Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... +1
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Приморский бульвар, 12

Суббота, 20 февраля 2010, 08:04

Алексей Кравцов

Ревизор, 12.02.2009

Поправляя на кружевном воротнике камею, она всматривается в старинное зеркало и …не видит своего отражения. Зато облупившаяся амальгама хранит, как на матрице, лица всех, кто заглядывал в огромное стекло в дубовой раме. Она тоже там есть, но не видя себя, шумно вздыхает и мчится по воздуху в другой район Одессы, где это зеркало когда-то стояло. Приморский (Николаевский) бульвар, дом № 12 – это здание когда-то принадлежало ей. Княгиня Мария Ивановна, не касаясь мраморных ступеней, поднимается на второй этаж…

Так мог начаться мистический роман о некогда прекрасном доме на всемирно известном одесском бульваре. Дом № 12 сейчас не в лучшем состоянии, но осыпающаяся штукатурка и полустёршаяся позолота хранят всю его историю.

Зеркало

В 2009 году мятежная больница водников в Одессе была объектом журналистского внимания. На очередном шумном собрании врачей, сидя в обтрёпанном кресле в актовом зале больницы, я обратила внимание на огромное зеркало в старинной раме. Предмет буржуазного интерьера явно не вписывался в советский ремонт и мебель времён СССР в зале больницы. Выслушав эмоциональные монологи профсоюзных лидеров от медицины, меня словно магнитом потянуло к старинному стеклу. Рама с резными завитками, остатки золотистой краски на деревянном узоре говорили о том, что мимо зеркала прошло не одно поколение людей. Мои вопросы о его появлении в больнице фактически остались без ответа, хотя старейший сотрудник лечебного учреждения неожиданно вспомнила, что зеркало привезли в первые дни работы больницы из дома княжны Андрониковой – того, что стоит на Приморском бульваре.

Уже позже мне удалось выяснить, что висело зеркало возле мраморной лестницы парадного входа дома № 12 на Николаевском бульваре. Огромные размеры тяжёлой рамы идеально вписывались в интерьер нынешней поликлиники водников на Приморском бульваре. Дамы, приезжая сюда на бал, поправляли свои туалеты и любовались отражением в амальгамной глади. Кавалеры, подкручивая усы, лихо подмигивали своему щеголеватому отражению… Эх!

А потом, в советские времена, зеркало вывезли из дома и установили в приёмном покое Больницы водников. Красоты в больничном помещении было мало. Горе, отчаяние и слёзы отражались в серебристом стекле. Может, поэтому, когда смотришь в нынешнюю поверхность зеркала, ощущаешь тревогу и стараешься быстрее отойти от собственного изображения.

Позже кто-то понял, что роскошный атрибут барского быта в приёмном покое вряд ли кому-то нужен, и зеркало перенесли в актовый зал. Здесь оно и стоит до сих пор. Ненужное, забытое, с многочисленными инвентаризационными номерами на тыльной стороне.

Дом с зимним садом

Все здания на Приморском бульваре строились строго по генеральному плану города. В 1803 году появился высочайше утверждённый план застройки набережной Одессы. В 1818 году царь Александр I откорректировал, с учётом жилого квартала и бульварной улицы, и вновь утвердил созидательный план строительства в Одессе (с бухты-барахты тогда не строили ничего). Одессе и Приморскому бульвару в частности повезло, что в те годы Бог свёл в солнечный приморский город такие таланты как Шарль Потье, Франсуа Шаль, Николай Трегубов, Михаил Воронцов, Александр Ланжерон и Франц Боффо.

Трёхэтажный жилой дом с зимним садом на втором этаже строился в стиле классицизма, из традиционного для Одессы ракушечника. Подвал, комнаты для прислуги, внутренний подъезд для экипажей. Если зайти со стороны ворот, то и сегодня можно увидеть цельногранитные узкие приступки, именно они служили опорой для туфелек дам, выходящих из невысоких дрожек. Из первоначальной планировки здания сохранилось лишь помещение зимнего сада и каминный зал для балов, да и они перегорожены. Узнать одно и другое помещение невозможно. Флигель дома № 12 двухэтажный и образует своей правильной П-образной формой уютный внутренний дворик. Когда-то тут были и клумбы, и молодые деревья. Крылья флигеля на уровне второго этажа у галереи дома (всё того же зимнего сада) соединены террасой. После бурных полек и мазурок на эту террасу знойными одесскими ночами выходили отдышаться и поворковать дамы и кавалеры, участвующие в балах.

К сожалению, строение часто меняло хозяев. Статский советник Золотарёв был собственником этого дома дважды. Потом здесь командовала жена ротмистра Абазина, обустраивала трёхэтажное жилище княгиня Андроникова. Поэтому здание под № 12 не удостоилось славы дома Руссова.

У революционеров были свои взгляды на архитектуру

В начале ХХ века в здании под № 12 на Приморском бульваре находилось жандармейское управление, потом – редакция общегородской газеты «Ведомости одесского градоначальства». В 1912 году в просторных комнатах дома расположилось некогда известное пароходство Л.Ринк и А.О.Мак. В подвале пароходства сделали внутреннюю тюрьму.

До наших дней в доме дожили резной мраморный камин в бальном зале, пилястры коринфского ордера, потолочная лепка, мраморные горельефы и лестница. А выпуклые картины из белого мрамора, позеленевшие от времени и равнодушия людей видят лишь нескольких медицинских работников из поликлинической регистратуры.

Зимний сад вместе с прочим гламуром исчез после прихода нового государственного строя в 1920 году. Тогда многие здания Одессы лишились лоска и блеска. Дом Золотарёва, с учётом его привилегированного расположения, отдали под жильё советской городской элите.

В 1920 году дом № 12 на бульваре Фельдмана (так назывался Приморский бульвар с 1919 по 1941 год) прославился громким арестом бывшего левого эсера Александра Литовченко-Апостолова. Пламенного революционера в прошлом, а в те годы – советского начальника коммунальной конторы, долго держали в доме под арестом, благо тюрьма была в подвале, а затем обвинили в контрреволюционной деятельности, антисоветской пропаганде и по решению суда расстреляли.

С 1923 года в огромных комнатах дома № 12 разместилась поликлиника морского транспорта.

Перед Великой Отечественной войной дом заселили партийные деятели, и на стене даже висел портрет наркома Морфлота Николая Ежова. Об этом в воспоминаниях писал господин Каткевич в своей книге «Я не стар, а просто давно родился». На страницах мемуарного издания даже указывается место высокопартийного портрета – вестибюль дома Золотарёва, на месте, где когда-то весело уже знакомое мне зеркало.

После Великой Отечественной войны про дом на бульваре вновь вспомнили газетчики и опять в печальном контексте очередного тюремного заключения. В подвальной тюрьме долго содержался под стражей капитан сгоревшего судна «Победа». Теплоход с громким названием в 1948 году следовал спецрейсом из США в Россию, и на его борту от огня погибли китайский маршал Фэн Юйсян и его дочь. Возник пожар на судне ввиду неосторожного обращения с киноплёнками, которые загорелись. Мировые газеты разрывались от этой новости (так как по некоторым данным, на палубе был взрыв, а погибший китайский маршал имел вес в политике), советские печатаные издания молчали. Само судно как доказательство долго держали в ремонтном доке. Зловещие чёрные следы пожара в надстроечной части корпуса судна, в передней верхней части, где находились капитанская и радиорубка и размещались шикарные каюты люкс, были тем самым доказательством, что капитан не предпринял нужных действий для спасения vip-персон и других погибших в этом огне людей. Вот и сидели в 1948 году в морской тюрьме нештатный киномеханик Коваленко, капитан «Победы» Пахолок, два его помощника и радист, не передавший сигнал SOS. Позже все отбыли различные сроки наказания.

Годы шли, и для дома № 12 на Приморском бульваре нашли гуманное предназначение – стоматологическая поликлиника, позже – поликлиника больницы Водников.

Звание – есть, отопления и ремонта – нет

Пристанище медиков с такой богатой историей сегодня служит людям разных профессий и сословий. В 1979 году это здание включили в список памяток градостроения и архитектуры Украинской ССР. Государство взяло под свою охрану замечательный образец классицизма XIX века.

В нынешнем украинском государстве про это здание просто забыли. Оно обветшало и сегодня находится в плачевном состоянии: облупившаяся краска, полное отсутствие ремонта, проблемы с отоплением, обвалившиеся потолки и обветшалая крыша, обнажившаяся дранка. В 2003 году медучреждение перешло в коммунальную собственность Одесской областной государственной администрации в комплексе с Одесским областным медицинским центром. Собственник сменился, но работать эскулапам в этом здании легче не стало. Выгоревшая голубая масляная краска по-прежнему лохмотьями свисает с панелей, мраморная лестница живёт воспоминаниями о былой роскоши и чистоте своих ступеней.

Медицинский персонал 1-го поликлинического отделения Одесского областного медицинского центра насчитывает около ста человек. У большинства врачей стаж работы перевалил за 30 лет. По словам лекарей, многие из них всю свою трудовую жизнь проработали в этом старинном здании. Доктора вспоминают, что ремонт в поликлинике последний раз делался 20 лет назад. Снаружи здание не так давно обновили пастельными розовыми и кофейными тонами, в то время как внутри строение пребывает в удручающем состоянии. Областной совет вроде должен беспокоиться об этом памятнике архитектуры, однако и по сей день проявляет дружное чиновничье равнодушие.

Вокруг трёхэтажного строения за годы независимости Украины велись судебные тяжбы. Пытались отдать его в частные руки депутата Верховной Рады Климова.

Сами медики данного учреждения показывают третий этаж, на который им хода нет. Там планировала обосноваться медицинская компания «Андромед», которая, по словам медиков, внесла особый «вклад» в разрушение здания. На последнем этаже старинного дома фирма Леонида Климова пыталась провести ремонт и остановилась на неопределённый срок.

«Мы туда ещё вернёмся. Пока идут суды. И вообще я ничего не знаю и не располагаю информацией по этому вопросу», – заявил заместитель директора медицинского центра «Андромед» Владимир Семёнович Назаров.

На втором этаже поликлиники ещё недавно работало отделение № 93 «Имэксбанка». Золотые буквы Климовского финансового учреждения долго красовались на фасаде здания архитектора Моранди. Может, банковские работники ушли ненадолго? Вполне возможно, что филиал «Имексбанка» заменит ещё какое-нибудь детище господина Климова.

По документам собственником строения является государство, по хозяйским действиям – частное лицо, а врачи поликлиник и посетители – просто заложники ситуации в обветшалом доме. Пока одесские служители Фемиды решают, на чью чашу весов положить право находиться в старинном здании, «разбомбленные» помещения на последних этажах поликлинического отделения остаются безхозными.

Разрушение и упадок чувствуются во всём. У пришедшего сюда в первый раз складывается впечатление, что здание готовят к продаже и поэтому, по старой чиновничьей традиции, доводят до окончательного разрушения. Само строение является лакомым куском для «сильных» мира сего.

Как известно, депутат Верховной Рады от Партии регионов Леонид Климов имеет широкий спектр интересов в Одесской области: от строительства и финансов до медицины и транспорта. И здание под № 12 на Приморском бульваре могло бы занять в этом перечне почётное место. Тем более, что ещё свежо в памяти воспоминание о шуме вокруг Климовского проекта закона в 2008 году «о внесении изменений в закон Украины «о перечне памятников культурного наследия, не подлежащих приватизации» (об исключении из перечня некоторых памятников в городе Одессе и Одесской области). Тем более что по большинству памятников из этого списка уже есть решения Одесского облсовета о передаче их частным инвесторам.

Может, именно для нового собственника готовят этот памятник архитектуры и градостроительства на Приморском бульваре? Факты говорят о том, что для этого сделано уже почти всё: ремонта нет, нормального отопления нет (мощностей старенького бойлерно-элеваторного комплекса не хватает, и в помещениях стоят электрокамины). На информационном стенде поликлиники даже нет графика работы врачей, а ведь они трудятся здесь в две смены: с 8 утра до 7 вечера в рабочие дни, принимая сотрудников областной госадминистрации, работников одесской океанографии, юно-топливного терминала, курсантов мореходного училища имени Маринеско и профессионально-технического училища морского транспорта.

В последние время немецкие туристы стали частыми гостями в этом уголке старой Одессы. Экскурсоводы рассказывают им о балах и былом величии дома Золотарёва. Конечно, восхищения разваливающиеся стены и потускневшая позолота у гостей из-за рубежа не вызывают, но дух истории, витающий в комнатах и перегороженных залах, завораживает надолго.

* * *

Прозрачная рука княгини Марии Ивановны гладит холодную поверхность мраморного камина. На полке и колоннах дорогого ей очага пастами разных цветов написаны имена не очень культурных посетителей поликлиники: «Петя был тут» или «Митя плюс Варя равно любовь». Больно княгине смотреть, как уничтожили некогда роскошную обстановку дома. Исчезла дорогая мебель, хрустальные люстры и бра, ковры, гобелены и прекрасный зимний сад. Так и будет бесшумно летать в шелках и кринолинах княгиня от своего зеркала до здания над морем, пока не успокоится её душа реставрацией исторического здания. Она не призрак и бояться её не стоит, она – хранитель истории дома под № 12 на Приморском бульваре.

Фото – Сандра Сорокина
2421

Комментировать: