Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +5
днем +4 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Последний парад потемкинцев

Пятница, 6 июля 2007, 12:41

Андрей АТАМАНЧУК

Республика ПОЛИТИКА. ПРАВО, 03.07.2007

Я ехал домой с концерта Кобзона, и тут «зазвонил» мобильник. Знакомый журналист сообщал, что, по его наблюдениям, что-то затевается то ли возле Дюка, то ли у памятника потёмкинцам. Пришлось повернуть обратно, по пути додумывая возможные предположения. После весьма насыщенного концерта Иосифа Давидовича ночь обещала быть не менее наполненной событиями.

Вылезши из двести двадцатой маршрутки при повороте на Ланжероновскую, я спустился кварталом ниже и увидел, что улица перегорожена переносными заграждениями и полна милиции. Впрочем, по правому тротуару ещё можно было пройти аж до Дюка. Со стороны Сабанеева моста улица тоже была перегорожена временными заграждениями и патрулировалась немногочисленными милиционерами, что, впрочем, для данного времени было нестандартно и указывало на то, что в этом районе ожидаются какие-то массовые действия. Хотя самих масс заметно не было.

Мне, как и многим коллегам, было известно о конфликте между большинством депутатов одесского горсовета и патриотическими организациями города по поводу решения о восстановлении на месте памятника потёмкинцам прежнего памятника императрице Екатерине Второй, имя которой напрямую связано с рождением нашего города и проклинаемо всеми патриотами Украины за разгон Запорожской Сечи и ликвидацию украинского казачества, установления в Украине крепостного права и усиления польско-еврейского гнёта на Правобережной Украине. Это ещё в то время привело к движению, вошедшему в историю как «Коліївщина». Помните у Шевченка; «Я різав все, що паном звалось!..»

Потемкинцы, хоть и установлены здесь большевиками, являются, на взгляд одесского казачества, значительно более национальным элементом, нежели хоть и «антикоммунистическая», но зато и антиукраинская Екатерина. Тем более что сами восставшие моряки в то время восстали против российского царского режима, а руководителями восставших были чистокровные украинцы Матюшенко и Вакуленчук. Последнее, видимо, являлось бы перспективным обстоятельством в дальнейшем «щиро свідомим» новом украинском мифотворчестве. Своим провокационным решением одесские депутаты заложили мину под своё политическое существование: они «символически» обозначились как антиукраинская проимперская сила. И не успели они там себе осмыслить, к чему приведёт весь этот наворот, как исполнительная власть, чисто по-Пилатовски умыв руки, с присущей ей любовью к монументам прошлого и поднаторелостью в этом вопросе взялась исполнять. Демонтаж «потёмкинцев» был всё-таки назначен, как мы уже знаем, на ночь с воскресенья на понедельник.

Я прошёлся по Приморскому бульвару и осмотрелся. Одесситы продолжали спокойно прогуливаться, шуметь и веселиться. Ничто не указывало на надвигающийся «штурм». Да и вряд ли при таком стечении публики власти начнут силовой демонтаж памятника. Под постаментом бродило несколько, как мне тогда показалось, казаков во всевозможнейших формах. Даже был товарищ в роскошных одеждах времён Богдана Хмельницкого. Стояла какая-то палаточка (парная туристическая, скорее всего). Они, очевидно, что-то прослышали и решили обозначить присутствие. Все они были весьма решительно настроены оборонять «потёмкинцев» до последней капли... Хотя публика эта сильна лишь на словах.

Все это уже было...

Что бы хоть как-то представить себе предстоящий характер событий, я припомнил события вокруг памятника Ленину на Куликовом поле. Там тоже коммунистические дедушки и бабушки пытались блокировать памятник, лёгши вокруг постамента и устроив т. о. лежачий пикет. Милиция также окружила их лёгкими заграждениями и не трогала, а стала снаружи в оцепление. Коммунисты терялись в догадках, что же да как будет. Они не угадали до самого конца. Внезапно откуда ни возьмись к ограждению с наружной стороны подошло до полуроты то ли дворников, то ли частных охранников (многие были в форме) и сразу «со старта» молча начали вынос тел. «Тела», конечно, пытались обозначить сопротивление, повизгивали, а некоторые даже кусались. Но это не помогло, как и коммунистическая пропаганда, и взывания к какой-то там совести. Буквально за десять минут всех «защитников последней цитадели» вынесли за ограждение, и обратно их уже не пустила милиция. Потом стала подъезжать с разных сторон тяжёлая техника, подтягиваться рабочие и т, д. Мифы многих заангажированных одесских журналисток (да некоторых журналистов тоже) утверждают о «банде татуированных уголовников» и других небылицах. Всё это вздор, естественно. Было около полусотни человек, двигавшихся ускоренным шагом в колонну по три, повиновавшимся отдаваемым им почти военным командам и одетым или в камуфляж, или в спортивную форму неброских тонов.

В гуще событий

Я, зная Одессу с детства, прекрасно понимал, что лучшими маршрутами выдвижения здесь могут быть или Воронцовский переулок, или снизу, из-под Сабанеева моста. Прогулявшись по Приморскому до колоннады, я повстречал нескольких знакомых из приморских ДЕЗов, которые прогуливались в этом районе в большой компании коллег, абсолютно трезвые и в приподнятом настроении. Мы поздоровались и разговорились на отвлечённые темы. Тут прозвучала команда на построение. Я тихонько стал на левый фланг в надежде просочиться на объект под видом «сантехника» — чутьё подсказывало, что потом выгнать меня будет нельзя. Во всяком случае, сразу. А ради эксклюзива можно было и рискнуть получить пару раз по шее. Оно того стоило. Тем более что снятие Ленина я тогда пропустил.

В ноль двадцать на улицах сразу стало как-то пусто. Подавляющее большинство гуляющих уже разошлось по домам. По Приморскому в Воронцовский переулок вдруг промчалась кавалькада милицейских машин, а за ними — несколько минивэнов. Тут же прозвучал сигнал на построение буквально по-военному: «В колонну по два становись!» — и потом: «Прямо шагом марш!» Мы бодрым шагом направились по Воронцовскому к месту событий. Шаг наш всё ускорялся, и перед Екатерининской мы двигались уже бодрой рысцой. Как только направляющий завернул за угол, перед ним открылся проход в ограждении, и «айнзатцгруппа» ринулась следом за ним. Тактика чем-то напоминала выкидывание буйных зрителей или фанатов со стадиона «беркутовцами». Подбежав, штурмовики попарно и тройками сразу же без объяснений хватали попавшегося им казака, бегом выносили за милицейское оцепление и там выбрасывали. Обратно его уже не пускало оцепление.

Некоторые опомнившиеся от первого ошеломления казаки попытались оказать сопротивление. Но напавшие, не вступая с ними в полемику, в свою очередь оцепили постамент, к моему уже изумлению, «гоп-стенкой». Кто знаком с движениями 90-х годов, знает, что это способ уличных активных действий без применения оружия, выработанный тогдашним УНСО. Искусство было подхвачено массами. Но открытой драки, как таковой, не произошло. Милиционеры стояли рядом и строго следили, кто первый съездит кого по мордасам. Казаки, как обиженные, были уже близки к затеванию мордобоя и, соответственно, к задержанию. Двери Приморского райотдела были уже гостеприимно распахнуты. Пока шла возня, с разных направлений стала подтягиваться тяжёлая техника. Из близлежащих подворотен хлынули рабочие и стали под защитой штурмовиков подготавливать элементы монтажных лесов у памятника и участки металлического забора по периметру. «Оставшиеся в Живых» казаки заметались: то ли бросаться под колёса «КраЯна», то ли попробовать подраться со штурмовиками, то ли гоняться за рабочими. В конце концов, какой-то патлатый казачок лет пятидесяти при помощи своих сообщников выдернул из незащищённого фланга какого-то штурмовика. Верные своей манере казачки скопом оттащили пленного подальше от цепи и попытались «відгамселити».

Но милиция не дала довершиться самосуду и препроводила всех в райотдел. Там казаков постигло еще одно разочарование. Захваченный ими штурмовик оказался мастером одного из приморских ДЕЗов. Он тут же подал заявление в милицию, что казачки избили его «при исполнении служебных обязанностей». И действительно, по ситуации «патлатый» попадает под статью. В то же время мастер ДЕЗа (на фото в белом) хорошо приложился своим «выключателем» к лицу казаческого «капитана» в чёрном. Но мастер «при исполнении», а казак — «самовольно нарушает».

Пытались вмешаться какие-то представители то ли ПРП (пинзенковцев), то ли ещё каких-то движений. Но основных «игроков» политической сцены здесь не оказалось. Видимо, тактически очень грамотно организаторами от горсовета было выбрано время! Ни больше, ни меньше, как раз самое то. Уже в понедельник было бы поздно. А в субботу было рано. И надежды казаков, что захваченный ими ДЕЗовец окажется каким-нибудь мифическим боевиком то ли из Киева, то ли из вообще Хайфы, не оправдались.

Судя по отдельным виденным мною знакомым, с которыми мы ликвидировали незаконные торговые точки возле железнодорожного вокзала аккурат перед февральской метелью, подразделение разблокирования действительно состояло из работников коммунальных предприятий. Хотя почерк, конечно... явно не ДЕЗовский. Хоть люди способные и там встречаются.

Ну и все?

В общем, пока шли споры двух-трёх представителей проукраинских политических партий с десятком чиновников из горсовета, прокуратуры и других инстанций, работа закипела. Очень долго подрезались крепления. Эта работа заняла что-то около двух часов. Потом скульптурную композицию памятника, отлитую из бронзолита, застропили и, наконец, оторвали от опоры. Конструкция пошла легко, ровно, без раскачки. Вес её оказался относительно небольшим, что-то около десяти тонн (девять девятьсот с чем-то). Композиция была установлена на трейлер, зачехлена и где-то часов около четырёх утра отправлена на трейлере на место реставрации. Установлена она будет после реставрации в районе Таможенной площади, там, где убитого Вакуленчука выносили с пришвартовавшегося «Потёмкина».

Но вот по поводу памятника Екатерине ещё много «сломано» будет «копий». Представьте на минуту, чисто теоретически, конечно, что казакам удастся собрать толпу, устроить тут, на Екатерининской, «майдан». А для этого надо штурмовать стройплощадку, а потом её удерживать. Поддержки «правоохранительных» органов не будет. За убеждения надо будет посидеть кому-то хотя бы с полгода в СИЗО... Ой ли? Так что всё, что они будут делать, — это ходить со своими «пропащими» грамотами по инстанциям.

Что до исторической правды, то она никогда не бывает однобокой. Давайте честно ответим сами себе хотя бы, смогли бы наши предки — вот так вот раз! — построить на пустом месте порт, город? Все эти панове казаки, которые и первоначальное то достояние Богдана по ветру пустили, могли бы они хоть что-то державное создать? Да нет, скажу я вам, только по хуторам разве что растащить. Кстати, история повторяется. Поначалу — в виде трагедии, а потом — в виде фарса. Вот фарс мы сейчас и имеем посмотреть.
545

Комментировать: