Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +2
вечером +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Последняя шалость юмориста

Вторник, 4 декабря 2012, 01:13

Наталья Бржестовская

Юг, 29.11.2012

Эта публикация о новой работе на одесскую тему Одесского академического театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного по всем признакам обещала стать веселой и легкой. Как, собственно, текст, легший в основу оперетты под названием «Хаджибей, или Любовь к 3000 апельсинов». Ведь авторы либретто — хорошо известные далеко за пределами родного города юмористы-кавээнщики Ян Гельман и Игорь Лосинский.

Но когда материал уже готовился к печати, Одессу облетела неожиданная страшная весть: Ян Гельман, пропавший накануне премьеры, погиб. Не стало остроумного, ироничного, невероятно талантливого драматурга, режиссера, художественного руководителя легендарного Клуба джентльменов Одесского государственного университета. В это невозможно поверить и горько сознавать.

Ян Гельман ставил новогодние мюзиклы в Москве. Его спецпроекты на российском телевидении, где он трудился до последнего времени в качестве шеф-редактора студии развлекательных программ телеканала РТР, широко известны и любимы зрителями: «Утренняя почта», «Голубой огонек», «Юрмалина», «Субботний вечер», «Городок». Так случилось, что последним творческим проектом Яна Гельмана стала оперетта для родной одесской сцены, которую ему так и не довелось увидеть.

В последние дни перед премьерой и после нее я безуспешно пыталась связаться с Яном Альбертовичем. Поэтому на вопросы ответил его давний друг и соавтор Игорь Лосинский, тогда еще не подозревавший о трагедии.

— Идея спектакля — родом из далекой юности. Еще во времена нашего с Яном студенчества Валентин Крапива написал пьесу «Моя прекрасная леди Одесса». С этим искрометным музыкальным спектаклем мы объездили с гастролями много городов, выступали в Волгограде, Кишиневе, Вильнюсе, словом, колесили по стране, — рассказывает Игорь Лосинский. — Прошли годы, но атмосфера легкости и фееричности того драматургического действа не забывалась. Захотелось повторить это ощущение праздника.

Сразу скажу — это абсолютно другая пьеса. Либретто — плод нашего совместного с Яном Гельманом труда, можно сказать, совместно нажитое имущество. Я очень благодарен Яну, что он взялся за эту работу. Сначала за одну ночь я написал синопсис спектакля. Но это было только начало. Потом мы делали с ним бесчисленное количество вариантов. Последний вариант был шестнадцатым по счету! Мы стремились сделать пьесу легкой, ненагруженной, но чтобы она в то же время соответствовала закону жанра: оперетта — вещь запутанная, со своими интригами и неожиданными ходами.

Что касается истории Одессы, отраженной в спектакле, то это миф, если хотите, историческая правда, немного вывернутая наизнанку. Никакой образовательной нагрузки спектакль не несет, хотя некоторые исторические факты мы сохранили — в названиях, именах. Я был на премьере и, скажу честно, у меня остались самые лучшие впечатления. Мы очень рады, что поставить спектакль взялся мастер своего дела балетмейстер и режиссер-постановщик заслуженный деятель искусств России Георгий Ковтун. О большем трудно мечтать. Он привнес много режиссерских решений, украсил танцами — бальными, народными, есть даже гавот.

Историки могут возражать против такого прочтения истории нашего города. Но не будем забывать, что оперетта — жанр, в котором позволено соединять персонажей реальных с вымышленными, события, имевшие место, и возможные.

В вопросах исторической правды на театральной сцене с соавтором либретто полностью согласен и режиссер-постановщик Георгий Ковтун:

— Мы обозначили жанр этого сценического произведения как шалость. Ставить в Одессе исторический спектакль с одесскими историческими личностями — это все равно, что подписать себе смертный приговор. Даже я, одессит в пятом поколении, на такое не могу решиться. Это спектакль-шутка, спектакль-шалость. И не надо искать конкретные факты и проводить в нем исторические параллели.

В основе спектакля — два исторических анекдота. Первый — как родилась Одесса и второй — как ее спасли от императорского гнева. Результатом второго стал памятник, который одесситы остроумно окрестили «памятник взятке». Бесспорных фактов немного. Это то, что Суворов взял штурмом Хаджибей, и то, что Екатерина повелела построить здесь город-порт Одесса. Все остальное — шалость. Я делал спектакль примерно так же, как французский карикатурист Жан Эффель с добродушным юмором проиллюстрировал «сотворение мира».

Мне нравится эта история. И думаю, что интерес к историческим событиям, происходившим в Одессе, будет только возрастать. Спектакль не похож ни на что, сделанное мной ранее. «Хаджибей» — не мюзикл, мы поставили настоящую, по всем канонам, оперетту. Этот театр всегда был знаменит своими опереттами, и ее не должны затмевать современные мюзиклы. Я не ставил оперетт лет двадцать и с удовольствием окунулся в эту работу.

В новой постановке зрители увидели легендарного русского полководца Суворова, бесстрашного испанца основателя нашего города Хосе Дерибаса, казачьего атамана Антона Головатого и даже… Екатерину — собирательный образ Одессы. Но и другие, придуманные, персонажи спектакля появились не на пустом месте. К примеру, одна из героинь — француженка, дочь шляпных дел мастера Мишель Лантье. В самом деле в Одессе некогда жил владелец известного ателье француз Лантье. Или другой персонаж пьесы Наталья Четвертинская. Фамилия не придумана, некогда в Одессе проживал реальный граф по фамилии Четвертинский. И даже американский пират Поль Джонс — не плод богатой фантазии соавторов либретто. Был такой реальный человек на русской службе, воевавший под Одессой и Очаковым. Так что ничего случайного. А то, что на одной сцене собраны персонажи разных национальностей и разного вероисповедания, ну примерно такой всегда была Одесса.

— В нашей пьесе много смешного и неожиданного. Но вспомните классическую, можно сказать, хрестоматийную «Летучую мышь» Штрауса с ее диалогами про Эмму и собаку. И ни у кого никаких сомнений — можно так ставить или нельзя, — говорит Игорь Лосинский.

Порадовало зрителей в новой оперетте обилие плавно сменяющих друг друга декораций, воссоздающих не только Одессу, но и Петербург. Их задумывалось еще больше, вздыхает режиссер, но финансовые возможности заставили умерить желания. Великолепное оформление спектакля — заслуга главного художника театра Станислава Зайцева, с которым у Георгия Ковтуна давно сложился удачный творческий союз. В числе совместных работ мастеров сцены — мюзиклы «Ромео и Джульетта», «Кентервильское привидение», «Силиконовая дура.net».

— На этот раз мы решили показать театральную историю в формате 3D, когда одновременно работают крупный, средний, общий планы, задники подняты, все движется, — поясняет Георгий Ковтун. — В Одессе однозначно нет такого спектакля. Вообще, как мне кажется, время антреприз прошло, публика устала от скучного сухого оформления, пора создавать красивое искусство.

В спектакле «Хаджибей, или Любовь к 3000 апельсинов» очень много танцев и много музыки — из опер, оперетт и мюзиклов. Ж. Бизе, И. Кальман, Ф. Лоу, Ф. Легар, И. Штраус, И. Дунаевский — это далеко не полный перечень композиторов, чьи произведения звучат в новой оперетте. Дирижер-постановщик — заслуженный деятель искусств Украины Вадим Перевозников.

В спектакле заняты и ведущие артисты театра, и новички, для которых было сшито около трехсот исторических костюмов. Ольга Оганезова, Наталья Завгородняя, Аурика Ахметова, Николай Завгородний, Ирина Ковальская, Юлия Панченко, Наталья Ткачук — их имена хорошо известны зрителям. Чего не скажешь о молодом, подающем надежды Виталии Платове, блестяще справившемся с ролью Дерибаса. Или Александре Владыченко, бывшем артисте хора, очень удачно сыгравшем Вазир-Мухтара, а это первая роль молодого актера.

Спектакль получился юмористическим, веселым, полным незлобливого юмора, бурлеска. Среди его многочисленных персонажей есть и еврейский портной — какая же Одесса без еврейских портных? — по имени Янкель Гельман, которого авторы вывели как первого «бручника» нашего южного города. Его сыграл молодой талантливый Денис Фалюта.

Так Ян Альбертович Гельман, как будто предчувствуя скорый уход, позволил себе последнюю шалость, послав нам прощальный привет…
3794

Комментировать: