2014

Вы в детстве собирали марки? Я собирала, как и многие одноклассники. Мы приносили кляссеры в школу, обменивались, с гордостью демонстрировали друг другу редкие экземпляры, снятые с иностранных конвертов. С тех пор электронные письма вытеснили бумажные, марки ушли в прошлое, а красивых картинок можно набрать любых и в неограниченном количестве. Зачем, спрашивается, кто-то стал заниматься этим странным делом – коллекционированием марок? Да еще подросток, да еще живущий в Израиле!

Двенадцатилетний Михаэль, сын бывшего одессита, историка Евгения Кузьмина, привез на встречу далеко не все свои альбомы. Штук шесть всего – огромных, старых, самых любимых. Еще примерно столько же остались дома.

Разговор начали с главного.

– Михаэль, покажи свою самую любимую марку.

– Вот эта, большая, с собакой. Она очень похожа на Чи, собаку маминой подруги. Я представляю, что это Чи нарисована на марке.

– Любишь собак?

– Да.

Показывает еще несколько любимых марок с собаками. В том числе серию, изображающую кадры из мультфильма «101 далматинец». Немного удивляюсь:

– Тебе нравится мультфильм? Почему бы тогда не скачать из интернета сто и одну картинку с персонажами мультфильма, распечатать и спокойно ими любоваться?

На лице Михаэля появляется такое выражение, будто я предложила явную глупость. Марки, объясняет он, сделаны не в подражание мультику, и не ради мультика, а только в честь него, в память о нем. Так же, как делаются в честь зданий, людей, животных, космических кораблей. Марка – это не просто картинка, это что-то вроде знака, памятника какой-то вещи или событию. Например, бывают марки в честь еврейских праздников или месяцев еврейского календаря, городов и стран, самолетов и рыб… В интернете все одинаковое и часто бесцельное, сделанное просто так. Марки – это всегда что-то важное, они рассказывают о чем-то значимом. А еще они сохраняют время, в которое были сделаны.

– Ты ценишь старые марки?

– Дата марки не важна. Каждая марка когда-нибудь станет старой, – улыбается. – Сегодня – новая, завтра – старая…

К нам подходит папа Михаэля. Он слышит последние слова и просит разрешения добавить.

– У Михаэля в коллекции есть очень интересные старые марки. Например, вот эта, времен Николая II. На ней нет изображения, только надпись с «ятями»: «Имеет хождение наравне с разменной серебряной монетой». И она действительно имела такое хождение, обменивалась на деньги.

Вообще, продолжает рассказ Евгений, красочные, сложные изображения на марках – дело позднее. Такую концепцию оформления широко распространили нацисты ради пропаганды. На действительно старых марках картинки очень простые: гербы, монархи, незамысловатые символы.

Я снова обращаюсь к Михаэлю:

– Где ты все это приобретаешь?

– Значительную часть купил в Одессе на рынке, не помню, как называется (папа подсказывает: на Староконном). Еще немного – когда были в Германии, в специальном магазине. Дедушка, мамин папа, часто дарит. Папа дарит, иногда – папины знакомые. Но мое любимое место – специальный магазинчик в Иерусалиме, там самый большой выбор.

– Не пытался марки раскладывать по странам и искать что-то общее?

– По странам? Нет, но вот, например, серия, где каждая марка представляет свою страну.

– С чего началась твоя коллекция?

– Первые марки папа мне принес то ли в первом классе, то ли еще в садике. С самолетами и зданиями. Я любил самолеты. Вот эта марка – самая первая, с авиатором. А строить любил еще в садике, из кубиков, конечно. Любил смотреть на старые дома, например, старые замки. В Германии они хорошо сохранились, и у нас в Старом Городе есть красивые дома.

Папа добавляет:

– Есть такой старый культовый фильм – «Томми-хитрец», нашумевший в свое время. Речь в нем идет о собирателях марок. Как-то я его скачал и показал детям, Михаэль тогда был в первом классе. Дети стали расспрашивать, что такое марки и почему их собирают. Младший скоро прекратил расспросы, а Михаэль заинтересовался. Я ему рассказал, что в детстве собирал марки, потом нашел какие-то старые письма, снял с конвертов марки и отдал ему. Так началась его коллекция.

Потом были всякие места, где мы видели и рассматривали марки, покупали, нашли магазин в Иерусалиме. Много интересного увидели на международной выставке марок в ноябре 2010 года. Там можно было прямо на месте сделать марки со своим фото, и Михаэль сделал свою с братом Йонатаном.

Я решаю задать коварный вопрос.

– Михаэль, представь себе, что ты на аукционе, где продают редкие марки, а у тебя много денег. И вот продавец говорит: «Таких марок было выпущено всего пять, и одна сейчас перед вами». А другой продавец говорит: «Таких марок осталось в мире всего пять, и одна сейчас перед вами». Какую купишь?

– Ту, которая осталась, – не колеблясь ни секунды, отвечает мой собеседник. – Потому что она была известна. Вот наша марка с Йонатаном, например, существует лишь в нескольких экземплярах, но она никому не известна.

– У тебя в альбомах марки по самым разным темам, и цветы, и самолеты. Есть любимые?

– Самые любимые – самолеты и строения, я об этом уже говорил. Еще – космос. Я про него иногда спрашиваю папу.

Мы остаемся одни и долго, не торопясь, листаем альбомы, рассматриваем марки. Я теряю ощущение времени. Михаэль продолжает свои объяснения.

– Например, я люблю корабли. Если смотришь на страницу с кораблями – можно представлять, что находишься на корабле.

В интернете ты делаешь запрос – и знаешь, какая картинка появится. А когда листаешь альбом – это как в океанариуме. Или как в музее. Нет, в музее все по своим местам находится и не меняется, за пару раз можно запомнить. А тут ты точно не помнишь, где точно лежит каждая марка. Запоминаются темы альбомов, по обложке, и некоторые, самые любимые – примерно где находятся.

Поэтому впечатление всегда новое, а если хочешь найти что-то конкретное, нужно листать. За день-два все забывается, и снова, почти как в первый раз, смотришь.

Если я хочу думать о самолетах – я открываю страницу с самолетами, если о рыбах – страницу с рыбами.

Снова подходит папа Михаэля, и оказывается, что мы провели, рассматривая марки, около полутора часов. Понимаю, что Михаэль прав: за это время я как будто совершила прогулку по разным мирам, опускаясь в глубины океана, поднимаясь в космос, гуляя по цветочным лугам, среди животных, растений и знаменитых людей.

– Ты искал единомышленников?

– Да, но не нашел. Принес как-то альбом в школу, показал. Пару марок подарил. Но одноклассники не заинтересовались. Один мальчик, израильтянин, сказал, что его родители, увидев марки, решили, что это мусор, и выбросили их.

– А в интернете?

– Что в интернете? – отмахивается Михаэль. – Я хочу живого общения…

Мы прощаемся с семьей Кузьминых. Я искренне надеюсь, что однажды Михаэль все-таки найдет себе друзей, которые поймут и оценят его чудесное увлечение.
9335

Комментировать: