Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
ночью 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Потери Одессы (фото)

Среда, 31 декабря 2014, 12:46

Николай Ларин

Думская, 20.11-01-12.2014

За 220 лет своего существования Одесса немало приобрела, но многое и потеряла. Самые большие потери пришлись на период после распада Советского Союза – это и десятки промышленных предприятий, и множество санаториев, и научные учреждения, и одна из крупнейших судоходных компаний планеты – Черноморское морское пароходство (234 судна). Возможно, их судьбу повторит и Трасса здоровья.
«Думская» решила вспомнить некоторые из навсегда утраченных жемчужин нашего города.

АВСТРИЙСКИЙ ПЛЯЖ – ЖЕРТВА КОНТЕЙНЕРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Общеизвестно, что большинство городских пляжей Одессы являются искусственными – они созданы человеком как берегозащитные сооружения. Исключение составляют разве что пески Лузановки, намытые морем. Между тем, в прошлом у города был и другой естественный пляж, более того – самый популярный у отдыхающих. Находился он с наружной стороны корня Карантинного мола.
В народе его именовали Австрийским (во время оккупации Одессы германскими и австро-венгерскими войсками эту часть порта охраняли австрийцы), а советская власть дала ему название Черноморский. До революции пляжем пользовалась в основном городская беднота, а после он стал излюбленным местом отдыха всех горожан. Уж очень уютным было это место: «Каменная стена (изогнутая в сторону моря), отделяющая пляж от порта, удивительным образом охраняла идиллическую тишину и безлюдье этого уголка естественной природы, оставляя здесь только шум и шорох волн, и крики чаек», — писал журналист Юрий Гаврилов. Константин Паустовкий посвятил этому «очень уютному, теплому и пустынному пляжу» отдельную главу «Времени больших ожиданий».
К сожалению, роман бурно развивающегося порта и пляжа не мог быть долгим. В конце 1980-х началась реконструкция Карантинного мола и строительство контейнерного терминала, ради которого пришлось уничтожить Австрийский.

ПЛАНТАЦИИ НА ПЕРЕСЫПИ

Жертвой экономических перемен стало еще одно прекрасное место нашей любимой Причерноморской Пальмиры – так называемые «левшинские плантации». Их высадили в 30-х годах XIX века на Пересыпи, у Жеваховой горы. Инициатива принадлежала тогдашнему градоначальнику (не путать с городским головой, градоначальник – это особая должность с правами губернатора) Алексею Левшину. «Плантации» представляли собой рощи из пирамидальных тополей, дубов, акаций, плакучих верб и тамариска. Они раскинулись на 250 десятинах (273 гектара!), то есть были больше всех современных парков, вместе взятых. Увы, промышленная революция конца XIX положила конец этой ботанической идиллии. Пересыпь из перспективного курорта превратилась в индустриальный район, и левшинские сады бесследно исчезли.

ОДЕССКИЕ МОСТОВЫЕ

Автомобилисты, наверное, с нами не согласятся, но одесский колорит тесно связан с историческим покрытием городских улиц – брусчаткой. В наше время ее, увы, осталось совсем немного, и процесс уничтожения каменных мостовых продолжается. В неизвестном направлении были вывезены камни Успенской и Приморского бульвара, угроза нависла даже над Французским.
Впрочем, самую масштабную кампанию против брусчатки провели еще в советское время. Типичная одесская улица в конце XIX века выглядела следующим образом. Тротуар был выложен плитками из итальянского лавового камня (отсюда одесское слово «плитуар»), а также так называемыми «сухариками» — небольшими кусками твердого ракушечника. Мостовую покрывали гранитные бруски. К концу 1950-х годов все одесские тротуары заасфальтировали, а лавовые плитки переместили во дворы. Потом началось тотальное асфальтирование улиц. Гранит сохранили только на некоторых. Нелюбовь Советов к брусчатке перенял убежденный антисоветчик Гурвиц, реконструировавший Успенскую и Тираспольскую. Новый мэр, похоже, тоже не в восторге от сохранения этого «пережитка прошлого».
Тем временем в маленьком Белгороде-Днестровском центральные улицы, наоборот, освобождают от асфальта, чтобы обнажить старинный гранит – тамошняя мэрия считает, что это больше соответствует статусу исторического города.

ДОМА НА ТЕАТРАЛЬНОЙ – ПОТЕРЯ ХОРОШАЯ

Редко случается, чтобы потеря приводила к хорошим результатам, но все бывает. Примером может служить история Театральной площади, которая появилась на свет благодаря… нацистским бомбардировщикам, совершившим в августе 1944 года последний налет на Одессу. Тогда вражеские бомбы уничтожили два здания – №№ 1 и 2 по Ришельевской.
После того, как горожане разобрали завалы, выяснилось, что образовавшееся в результате бомбежки открытое пространство улучшило обзор Оперы, и вообще – это отличное место для сквера. Проблему представляли глухие стены домов, к которым примыкали разрушенные здания, но ее решили созданием досок почета (сейчас — Стелы Героев).

Уточнения от заведующего музеем КП «ОГЭТ» Александра Сандлера:
Я делал определённое исследование этой темы. С ним можно, ознакомьтесь ЗДЕСЬ. http://alex-san07.livejournal.com/38468.html
И да, сомнительно называть хорошей потерей утрату двух зданий с колоссальной исторической ценностью.

ТРАНСФОРМАЦИИ ГРЕЧЕСКОЙ И ГИБЕЛЬ ЭСПЛАНАДЫ

Гениальные первостроители Пальмиры замыслили возвести на берегу Черного моря идеальный город – по изобретенной еще в античные времена гипподамовой системе, с прямоугольной сетью улиц и комплексной застройкой кварталов равновеликими домами. Ярко выраженного центра их план не предусматривал. В Одессе должно было быть восемь равноудаленных друг от друга главных площадей и главная эспланада – широкий проспект, протянувшийся через весь город к морю. В основном этот замысел удалось реализовать, проблемы возникли только с эспланадой. Сначала она почти получилась. От Привоза протянулся широченный Александровский проспект, вливавшийся в Греческую площадь, с которой был прямой проход и проезд через Дерибасовскую на Военный спуск, а оттуда – к порту.
Но потом вмешалась наша извечная коррупция. Некие недобросовестные чиновники умудрились продать «золотые» участки земли вокруг Греческой, а потом за взятки выдать разрешения на строительство. Знаменитый архитектор Джорджо Торричелли перерезал эспланаду своим полукруглым зданием на Дерибасовской (Дом книги). Примеру итальянца последовали другие домовладельцы. Действительный статский советник Алексей Маюров возвел знаменитый «круглый дом» в центре Греческой (сейчас там стоит убожество «Афины»), а винодел, швейцарец по происхождению, Иоганн Ансельм отрезал Александровский от сердца Одессы домом «с ресторацией и винными подвалами».
Дом Ансельма был уничтожен в годы Великой Отечественной, на его месте сегодня находится здание бывшего ресторана «Киев». Так умерла «осевая линия» Одессы.
Попутно уничтожался единый архитектурный ансамбль Греческой. Когда-то по ней ходил трамвай, от которого остались две красивые «бельгийские» остановки. Одна – со стороны нынешней Бунина (Полицейской), другая – возле Дома книги.
Первую снесли, когда строился «Киев», на рубеже 1950-60-х годов, вторая пала жертвой «реконструкции» площади после второго пришествия Эдуарда Гурвица. Несколькими годами ранее, при Боделане, выросла «Афина». А потом была многолетняя история с «Черной дырой», закончившаяся совсем недавно. Все эти метаморфозы превратили Греческую в настоящий памятник коррупции и нелюбви к городу, место, неудобное как для пешеходов, так и для автомобилистов.

ОДЕССКИЙ ПЛАНЕТАРИЙ

В катаклизмах XX века родился одесский планетарий – место, где популярно объяснялось устройство Вселенной, с кинолекторием, музеем и обширной библиотекой. Страна победившего социализма исповедовала воинствующий атеизм, и учреждение разместили в здании Свято-Пантелеймоновского мужского монастыря возле железнодорожного вокзала. Несколько поколений одесситов приобщались к науке под высокими сводами бывшего культового сооружения. В 1990-х, когда уже новое государство взяло курс на возвращение церкви ее имущества, планетарий выкинули на улицу. При этом таинственным образом исчезло бесценное оборудование, когда-то не имеющее аналогов в СССР. Спасти удалось лишь часть огромной библиотеки планетария, которую передали Одесскому университету.

ДЕТСКИЙ ТРАМВАЙ

Еще одно достижение периода социализма – детский трамвай в парке Шевченко, единственный в Союзе. Он функционировал на 520-метровом участке настоящих трамвайных путей, сохранившихся от бельгийцев. Имелась одна станция (сейчас — офис КП «Парки Одессы») и несколько вагонов. Водителями и пассажирами были только маленькие жители и гости города.
В 1963-м году, во время очередной перепланировки парка, линию зачем-то разобрали.

Уточнения от Александра Сандлера:
1. В СССР он был не единственным.
2. Пути от бельгийцев не оставались, а были уложены заново.
3. Станция была (вернее, посадочная платформа), но к старой остановке на Главной аллее она не имеет отношения.
4. Вагон был один.
5. Линию разобрали для устройства мемориала, а не зачем-то.

ОДЕССКИЙ АВИАОТРЯД – «ВОЗДУШНОЕ ЧМП»

Экономическое лихолетье 1990-х забрало с собой не только Черноморское пароходство, но и его небесный аналог – Одесский объединенный авиаотряд, в последние годы жизни называвшийся «Одесскими авиалиниями».
С конца 1940-х годов и до 1961 года основным аэропортом Одессы был аэропорт «Застава» (с грунтовой ВПП длиной 800 м). В 1961-м был построен нынешний Международный аэропорт, являвшийся частью авиаотряда. Тогда же с его взлетки поднялся в небо первый советский реактивный пассажирский самолет Ту-104. С тех пор «Застава» стала обслуживать в основном внутриобластные рейсы, здесь базировалась сельскохозяйственная и медицинская авиация.
На момент распада Союза наша государственная авиакомпания располагала 83 воздушными судами и была одной из самых крупных в Союзе. Однако постепенно она пришла в упадок. Парк летательных аппаратов состарился, сократилось количество рейсов.
Смертельный удар бывшему авиаотряду нанесли реорганизацией 1999 года, выделив в отдельное предприятие аэропорт. В результате авиаторы лишились своих служебных и производственных площадей, мест стоянок самолетов, технологических сооружений и цехов.
В 2006-м в отношении компании начали процедуру банкротства, а в 2010-м она прекратила существование.
Был убит и аэродром «Одесса-Застава» — на части его территории сегодня раскинулось Западное кладбище, часть используют в качестве учебно-спортивной базы автоклубы.

МУЗЕЙ КИТОБОЕВ В ДЮКОВСКОМ

В советское время имя Победы носил совсем другой одесский парк — Дюковский сад. При Хрущеве и раннем Брежневе в одном из его павильонов функционировал музей, посвященный деятельности нашей китобойной флотилии. У входа в павильон стояла настоящая гарпунная пушка, а рядом с ней — большая арка из челюсти синего кита. 17-метровый скелет этого морского млекопитающего красовался внутри здания.
В витринах музея можно было увидеть зубы кашалотов, окаменевшие ушные раковины морских гигантов, разнообразные инструменты китобоев, фотографии и экземпляры многотиражки флотилии. Музей ликвидировали в 1970-х, когда в СССР начали сворачивать китобойный промысел.

РЫБНЫЙ РЕСТОРАН НА ПРИМОРСКОМ

Рыбный ресторан на Приморском бульваре открылся в начале XX века. Он принадлежал Одесскому обществу официантов и быстро стал популярным. О заведении в своих мемуарах «Спасибо, сердце!» вспоминал Леонид Утесов.
В советское время ресторан работал под вывеской «Маяк», пока не закрылся в середине 1960-х. Сейчас его руины «украшают» склоны бульвара. Часть их была снесена во время последнего благоустройства тамошнего парка.

КАРАИМЫ

В многонациональной Одессе всегда находилось место для других религий, кроме традиционных православия, иудаизма и ислама. Например, наш город считался еще и признанным центром караимизма. На Троицкой, 31 со второй половины XIX века функционировал молитвенный дом караимов – кенасса. По планировке она мало чем отличалась от традиционной синагоги.
«Одноэтажное, не лишенное оригинальности оштукатуренное здание, напоминающее готико-романский стиль, с большим круглым окном над главным входом, находилось на Троицкой улице. Оно располагалось в глубине двора и хорошо просматривалось через железную решетку, которой двор был огражден со стороны улицы. Справа примыкал небольшой дом, где, судя по всему, размещались начальная караимская школа и квартира газзана», – так написано в книге «Одесса, 1794-1894».
В начале прошлого века в кенассу провели электричество и организовали паровое отопление. В 1913 году на углу этого же квартала (угол Ришельевской) построили четырехэтажное здание, тоже имеющее прямое отношение к караимам. Об этом говорит сохранившаяся табличка «Дом Одесского Караимского Общества». Теперь на первом этаже здания расположен магазин «Черноморец». В 1930-е советская власть снесла молитвенный дом для постройки молочного завода.

МУЗЕЙ КОСМОНАВТИКИ

В 2010-м году город лишился и своего музея космонавтики, открытого еще в 1987-м году при областной станции юных техников. Пожар в старом здании на Троицкой, 37-а уничтожил львиную долю экспонатов. Сгорел мундир космонавта Георгия Шонина, личные вещи других звездоплавателей, коллекция тюбиков с «космическими» обедами, кресло-катапульта, модели ракетных двигателей, кораблей, спутников и орбитальных станций, фотографии, документы. Удалось спасти крохи, в частности телескоп юного Глушко — эти экспонаты сейчас хранит у себя дома директор музея. За четыре года власти так и не удосужились восстановить сгоревшую станцию. Сейчас здание «законсервировано».
Кстати, летом 2010-го года исполком горсовета с подачи Эдуарда Гурвица дал разрешение на разработку градостроительного обоснования строительства музея космонавтики и детского кафе на месте тоже сгоревшего кинотеатра «Луч», что на улице Левитана, однако этот проект так и остался на бумаге.

ПАМЯТНИК РАДЕЦКОМУ

Среди потерь Одессы есть и надгробный памятник командующему войсками Киевского военного округа генерал-адъютанту генералу от инфантерии Федору Радецкому, герою русско-турецкой войны 1877-1878 годов, в результате которой получила независимость Болгария. Мемориал полководцу соорудили на Первом городском кладбище в 1891 году по проекту известного русского живописца и скульптура Владимира Шервуда, автора здания исторического музея на Красной площади и памятника «Гренадерам-героям Плевны». В Одесском путеводителе от 1893 год монументе писали так:
«Подножие памятника представляет восьмиугольные гранитные ступени из светло-розового гранита в три яруса. На верхнем ярусе возвышается скала из темно-красного гранита… Скала имеет форму вершины скалы св. Николая на Шипке. На площадке скалы помещена фигура героя, держащегося левой рукой за крест, а в правой имеющего меч, готовый к защите православия и славянства. Взор шипкинского героя обращен на запад. На лицевой стороне высечена скромная надпись «Федор Федорович Радецкий».
Чуть позже вокруг памятника соорудили ограду из гранитных ворот и цоколя с двенадцатью гранитными тумбами, на которых стояли трофейные турецкие пушки из числа отбитых войсками Радецкого при взятии Шипки. На орудиях восседали орлы с расправленными крыльями. Тумбы соединялись между собой бронзовыми цепями в виде красивых позолоченных гирлянд. В 1933-м году кладбище и монумент сравняли с землей. На этом месте сейчас находится Преображенский парк. В 2011-м году археологи нашли остатки памятника Радецкомую. Там установили мемориальный крест.

ЗЕЛЕНЫЙ ТЕАТР

Разрушенный Зеленый театр в парке Шевченко когда-то собирал тысячи зрителей. В нем ставили не только классические пьесы, но и выступали известные музыкальные коллективы, например «Песняры» и «ДДТ». Примечательно, что в XIX веке городская дума планировала обустроить на этом месте водоем, имеющий в плане очертания Черного и Азовского морей. По берегу пруда должны были расположиться беседки, буфет и скамейки. Однако дальше котлована дело не продвинулось. В 1936-м году был построен театр под открытым небом на 3,5 тысячи мест. Его спроектировали по подобию античных сцен и оформили в стиле сталинского неоклассицизма.
Последние четверть века он находится в заброшенном состоянии. В 2001-м году театр был продан компании «Мир аттракционов» за 300 тысяч гривен, которая обещала возвести на его месте детский центр. Сейчас объект принадлежит литовской группе «Ханнер», которая хочет возвести там высотную гостиницу.

«СОВЕТСКАЯ УКРАИНА»

В 1940-х годах Одесса стала китобойной столицей Советского Союза. Крупнейшим специализированным судном наших китобоев была китобаза «Советская Украина», построенная на Николаевском судостроительном заводе имени Носенко (ныне – Черноморский судостроительный). Ее водоизмещение достигало 44900 тонн, в длину судно превышало 217 метров, а экипаж насчитывал 520 человек. Это была самая большая китобаза планеты — даже в Книгу Гиннеса попала.
Китобойная база предназначалась для приема и обработки китовых туш, транспортировки продукции китобойного промысла, а также снабжения 20 китобойных судов, ведущих промысел. Главной базой флотилии была Одесса, свежие припасы, воду и топливо брали обычно в Кейптауне, позднее — в Монтевидео. В первом рейсе было добыто 384 кита, во втором — 820, а в третьем добыча превысила тысячу китов. Рекордным стал 17-й рейс — более 2000 китов. Китобаза обрабатывала до 75 китов суммарным весом 4000 тонн в сутки, производя до 1000 тонн жира и 200 тонн пищевой муки при 100%-й переработке туши. Кроме того, судно обеспечивало бытовое и культурное обслуживание команд китобойных судов как на промысле, так и на переходах в Антарктику и обратно. Здесь были созданы хорошие условия и для отдыха: одно- и двухместные каюты, кондиционированный воздух, клуб с хорошей библиотекой, оркестром и кинозалом, работала средняя школа, консультации для заочников вузов, на переходах играли в волейбол, шахматы, шашки, фехтовали.
Резкое падение численности китов и противодействие международной экологической общественности сделало работу китобойных флотилий нерентабельной. С 1987 года судно переделали под рыбоконсервную базу, в 1995 году продали в Турцию на металлолом.

САМЫЙ БОЛЬШОЙ ЛИФТ

В 1968-м году в одесском санатории имени Чкалова построили 40-метровый лифт, предназначавшийся для транспортировки инвалидов на пляж. Он был вторым таким в Одессе — первый разрушился во время землетрясения 1953 года.
Лифт работал ежедневно с 7 утра до 11 вечера. По Генплану-1989, у него должны были появиться братья-близнецы – для спуска отдыхающих с Нагорного бульвара. Но бульвар так и не построили, а лифт постепенно обветшал. В 1997-м году его эксплуатация была прекращена, а спустя десятилетие сооружение демонтировали.

МЕЩАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Вознесенская мещанская церковь была построена в 1897-м году на углу Тираспольской и Старопортофранковской улиц. Современник возведения нового храма высоко оценил его архитектурные достоинства: «За последние годы архитектура наших церквей приняла совершенно другой характер. Выступившие на сцену русские художники начали применять главным образом русский стиль. Фасады некоторых из этих храмов отличаются оригинальностью; они не оштукатурены, и все украшения высечены из нашего местного камня. Самая красивая и самая большая церковь в русском стиле, несомненно, церковь, сооружаемая мещанским обществом, во имя Вознесения Господня, в память чудесного спасения Государя Императора Александра II; вскоре она будет совершенно окончена. Церковь пятикупольная, с изящной, довольно высокой колокольней».
В 1930-х годах храм снесли. На его месте остался сквер. Сейчас Украинская православная церковь Московского патриархата якобы собирает средства на его восстановление, а пока суд да дело, возвела в зеленой зоне часовню.

ДОМ НКВД

Так назывался построенный в 1910-м году дом № 40 по Маразлиевской, в котором до войны размещалось областное управление НКВД. Там были лифты, горячая вода, паровое отопление и даже автономная электростанция. Здание представляло собой шедевр тогдашней инженерной мысли. В 1941-м году в нем разместилась румынская комендатура, которую советские диверсанты подорвали заранее заложенной в основание фундамента бомбой. При взрыве погибло порядка 70 человек, в основном руководящих офицеров румынского штаба.
После войны здание снесли, сейчас на его месте — училище техфлота.

БАЗАР В СКВЕРЕ

Старобазарный сквер назван в память об одном из первых рынков Одессы, который функционировал на его месте с 1795 года (первоначально назывался Вольным рынком).
В 1833 году «Одесский вестник» писал о планируемой реконструкции главной площади Старого базара размером 105 и 88 саженей: «Посреди предложено выстроить каменное здание и башню в девять саженей высотой, на которой будут построены большие «боевые часы». От сего здания вдоль и посередине улиц, пересекающих базар, отведены будут частным лицам места для построения по однообразному плану эшоп или каменных сквозных галерей, состоящих из двух продольных рядов колонн, соединенных между собой вдоль и поперек арками и покрытых каменными сводами».
Строили по проекту итальянского архитектора Георгия Торичелли. По диагоналям площади появились четыре павильона, в центре возвели просторный главный корпус с лоджиями, аркадами и башней с часами. Эта квадратная в плане башня благополучно пережила три войны и неожиданно разрушилась в 1958 году.

ЗАБЫТЫЕ МОСТЫ

Первые мосты в Одессе были переброшены через Военную балку (ныне — Гаванная улица и Военный Спуск). Сначала такое сооружение построили на Ланжероновской, в 1810-м году, через год мост появился на Дерибасовской, причем строил архитектор Франц Фраполли. Но просуществовали конструкции недолго. Балку частично засыпали вместе с мостом на Ланжероновской, а тот, что был на Дерибасовской — разобрали.
Еще 11 исчезнувших мостов Одессы были переброшены через ров второй черты «Порто-франко: Ольгиевский в конце одноименной улицы, Институтский — у института благородных девиц (позднее - морского транспорта), Лютеранский в конце Лютеранского переулка, Ланга в конце Тираспольской улицы, Прохоровский (Черепенникова) у начала Прохоровской улицы, Всех Святых в конце Новорыбной улицы, Малый у места пересечения Костецкой и Болгарской, Сенной у Старосенной площади, Палена у Канатной улицы, а также Императрицы и Ланжероновский. Разобрали их в 1870-х годах.

Фото с сайта dumskaya.net
6662

Комментировать: