Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... 0
вечером -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«После разговора со Сталиным отца освободили...»

Вторник, 1 октября 2013, 10:53

Игорь Осипчук

ФАКТЫ», 03.09.2013

Второго сентября минуло 105 лет со дня рождения первопроходца отечественной космонавтики, под руководством которого были созданы двигатели ракет, орбитальная станция «Мир», комплекс «Энергия-Буран»

«ЕДИНСТВЕННЫМ НАСТОЯЩИМ ДРУГОМ ОТЦА БЫЛ СОЗДАТЕЛЬ ЛЕГЕНДАРНЫХ „КАТЮШ“ ГЕОРГИЙ ЛАНГЕМАК»

— Самый запоминающийся подарок моя мама получила на день рождения в 1961 году, — говорит сын главного конструктора двигателей для космических и боевых межконтинентальных ракет Советского Союза Валентина Глушко Александр (на фото). — Отец позвонил маме с космодрома Байконур 12 апреля и сказал, чтобы она включила приемник и узнала из выпуска новостей о подарке. В те минуты как раз передавали сообщение о первом в истории полете человека в космос. Двигатели ракеты, которая вывела на орбиту корабль «Восток-1» с Юрием Гагариным на борту, создал отец со своим коллективом. У моей мамы день рождения 13 апреля, а у дочки главного конструктора космической ракеты Сергея Королева Натальи — 10 апреля. Так что эпохальный полет стал подарком двум женщинам.

— В годы войны вашему отцу и Королеву довелось вместе создавать новую технику в так называемой «шарашке»...

— Папа говорил, что в нашем роду есть четыре традиции: никого не забывать, всего добиваться своим трудом, не курить и... сидеть в тюрьме. Дело в том, что во время войны моего деда арестовали, как тогда говорили, «за разговорчики». К сожалению, он скончался в тюремной больнице. А отца взяли в разгар сталинских репрессий в 1938-м.

Действительно, Глушко и Королев вместе трудились в одном из конструкторских бюро, укомплектованным заключенными. Но они знали друг друга еще на свободе — разрабатывали реактивную технику в секретном НИИ-3, в котором были созданы легендарные «катюши» (непосредственно к этим реактивным минометам мой отец отношения не имел). Один из сотрудников Андрей Костиков написал донос на директора Ивана Клейменова, главного инженера Георгия Лангемака, а также наиболее одаренных конструкторов Валентина Глушко и Сергея Королева. НКВД их арестовало. Следователь зачитал отцу показания Клейменова и Лангемака, обвинявших Глушко во вредительстве. Отец рассказывал мне: поначалу он очень обиделся, тем более что Лангемак был его другом. Но вскоре папа на себе прочувствовал, как чекисты добиваются такого рода показаний, и не держал зла на людей, свидетельствовавших против него. Отца страшно пытали. Он брал вину на себя, представляя Королева исполнителем своей воли.

Тем временем доносчик Костиков стал Героем Социалистического Труда, директором института. Он присвоил себе лавры создателя «катюши», был избран в члены-корреспонденты Академии наук СССР, удостоен Сталинской премии, получил звание генерал-майора инженерно-авиационной службы. Впрочем, в 1944-м его арестовали «за обман государства». Однако через год освободили.

*На этом снимке Валентин Глушко (в центре) запечатлен с космонавтами Юрием Гагариным и Павлом Поповичем

Кстати, по одной из версий, реактивные минометы стали называть «катюша» по маркировке одного из видов боеприпасов — снарядов с зажигательной начинкой КАТ. Эта аббревиатура расшифровывалась как «Костикова автоматический термитный».

Клейменова и Лангемака приговорили к расстрелу, а Глушко и Королева к длительному заключению. Мой отец был человеком сдержанным и хорошо воспитанным, но приходил в ярость, когда при нем упоминали о Костикове. После вынесения приговора — восемь лет лишения свободы — Валентин Глушко попал в «шарашку». А Сергея Королева отправили в лагерь на Колыму, где он едва не умер от истощения. Мой отец был в числе тех, кто вытащил его из лагеря. Глушко обращался к начальству: Королева нужно перевести на конструкторскую работу. Во время войны они вместе создавали реактивные двигатели для самолетов в КБ при Казанском авиационном заводе. Их койки тогда стояли рядом. Мой отец был в «шарашке» главным конструктором, а Королев его заместителем.

— Правда, что Валентин Глушко встречался со Сталиным?

— Таких встреч было четыре. Первая — летом 1944 года. К этому времени в Германии создали крылатые ракеты ФАУ, которые стали запускать через пролив Ла-Манш в Лондон. Советское руководство решило форсировать работы по ракетной тематике, в связи с этим Сталин и вызывал Валентина Глушко. Разговор проходил на государственной даче в Кунцево. Сталин задавал толковые квалифицированные вопросы. После этого папу освободили и сняли судимость.

Сразу после капитуляции Германии отца и других специалистов командировали в Германию искать и изучать созданную там реактивную технику. Глушко вернулся на родину в 1947 году, и его вновь вызвал Сталин, чтобы предложить возглавить работы над ракетой. Отец возразил, что тогда некому будет делать двигатели. Иосиф Виссарионович сказал: «Ну что ты возьмешь с этого гордого одессита?!» И спросил: «Кому, по вашему мнению, можно доверить дело?» Отец предложил кандидатуру Королева.

*Советская ракета-носитель «Энергия-Буран» была одной из самых мощных в мире. Запуск комплекса состоялся 15 ноября 1988 года с космодрома «Байконур»

— Валентин Петрович рассказывал о поисках в Германии ФАУ?

— Эту ракету найти не удалось, но разыскали различные агрегаты, привлекли к работе немецких коллег, которые занимались ее созданием. У отца в Германии был автомобиль. Вернувшись на родину, он подарил его брату Аркадию. В СССР личная машина отцу не очень-то была нужна — у него были две служебные.

Отец не скрывал, что в Германии познакомился с немецкой девушкой, с которой проводил свободное время. Она собиралась ехать с ним в Москву, ведь у них родился ребенок. Но когда малыш умер, фрау решила остаться на родине. Уже после смерти отца я узнал, что это был мальчик, отец назвал его Георгием в честь Лангемака, которого называл своим единственным настоящим другом. Моего старшего сводного брата папа назвал Юрием.

«Если человек говорил ерунду, отец высмеивал его со специфическим одесским сарказмом»

В первый раз Валентин Глушко женился в 19 лет. К тому времени он уехал из родной Одессы — по путевке Наркомата просвещения Украинской ССР поступил в Ленинградский университет. Денег на жизнь не хватало, и Валентин подрабатывал ремонтом квартир. Так познакомился со студенткой Сусанной Георгиевской, кстати, одесситкой. Через некоторое время они поженились. Брак распался после загадочной истории — Валентин получил огнестрельное ранение якобы из-за неосторожного обращения с оружием. Георгиевская стала писательницей. В конце 1960-х годов вышла ее лирическая повесть «Лгунья», в основу которой положена история ее с Валентином любви.

В 1938-м, когда Глушко арестовали, у него родилась дочь Евгения. С ее матерью Тамарой Саркисовой он официально женат не был. После освобождения из заключения их отношения не возобновились. Тамара отреклась от Валентина, когда тот оказался в застенках НКВД, и он ей этого не простил.

Вскоре после возвращения из командировки в Германию он женился на преподавательнице английского языка, которую звали Магда. У них родились двое детей — Елена и Юрий.

А в 1959-м в жизни Валентина Петровича появилась Лидия Перышкина. Ему тогда был пятьдесят один год, ей — восемнадцать.

— Мои родители познакомились на работе, — рассказывает их сын Александр. — После окончания школы маму приняли в первый отдел КБ «Энергомаш» (находился в подмосковном городе Химки. — Авт.), главным конструктором которого был отец. Лида часто приносила ему в кабинет секретные документы. Однажды секретарь Глушко договорилась, чтобы он подвез мою маму до Москвы. Тогда и начались их отношения. В машине она спросила: «Зачем же вы такой хороший?» А он в ответ пошутил: «Нехороший? В следующий раз постараюсь быть лучше». Мама рассказала в одном из интервью: «Валентин Петрович был красивым, как артист. Он меня сразу околдовал, я влюбилась...»

Они прожили вместе 28 лет. Их любовь стала источником вдохновения для обоих. Отец поддерживал хорошую спортивную форму — зарядку делал каждое утро. Космонавт Анатолий Арцебарский вспоминал, что в 77 лет Глушко с легкостью взбегал по лестнице.

Секретарь ЦК КПСС Олег Бакланов, рассказывая в одном из интервью о том, каким человеком был Валентин Глушко, заметил: «Он тщательно готовился к любому вопросу, и если не находил понимания, глаза у него становились, как у рыси перед прыжком».

Знаете, мне нравилось, как отец общался с людьми. Он не давил на собеседника, но если кто-то говорил ерунду, отец его тонко высмеивал с сугубо одесским сарказмом. Вообще он был остроумным человеком. Папа оставался серьезным, даже когда шутил. Не терпел панибратства.

Он приучал меня отвечать за свои поступки и готовил к тому, что я могу рано остаться один (Александр родился, когда Валентину Петровичу было 64 года. — Авт.).

— Как получилось, что он занялся созданием ракет?

— Идеей космических полетов отец увлекся в детстве в Одессе, прочтя в 13 лет научно-фантастические романы Жюля Верна «С Земли на Луну» и «Вокруг Луны».

Некоторое время отец учился в гимназии города Ирпеня, что под Киевом. В годы гражданской войны его семья жила в Киеве, а ее глава — мой дедушка — был прапорщиком в белой гвардии.

В 1919 году семья вернулась в Одессу. Отца приняли в реальное училище. Ему часто доводилось проходить мимо астрономической обсерватории. Однажды он отважился туда зайти и после этого бывал в обсерватории чуть ли не каждый вечер. Даже организовал кружок любителей астрономии (они называли себя юными мироведами), переписывался с основоположником отечественной космонавтики Константином Циолковским. В подростковом возрасте отец написал книгу «Проблемы эксплуатации планет». Суть этой работы заключается в том, что в будущем придется брать сырье на других космических телах, ведь ресурсы Земли истощаются.

В детстве папа также серьезно занимался игрой на скрипке и рисованием. Согласно семейному преданию, у него была скрипка Страдивари. Когда ее украли, отец оставил музыку.

— Приходилось читать, что Глушко так и не получил диплом о высшем образовании.

— Дипломную работу на тему создания электротермического реактивного двигателя он подготовил. Но поскольку в 1920-х годах высшее образование в СССР было платным, а отец не смог внести в кассу Ленинградского государственного университета необходимую сумму, его отчислили перед самой защитой диплома. По совету товарища отец направил дипломный проект в Комитет по изобретениям. Работа попала в руки уполномоченного Красной Армии Николая Ильина. Тот передал проект на экспертизу в первый в СССР центр, который занимался созданием реактивных снарядов и ракет — в Газодинамическую лабораторию. Ее руководитель Николай Тихомиров пригласил отца на работу.

— Много написано о том, что в 1960-е отношения между вашим отцом и Сергеем Королевым стали чуть ли не враждебными.

— Серьезные разногласия у них возникли во время создания ракеты для пилотируемого полета на Луну. Но они оба всю жизнь хранили подарки друг друга, держа их в своих кабинетах на самом почетном месте.

С 1946 года отец был главным конструктором Особого конструкторского бюро-456 (ныне НПО «Энергомаш»), в котором были созданы двигатели всех ракет для космоса и ядерного щита СССР. Ими до сих пор оснащают российские космические ракеты. Королев скончался в 1966-м, а через восемь лет возглавить его конструкторское бюро (ныне это РКК «Энергия») поручили моему отцу. Под его руководством были реализованы такие масштабные проекты, как орбитальная станция «Мир», ракетно-космический комплекс «Энергия-Буран». Впрочем, отец был против разработки повторения американского проекта космического корабля многоразового использования, но военно-промышленный комплекс и ЦК партии настояли на том, чтобы создать «Буран».

— У вас есть родственники в Одессе?

— К сожалению, никого в этом городе у нас не осталось. Но отец периодически наведывался на свою малую родину. За запуск в 1957 году первого в истории искусственного спутника Земли Глушко получил свою первую Государственную премию. Купил на нее небольшую коллекцию картин — работы Ивана Айвазовского, Джозефа Бозе и Константина Коровина. Так вот, четыре полотна кисти Айвазовского отец завещал Одесскому художественному музею. Я лично передал их туда.

Не могу не затронуть одну важную тему, касающуюся увековечивания памяти о Валентине Глушко. Дело в том, что в 2008 году власти Одессы пошли на весьма некрасивый шаг: перенесли памятник Глушко из центра города на окраину. Я дал согласие на перенос при условии, что в Одессе установят памятник Сергею Королеву (он в детские годы жил в этом городе) и откроют музей космонавтики. К сожалению, ни одно из условий до сих пор не выполнено.
5106

Комментировать: