Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... 0
днем +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Предел устойчивости

Воскресенье, 2 декабря 2007, 11:54

Виктор БАХНЕВ

Деловая Одесса, 30.11.2007

Недавно одесситы стали свидетелями необычного эксперимента — намыва песка на порядком изъеденные прожорливыми волнами моря пляжи. Как долго просуществуют вновь намытые пляжи, предохраняющие одесские берега от оползней, и долго ли простоят построенные в прибрежной зоне высотные дома? Чем угрожает подтопление жилых районов Одессы? Эти и многие другие вопросы, волнующие сегодня одесситов, мы адресовали заведующему кафедрой инженерной геологии и гидрогеологии Одесского национального университета им. И.И. Мечникова доктору геолого-минералогических наук, профессору Е.А. ЧЕРКЕЗУ.

— Евгений Анатольевич, история градостроительства свидетельствует о гибели многих городов из-за ошибочного выбора их местоположения или из-за невозможности существующими в то время средствами преобразовать территории. Среди них 28 городов на Йоркширском побережье Англии, исчезнувших из-за обрушения берегов. Со времен римского владычества на побережье Англии из-за абразии погибло более 21 тыс. га. Оказались под водой и некогда существовавшие на берегу Черного моря города Херсонес, Фанагория, Диоскурия, Ольвия и пр. Какие же природные явления угрожают нашему городу?

— Как известно, Одесса была основана на относительно ровном плато, где, казалось бы, ничто не предвещало особой опасности для жилых зданий и сооружений. Однако по мере развития города на его территории стали проявляться опасные геологические процессы природного и техногенного характера. Некоторые из них, такие как абразия, оползни, карст, протекали и в природных условиях, но активность их значительно возросла вследствие деятельности человека, особенно в XX веке. А осадка и обрушение кровли катакомб, подъем уровня подземных вод и связанное с ним подтопление территорий, просадочные явления в толще лессовых пород в природе вообще не наблюдались и были вызваны бурной строительной деятельностью человека. Эти опасные геологические процессы продолжают активно развиваться и в наше время.

В связи с этим в Одессе впервые в Украине были созданы схемы противооползневых и берегозащитных мероприятий, водопонижения, борьбы с вредным воздействием подземных выработок. Но осуществлена пока только первая схема на участке побережья от Ланжерона до мыса Большой Фонтан, где было закреплено около 12 км береговых склонов.

— Как же укрощали оползни со стороны моря?

—Строительства одних лишь дренажных галерей здесь оказалось недостаточно. Поэтому в 1963 году на побережье от Ланжерона до Аркадии началось строительство первой очереди берегоукрепительных сооружений. За пять лет по проекту Ялтинского филиала «Гипрограда» на участке протяженностью 6,2 км было проведено уполаживание склонов и их озеленение, выполнен большой объем работ по дренажу, построены берегозащитные сооружения (буны, волноломы и пр.), намыты песчаные пляжи. Вторая очередь берегозащитных укреплений на участке Аркадия — мыс Большой Фонтан строилась с 1968 по 1986 годы. Все эти сооружения были рассчитаны на 25 лет, а с 1964 года прошло уже 43 года, и пока они стоят, выполняя свои функции, несмотря на их полуразрушенное состояние и на мизерное финансирование ремонтов.

— А сколько нужно для спасения одесских берегов?

— Согласно программе экономического развития Одессы на 2005 — 2015 гг. на ремонт берегозащитных сооружений 1-й и 2-й очереди предусмотрен 1 млн 300 тыс. гривен, на строительство 3-й очереди — мыс Большой Фонтан — Черноморка — 4 млн гривен. По сравнению с тем, что в общей сложности нужно 400 миллионов, это даже не капля в море.

— Может ли привлечение частного капитала в таком случае решить проблему укрепления одесских берегов?

— Частные вложения будут носить локальный характер иле решат проблему в целом.

— Но ведь нашлись же средства для намыва песка в этом году. Кстати, надолго ли он удержится на обновленных пляжах под напором осенних штормов?

—Если старые пляжи в, как минимум, два раза меньшем объеме просуществовали порядка 40 лет, то и эти могут выполнять свою функцию противооползневой защиты на протяжении многих лет при условии, что акватории пляжей останутся замкнутыми.

— Как же быть в таком случае с экологией? Ведь именно всевозможные загрязнения бетонных «ванн», как называют одесситы замкнутые акватории, являются одной из основных причин регулярного закрытия одесских пляжей в летние месяцы.

—Да, в замкнутых акваториях или бассейнах возможно ухудшение санитарных условий. Поэтому необходимо переходить к прерывистым волноломам, которые максимально обеспечивали бы включение в работу природных факторов. Для этого на первом этапе можно провести эксперимент: разобрать на одном из пляжей часть волнолома с целью улучшения водообмена и оздоровления ситуации на пляже.

Наиболее оптимальный вариант — заполнение всей акватории песком, что обеспечит существенное повышение устойчивости склона, снимет экологический вопрос и даст городу дополнительные рекреационные территории.

— А не лучше ли с точки зрения экологии и устойчивости склонов сохранить их в качестве рекреационной зоны, как это предлагалось в концепции нового генерального плана развития Одессы?

— Да, и в инженерном, и в социально-экономическом, и в экологическом отношениях этот вариант обладает явными преимуществами.

— Как же в таком случае можно оценить строительный бум, развернувшийся в последнее время в прибрежной зоне?

— Здесь надо иметь в виду следующее. Есть в инженерной геологии такое понятие как коэффициент запаса устойчивости склона — отношение сил, удерживающих склон от сползания, к силам, его сдвигающим. Естественно, чем больше это соотношение, тем более мы можем быть спокойны за его устойчивость. Когда проектировался существующий противооползневой комплекс, это спокойствие оценивалось коэффициентом 1,25, что соответствовало нормативным требованиям на тот период. На сегодняшний день мы имеем примерно 5 — 10% потери этого запаса устойчивости. Кроме того, сегодня в Украине в сфере строительства действуют два новых нормативных документа, один из которых регламентирует требования по обеспечению запаса устойчивости склонов. Согласно ему, все противооползневые сооружения относятся к 1-й (высшей) степени ответственности. И коэффициент запаса устойчивости повышается до 1,35. К тому же в этом году введен в действие и нормативный документ по сейсмичности, в котором нормативная сейсмичность территории Одессы составляет уже неб, а 7 баллов. В результате расчетный запас устойчивости склонов снижается еще на 10— 15%. Это говорит о том, что склоны в настоящее время обладают запасом устойчивости, близким к предельному состоянию, то есть даже небольшое землетрясение может привести к негативным последствиям. Поэтому при застройке береговой зоны требуется неукоснительное выполнение этих достаточно жестких нормативных требований.

— Есть же еще и постановление правительства УССР 60-х годов о запрете строительства ближе, чем 50 м от бровки оползневого склона вглубь плато?

—Инженерно-геологическое обоснование этого требования следующее. Оползень на одесском побережье в среднем происходит раз в 50 лет. При этом он охватывает прибавочную часть плато шириной примерно 25 м. Учитывая то, что здание обычно проектируется на период 100 лет, эта норма предполагает сохранность его в течение формирования двух оползней. Думаю, что это постановление никто пока не отменял.

— Гарантирует ли последняя реконструкция оперного театра сохранность его здания в течение того же времени?

— Все зависит от интерпретации имеющихся данных и сформированного взгляда на природу происходящих геологических процессов в этом районе. До начала реконструкции театра существовали 3 точки зрения на причину деформации его здания. Первая усматривала эту причину в просадочности лессовых грунтов, которые служат основанием театра. Вторая предполагала наличие оползневых проявлений. Третья, разработанная коллективом нашей кафедры, учитывала такую особенность геологической среды как подвижность. Дело в том, что пласт известняка, на который при помощи свай после реконструкции театра должна передаваться нагрузка от здания, не является сплошным массивом. По данным инженерно-геологических изысканий он разбит трещинами на блоки, которые могут испытывать вертикальные микроперемещения, работая как клавиши, со скоростью несколько миллиметров в год. Этот пример показывает всю сложность геологической обстановки в городе, требующей изучения возникающих проблем и взвешенного подхода к их решению.

— А чем угрожает подтопление жилых районов?

— Вода в подвалах зданий вкупе с самовольной перепланировкой квартир может лишь усугубить негативные последствия возможного землетрясения.

— Можно ли застраивать поля фильтрации?

— Эта территория исторически сложилась в результате отложения речного и морского песка в устьях рек Малый и Большой Куяльник и ила от сброса сточных вод. Для ее застройки потребуется целый комплекс очень сложных и дорогостоящих мероприятий по инженерной подготовке, что вряд ли является целесообразным. Недавно в Доме ученых участниками «круглого стола» по проблемам Лузановки было высказано мнение о предоставлении этому районе статуса рекреационного. Это же может быть отнесено и к территории полей фильтрации.

Подводя итог, нужно отметить, что экологически непростая обстановка в Одессе в большинстве случаев связана с нарушениями инженерно-геологических условий территории, которые изначально и в конечном счете определяют качество среды обитания одесситов. Вся сложность ситуации в том, что болезнь недр Одессы нельзя лечить случайными мерами. Это болезнь комплекса, потому и лечение должно быть планомерным, радикальным и комплексным.

КРАТКАЯ СПРАВКА

Для предотвращения оползней в береговой зоне Одессы с 1963 года был выполнен большой объем работ по созданию водоотводящих, перехватывающих и дренажных устройств (галерей, водосборных штолен и т.п.) для осушения оползневых масс, проведено уполаживание и террасирование склонов, озеленение их деревьями и многолетними травами. Кроме того, для гашения волн были намыты пляжи и создана целая система берегозащитных сооружений (буны, волноломы и др.) для удержания песка. Чем шире пляж, тем больше разбивается волна. Пляж шириной 20 — 40 м гасит волну в 6 — 8 баллов. А для того, чтобы пляж существовал, на один погонный метр пляжа нужно отсыпать 120 — 140 куб. м песка. Это очень много.

Из истории оползней в Одессе

Одесские берега с начала основания города были подвержены оползневым процессам. Морская стихия, не согласная с легкомысленным вмешательством человека в природу берегов, не раз разрушала возведенные на них дома, дороги и даже целые улицы. По историческим и инструментальным данным за это время произошло более 700 оползней разных типов, которые уничтожили около 1000 га ценных приморских земель с курортными постройками, садами, парками и жилыми зданиями. Активные оползневые явления постоянно угрожали и препятствовали освоению и благоустройству прибрежной зоны. История словно предостерегала человека от легкомысленного вмешательства в природу берегов.

В то же время в Одессе известен пример эффективного противооползневого строительства. Им может служить участок побережья Одесского залива в районе Приморского бульвара. Здесь в первой половине XIX века были построены портовые сооружения, которые пригрузили склон в основании (насыпь высотой 4—6 м была выведена в море на 100 и более метров) и наружные волногасящие сооружения — молы. В результате пригрузки склона и ликвидации абразии оползни прекратились. Но при застройке и благоустройстве бульвара, включая строительство Потемкинской лестницы, которая связывала его с набережной и выполняла роль противооползневого сооружения неоднократно происходили обвалы и оползни, потоки подземных вод и разжижение грунтов мешали ходу работ. Для перехвата воды между лестницей и дворцом Воронцова была пройдена штольня и с обеих сторон лестницы сделаны отводы. Но и при выполнении планировочных работ вновь и вновь происходили прорывы подземных вод и оползневые смещения. И только после сооружения нижней подпорной стенки была достигнута стабилизация оползневых накоплений. Последний оползень произошел в этом районе в 1928 году.

А вот в местах, где город приближался к незащищенному от стихийных явлений морскому побережью, произошло немало оползневых катаклизмов. Пример тому — судьба улицы Черноморской, названной Константином Паустовским в повести «Время больших ожиданий» «морским форпостом Одессы». Когда-то невдалеке отарки «Ланжерон» находился хутор графа Ланжерона, у которого собиралось одесское общество и где бывал Пушкин. Большие и малые дачи, названные вдовой графа «Бель-Вью», и составляли начало Черноморской улицы. Но вскоре после Великой Отечественной войны ближние к морю дома сползли по неукрепленному склону. А ведь каждый из них имел свою историю. В доме № 11 летом 1913 года гостила внучка Льва Толстого Софья Андреевна Толстая (будущая жена Сергей Есенина). В доме № 21 размещалась та самая лечебница доктора Ландесмана, о которой писал Паустовский. В 1938 году здесь жил Аркадий Гайдар, работавший над сценарием по «Судьбе барабанщика»... К счастью, четная сторона улицы Черноморской, где жил Паустовский, при обвале не пострадала.

Старожилы помнят и гигантский оползень протяженностью 2 км вдоль берега моря от Ланжерона до Кирпичного переулка в 1953 году, оползень на 13-й станции Большого Фонтана, заставивший перенести линию 18 трамвая вглубь плато, оползень в районе санатория им. Чкалова...

Эти примеры говорят о том, насколько серьезной должна быть инженерная подготовка территории перед ее освоением. Как показывает мировой опыт, территории с особо сложными инженерно-геологическими условиями лучше использовать в качестве рекреационных.
1159

Комментировать: