Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +3
утром +2 ... +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

После смерти остается имя

Вторник, 25 августа 2015, 10:44

Благотворительный фонд «Тiльки разом»

Порто-франко, 07.08.2015

Гибель 30-летнего сотрудника патрульно-постовой службы Романа Труфкина — пока что одна из самых загадочных трагедий в истории одесской милиции. Что же случилось в тот злополучный вечер 26 июня 2015 года? На этот вопрос (до некоторой степени) позволяют ответить рассказы очевидцев и коллег погибшего, которые предоставлены для публикации благотворительным фондом «Тiльки разом».

КАК ЭТО БЫЛО…

Итак, 26 июня 2015 года, заступая в очередное ночное дежурство по патрулированию города, старший лейтенант милиции Роман Труфкин расставил патрули в районе пляжа «Дельфин». А затем со своим напарником Романом Бабичем они направились по Трассе здоровья в сторону Аркадии.

Из рассказа Романа Бабича: «По дороге Роман Викторович рассказывал смешные истории. Каждый из нас мечтал попасть с ним на дежурство. С ним было приятно пообщаться и проводить время. Но и командирскими качествами он обладал. В полку его уважали все — от сержантского состава до самого командира полка. Кроме должности командира первого взвода, он исполнял обязанности заместителя командира пятой роты, а также был ответственным по обеспечению приема на работу новых сотрудников. Кроме того, его направляли в сельские школы, где он разъяснял, что служба в милиции — это почетная обязанность служения народу и призывал поступать в высшие школы милиции.

В тот вечер он рассказывал, что скоро станет отцом, и жена хочет назвать сына Ромкой. Ему очень хотелось домой, в родное село, проведать родителей, а времени все не хватало из-за плотного графика работы.

Как вдруг до нас донеслись звуки выстрелов. Мы переглянулись, и он крикнул: «За мной!» На ходу, бегом, он известил командира роты Александра Свища о сильной перестрелке, указав координаты места происшествия. Командир приказал ждать резерв (автоматчики в бронежилетах) и сам стремглав помчался на помощь. Но Викторович не стал ждать, и мы помчались к месту перестрелки на помощь нашим ребятам».

Из рассказа сержанта милиции Артема Шаповала: «В тот вечер я и мой напарник Денис Чебаненко находились на верхнем плато в районе Аркадии. Около 22 часов мы заметили в районе провалов одесских катакомб человека с фонариком, копошащегося в кустах. Мы решили проверить его документы. Осторожно спустились к нему и, окликнув, потребовали предъявить документы. Вместо документов он резко навел пистолет и, выстрелив в меня, сквозь заросли кинулся наутек. От выстрела я сразу присел и, не осознавая, что ранен, погнался за ним, на ходу стреляя вдогонку. Он яростно отстреливался из двух пистолетов, временами таился за деревьями, поджидая меня, чтобы застрелить в упор. Кругом была темень, и мы стреляли друг в друга на шорох, по едва видимым силуэтам».

Из рассказа Романа Бабича: «На Трассе здоровья мы встретили ничем не приметного мужичка в очках и шляпе с рюкзачком за плечами. Увидев нас, он закричал, указывая рукой в темноту: «Там стреляют в людей». Викторович вновь дал мне команду: «За мной!», и мы рванулись вперед. Но что-то показалось странным в поведении этого ничем не приметного мужичка. Викторович резко развернулся и крикнул ему вдогонку: «А ты кто? Уважаемый, ваши документы!» Мужичок ускорил шаги, и мы погнались за ним. Отбежав немного, он прижался к обочине дороги и, достав из-под майки пистолет, навел его на нас. Увидев это, Викторович успел левой рукой, в которой держал невыключенный мобильник, оттолкнуть меня и сам оказался на линии огня. Первая пуля перебила ему руку, которой он меня старался уберечь, вторая пуля попала ему в бедро, а третья поразила аорту. Она оказалась роковой. Викторович упал, а я открыл по убийце огонь из пистолета. В это время из кустов подоспел раненый Артем Шаповал и, дав несколько выстрелов по преступнику, упал рядом с Викторовичем. Я стал преследовать преступника и обнаружил его за деревом, где он поджидал меня. Мы обменялись несколькими выстрелами, после чего он скрылся в диких зарослях. Помня, что мои друзья ранены, я вернулся к ним на помощь. Оба лежали на дороге. Сразу же сообщил командиру роты о случившемся. Я успокаивал и подбадривал их, просил потерпеть. Помощь на подходе. Артем корчился от боли, а Викторович лежал и смотрел на меня. Я держал его за руку, а он что-то хотел мне сказать, моргнул мне пару раз и крепко, очень крепко сжал мне руку. После чего его рука разжалась, и глаза потухли».

Из рассказа командира пятой роты Александра Свища: «В тот роковой день я назначил его расставить посты в прибрежной Аркадии. Вдруг с наступлением сумерек он мне позвонил и сообщил о большой перестрелке в районе катакомб. Я приказал ему ждать подкрепления. Но Роман не стал ждать и бросился на выручку наших ребят. По включенному мобильнику я слышал их голоса и первых три выстрела. После — удар упавшего тела и еще 12 выстрелов. Окровавленное тело Романа скорая доставила в военный госпиталь, где он, не приходя в сознание, скончался».

Из рассказа заместителя командира полка Сергея Кучера: «Следствие предполагает, что преступник был профессиональным убийцей. В тот вечер он достал из своего тайника орудия убийства — пистолеты Макарова и ТТ с разрывными пулями, а также множество обойм с патронами к ним. В брошенном им рюкзачке была найдена мордомаска. Уходя от погони, оружие и все улики преступления он выкинул. В перестрелке с милиционерами он был ранен, возможно, на нем был тонкий кевларовый бронежилет. Розыскные собаки взяли след по крови, оставленной преступником, но убийца скинул ботинки у берега моря и по кромке воды скрылся в неизвестном направлении.

В этот день должен был погибнуть от рук наемного убийцы, может, какой-то коммерсант, бизнесмен или политик. А может, и кто-то из нас, простых смертных. Роман, исполняя свой профессиональный долг, спас их жизнь и жизнь своих подчиненных. Убийца-профессионал мог спокойно расстрелять и другой наряд милиции, мчащийся на помощь, но заклинивший пистолет ТТ вынудил его ретироваться».

КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ

О своем погибшем сыне вспоминает Виктор Саввович Труфкин.

«Родился Ромка 27 декабря 1986 года в Одессе. Мы с женой были студентами и проживали в пятом общежитии сельхозинститута. В новое, 16-этажное здание, руководство института в первую очередь заселяло иностранных студентов из братской Африки, а уж потом распределяли наших. Нам, как молодой студенческой семье, досталась маленькая комнатка — подсобка для хранения всякого инвентаря. Но радости нашей не было границ! Мы ее вычистили, помыли, обклеили обоями, так что заявившаяся к нам комендантша ахнула от созданного нами уюта.

Перед самым Новым годом я стал папой. За рождение сына, собрав свои и одолжив деньжат у товарищей, выставил магарыч. Праздничный стол состоял из нескольких больших сковородок жареной картошки, нескольких палок докторской колбасы, пары килограммов тюльки к разливному пиву в трехлитровых банках и водки «Экстра». Здравицы за Ромку, первого студенческого сына нашего факультета, звучали до глубокой ночи. Студенты экономического и агрономического факультетов сообща подарили нам коляску и большое количество детских вещей и принадлежностей.

Рос Ромка вместе с нами в общежитии. Решили, что жена будет продолжать учебу. На переменах жена летела в общежитие к малышу, а потом, покормив грудью, мчалась обратно на занятия. Помню, как во время сессии, когда нам с женой пришлось одновременно сдавать экзамены, за расплакавшимся Ромкой ухаживал почти весь агрофак и экономфак.

Когда Ромка чуть подрос, мы отдали его в село, родителям. Каждые две недели ездили домой, на Болградщину, привозя с собой игрушки. Окончив институт, мы вернулись в мое село. Ромка подрос и пошел в школу. Вскоре мы подарили ему братика Виталика, которому он был необычайно рад. Виталик слушался его и старался подражать ему во всем. Он ни разу не назвал его по имени. Для него Рома навсегда остался «Батю»: так у болгар принято в знак уважения величать своего старшего брата.

Будучи уже парубком, Рома стал участвовать в драках, иногда приходил домой в синяках. Нам он говорил, что заступался за своих товарищей. К нему льнули его сверстники, поняв, что вместе они — сила, но он ни разу не позволил себе обидеть более слабого.

Школу Рома закончил с золотой медалью и поступил в Академию Холода. Мы изо всех сил старались помогать ему в учебе, еженедельно высылая сумки с провизией. Сам он умудрялся заниматься на «отлично» и одновременно зарабатывать по ночам — грузчиком на железной дороге и в порту. После окончания учебы, в 2007 году, он старался найти работу по специальности, как вдруг пришла повестка о призыве на воинскую службу. В то время подавляющее большинство молодежи уклонялось от службы в армии, но я объяснил сыну, что это — почетная обязанность, и каждый настоящий мужчина должен ее пройти.

Служил Рома в Одессе, в милицейском полку внутренних войск, что базируется на Товарной. Здесь он впервые заглянул смерти в лицо. Однажды в полночь, патрулируя улицы поселка Котовского, он со своим сослуживцем остановили странного прохожего, попросив предъявить документы. Но вместо документов тот выставил на них пистолет и тихо произнес: «Считаю до трех, рассосались, время пошло». Оба паренька, вооруженные лишь милицейскими дубинками, застыли на месте, ошарашено глядя на дуло пистолета. Но, поняв, что дело принимает серьезный оборот, побежали прочь, на ходу вызывая опергруппу. Тем временем преступник скрылся во дворах.

Отслужив, Рома устроился на работу в Одессе, в проектном бюро. Хозяин фирмы часто задерживал зарплату. А через полгода, из-за финансового положения, Рома твердо решил идти в милицию. Там давали уголок в общежитии и худо-бедно вовремя выплачивали зарплату. Так Рома в 2009 году оказался в полку патрульно-постовой службы. Руководство полка оценило его способности, и вскоре он получил звание лейтенанта.

В 2011 году, находясь на посту в той же Аркадии, он заприметил двух находящихся в розыске за зверское убийство семьи из трех человек в Беляевском районе. Погнался за ними по кустам со своим напарником. Они сбили с ног одного из них. Второго Роме пришлось долго преследовать, а настигнув, он увидел в его руках нож. Хотя Рома мог его и застрелить, но грех на душу брать не хотелось. Удалось ударом ноги в грудь сбить преступника с ног и надеть на него наручники. За этот геройский поступок он и его товарищ были награждены медалью «За храбрость и мужество». Так Рома второй раз повстречался со смертью.

Летом 2013 года Роман повстречал Иру. Они вместе заканчивали Академию холода, но на разных факультетах. Через годы благодаря интернету они встретились в одном из городских кафе, пообщались и с тех пор остались вместе. Через год, 18 сентября 2014 года, расписались и приобрели квартиру в кредит.

В январе 2014 года Одесский патрульно-постовой полк был направлен в Киев в связи с событиями на Майдане. Чтобы не расстраивать родителей, Рома не поставил нас в известность. Лишь после десятидневного противостояния полк возвратился в Одессу. Тогда-то он нам и сообщил об этом. Мы были в ужасе.

В середине февраля их вновь забросили на Майдан, в Украинский дом. Он вновь нас не хотел расстраивать и не известил нас об этом. Наблюдая по телевизору в прямом эфире за его штурмом, я позвонил Роме. Были слышны крики и взрывы светошумовых гранат. Рома ответил скороговоркой, что все нормально, сейчас немного занят, чуть позже перезвонит. А внутри, где находился он, все горело. Так наш сынок избежал смерти в третий раз. Во время кровавых событий 2 мая в Одессе полк патрульно-постовой службы снова разнимал враждующие стороны. Множество ребят-милиционеров были покалечены обеими сторонами, несколько крупных камней досталось и ему. Рома увидел, что один из бойцов внутренних войск лежит на дороге, а на него движется пожарная машина. Он бесстрашно кинулся к раненому бойцу и вырвал его из-под самых колес. Этот кадр я сам видел по телевизору и при последующих просмотрах по интернету. Поступок моего сына спас незнакомому коллеге жизнь.

На Куликовом поле пьяная толпа стала приставать с оскорблениями к милиционерам, находившимся в строю. Рома, как командир, подошел и попросил их удалиться. Тогда в его адрес стала сыпаться матерная брань. Один полез в драку, но от удара щитом отлетел в сторону, грохнувшись всем телом об асфальт. Тогда на Романа посыпался град ударов металлическими дубинами с криками: «Вали ментов!». Можно себе представить, какой конец его ожидал, если бы не братство сослуживцев, мгновенно пришедших на помощь. Так Рома избежал смерти в четвертый раз.

В начале июня сего года Рома с радостью известил нас о двух грядущих событиях: о скором получении новой «звездочки» капитана и рождения сына в октябре. Радости нашей не было границ. Он радовался созданию своей новой семьи и строил светлые планы на будущее…»

5 августа исполнилось 40 дней со дня гибели Романа Труфкина. На месте трагедии родственники и сослуживцы бойца оборудовали мини-мемориал (см. фото). Его имя будет высечено на памятнике погибшим милиционерам на Александровском проспекте. Но прежде всего следует найти и покарать убийцу. Это для нашей милиции — дело чести.
8374

Комментировать: