Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Полвека поисков и необыкновенных находок (добавлено)

Среда, 23 сентября 2015, 07:50

Мария Котова, Инна Ищук

Слово, 03.09.2015

Ранним, но уже жарким утром на исходе августа десятки людей самого разного возраста собирались в одесском Старобазарном сквере. Все были оживлены, радостно приветствовали друг друга, и у многих из них на груди красовался круглый значок с изображением летучей мыши и надписью «Поиск. 50 лет».

Все эти одесситы — поисковики, то есть, члены одного из самых удивительных клубов Одессы, именуемого «Поиск» и, которому в эти дни исполнилось полвека.

ИССЛЕДОВАТЕЛИ ПОДЗЕМНОЙ ОДЕССЫ

О том, что кроме «надземной», существует еще и подземная история Одессы, знает каждый одессит и «не одессит», потому что так уж сложилось: город стоит на катакомбах, с которыми связаны и самые трагические, и героические, и исследовательские страницы. Клуб же, которому стукнуло уже 50 лет, собственно, не только клуб, но и общественная организация, с 1965 года как раз активно и занимается исследованием одесских катакомб, пещер, морских гротов, а также других подземных объектов, как искусственного, так и естественного происхождения. У истоков организации клуба «Поиск» стоял Валерий Яковлевич Юдин.

Все, кто собрались в Старобазарном сквере, усаживаются в автобусы и направляются в Нерубайское — туда, к одному из самых удивительных музеев, посвященному и самим катакомбам, и, прежде всего, страницам истории партизанской славы. И, кстати, создавался этот музей, в свое время, благодаря поисковцам, их непосредственному участию и неутомимой деятельности. Ведь практически все экспонаты (подлинные!), представленные здесь, были в свое время добыты именно ими. А это порой очень и очень нелегко.

Одесские подземелья неохотно расстаются со своими историческими сокровищами.

У памятника возле Музея поисковцы возлагают цветы — это уже давняя традиция. Пожилых, молодых и совсем еще юных членов клуба «Поиск» поздравляют с их первой полусотней лет деятельности представители властей, ГУ МЧС Украины в Одесской области, вручают лучшим из них почетные грамоты.

Руководивший «Поиском» с 1971 по 2010 годы директор Подземного геологического музея ОНУ Константин Пронин отметил, что поисковцев все эти пять десятилетий объединяли разные цели: кого-то — исключительно исследовательские, кого-то — непосредственно поисковые, кого-то привела в «Поиск» романтика подземных странствий. Но всем и всегда находилось дело, чаще всего далеко не самое легкое и не всегда романтическое.

Владиславу Чокану — почти 80 лет. Как сам говорит, он был первым комиссаром «Поиска» — тем человеком, в задачи которого входило «сбивание» одной команды.

— К нам ведь самые разные люди приходили. Л нужен был единый коллектив. И если бы вы знали, сколько так называемых тяжелых подростков, завсегдатаев детской комнаты милиции, становились в «Поиске» настоящими людьми! — рассказывает Владислав, который, кстати, в первый раз спустился в одесские катакомбы еще в далеком 1957 году.

В 1965-м. когда «Поиску» исполнилось всего полтора месяца «от роду», пришел в клуб восемнадцати летний Леонид Ашколуненко.

Сейчас Леонид вспоминает, что создавался «Поиск» именно как поисковый отряд по одесским катакомбам, и частично «вырос» он из «Романтика» при одесском Политехе.

— Тогда, спустя 20 лет после Второй мировой войны, очень остро встал вопрос об останках наших воинов, которые по многим причинам еще оставались не захороненными. Поиск человеческих останков, предание их земле и стало первоочередной задачей «Поиска», — рассказывает Леонид. — Ну а позже у «Поиска» появились и иные задачи, в том числе мы разыскивали и людей, заблудившихся в одесских подземельях,

Анетта Минкина рассказывает, как в 70-х годах пошлого века в катакомбах в районе Усатово заблудились двое детей 10-12 лет с маленькой собачкой.

— Даже фамилию одного из детей помню — Заикнн, — вспоминает Анетта. — Искали мы тогда их целой группой. И вот надо же, как получилось: сначала отыскали собачку, а потом уж и заблудившихся ребят. Сутки искали — нашли. Живыми и здоровыми, но очень уже перепуганными. Мы тогда так счастливы были, что наши поиски увенчались успехом!

Зоя Фролова, которая стала членом «Поиска» в 1968 году, рассказывает свою наиболее запомнившуюся историю из многочисленных экспедиций:

— Нашли следы одной из партизанских стоянок. Это было в 1969 году. Стали разбираться, складывать оставшиеся вещи партизан. А рядом — их бытовка. Разобрали мы эту бытовку — находим два скелета с пробитыми пулями черепами. По остаткам одежды потом стало ясно, что эти люди были расстреляны в одесских катакомбах еще во времена гражданской войны. Даже узнали, кто это были: два брата, одесские большевики. То есть, партизаны в сороковых годах находившиеся здесь, даже не знали, что тут же, на их стоянке, находятся останки расстрелянных еще в гражданскую одесситов.

У каждого поисковика — своя, особенно запомнившаяся ему история за время пребывания и работы под землей. Алексей Деребчинский еще очень молод, он — представитель династии поисковиков. Его отец — Виктор Деребчинский — привел сына, когда тот учился еще в седьмом классе. Как рассказывает Алексей, самое страшноватое в катакомбах — это по какой-то причине отбиться от своих, зайти куда-то не туда, и искать путь обратно, когда фонарь предательски садится.

— И вот, вроде, отлично понимаешь, что тебя отыщут, иначе не бывает, а все равно не по себе, — говорит Алексей.

ЭТО ЗАГАДОЧНОЕ СЛОВО — «CATACUMBA»

…Трудно выяснить, кто, когда и почему дал местным каменоломням звучное и древнее определение — «катакомбы». Ведь позднелатинским словом «catacumba» называли подземные лабиринты, где христианские общины во II-IV веках спасались от преследования римских властей, проводили богослужения и обряды погребения умерших… Здешние же катакомбы происхождения различного. По словам заведующего подземным музеем ОНУ Константина Пронина, они состоят из заброшенных каменоломен по добыче ракушечника и ходов из подвалов домов, так называемых «мин», которые залегают не в известняке, а значительно выше к поверхности — в глинах-суглинках. «Мины» прорывали за пределы зданий, где, проходя под улицами и площадями, они соединялись с каменоломнями. Выработки же ракушечника имеются под центральной частью города. Молдаванкой. Большим и Малым Фонтанами, селами — Кривой Балкой, Нерубайскпм, Усатовым, Куяльником и т.д.

Первые подземные каменоломни начали возникать в первой половине XIX века, во время бурного строительства Одессы, как источник недорогого строительного материала — ракушечника (ракушняка, его более верное название — «понтическнй известняк»). Добыча камня осуществлялась с помощью пил, и была столь интенсивной, что уже во второй половине XIX века обширная сеть подземных полостей стала доставлять неудобства городу. В послереволюционные годы в связи с участившимися просадками и обрушением зданий был объявлен запрет на добычу камня в черте города (в границах улиц Старопортофраиковекая — Новорыбная).

В 1936 г. одесский чекист Тимофей Грицай обнаружил на Молдаванке, в стене горной выработки, вход в естественную карстовую пещеру, заполненную костями каких-то животных. В 1945-1996 годах исследования продолжили научные работники и спелеологи. Палеонтологи выяснили, что обильные костные остатки (более 100 тысяч костей!) принадлежат верблюду, лисице, хомячку, пищухе, полевке, гиене, страусу. В меньших количествах (от 1 до 10 особей) представлены такие животные, как мастодонт, саблезубый тигр-махай родус, медведь, барсук, хорек, а также антилопы, олени, различные птицы (кеклик, пастушок, орел, сокол) и рыбы (судак, щука). В 70-90 годы спелеологи обнаружили под Одессой более десятка пещер, самая крупная из которых имеет длину более километра. Их происхождение во многом остается загадкой.

НА УЛИЦЕ ЖАРКО, ЗДЕСЬ — ВЕЧНАЯ ПРОХЛАДА

На улице — за тридцать, а перед входом в катакомбы (музей в Нерубайском), где поисковцы собрались все вместе в день 50-летия своей организации, все они надевают специальные комбинезоны. Вот ведь странная картина: люди, стар и млад, утепляются на такой жаре. А ничего странного, на самом деле, нет: там, под землей, в катакомбах, температура и зимой, и летом, всегда одинакова: двенадцать градусов. Плюс постоянная влажность…

И вот мы уже глубоко под землей, в исключительно одесском музее, где все обнаруженные исторические раритеты собраны и представлены в удивительной экспозиции: несколько шагов — и партизанская «спальня», еще несколько — и «кухня», дальше — сушилка для одежды (помните, мы упоминали о большой влажности?), даже школа. Ведь тогда, в сороковых, в партизанских отрядах было много одесских мальчишек и девчонок, вносивших свой посильный вклад в общее дело победы над врагом.

50 лет… За эти годы члены экспедиций «Поиска» провели огромную работу по изучению истории одесских катакомб, составлению их подробных карт. Восстановлено около 5000 имен погибших, считавшихся без вести пропавшими. Найдено и перезахоронено около 17 тыс. останков, проведено более 40 спасательных операций.

Вот так все эти годы и осваивались одесские катакомбы — одни из самых больших подземных лабиринтов в мире протяженностью 2500 километров.

И сегодня клуб «Поиск», как и раньше, занимается изучением катакомб. Как и в прежние времена, проводятся экспедиции и ведутся поиски. Все результаты поисковых работ фиксируются, фотографируются, описываются, делается детальный анализ. Как говорит Константин Пронин, необходимо, чтобы осталась память, чтобы в будущем накопленными материалами могли воспользоваться ученые.

Что же до сложности исследований, то, как и раньше, каждый район исследования требует чего-то своего, имеет свои особенности: где-то достаточно часа времени, а где-то приходится работать сутками, ночуя там же, под землей. Какие-то участки проходишь совершенно свободно, в полный рост, а какие-то приходится проходить чуть ли не ползком, согнувшись. Прибавьте к этому, что под землей далеко не везде сухо, бывает, что и по пояс находишься в воде, и здесь без специального снаряжения не обойтись.

Что и говорить, грандиозная система подземных каменоломен тоже принесла немалую известность нашему городу. Одесские катакомбы — уникальный исторический, геологический и палеонтологический памятник. Который, кстати, и по сей день дарит исследователям множество все новых и новых находок. Заодно — и загадок.

Так, недавно в карстовой полости под Французским бульваром замечено ранее неизвестное многоногое насекомое. Настоящей сенсацией стало обнаружение в подземных озерах Одессы полуторасантиметрового рачка, ранее неизвестного науке. Сейчас в зарубежных научных журналах готовятся статьи по поводу этого открытия.

КАТАКОМБЫ ВОЙДУТ В СПИСОК КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ЮНЕСКО?

Газета «Слово», посвятившая одесским катакомбам немало публикаций, рассказывала н о катакомбных курьезах. Недавно, к примеру, в одесских катакомбах нашли запечатанную бутылку румынской водки-цуйки, которая была выпущена, судя по этикетке, как раз накануне освобождения Одессы, в марте 1944 года. Так мы узнали, что, оказывается, цуйка образца 1944 года — самый банальный самогон, к тому же не лучшего качества. А вот водку Розенберга образца 1898 года, обнаружили в 1975 году — также в запечатанной бутылке. Примечательно, что рядом с ней был обнаружен и граненый стакан, украшенный двуглавым орлом!

Ну а уж «наскальная живопись» и различные надписи в катакомбах, сделанные людьми на протяжении не одной сотни лет — это вообще отдельная тема! По ним можно изучать и историю страны, и историю города. Люди, писавшие и рисовавшие под землей, цензуры не боялись — сообщали в «настенных газетах» все, что на душу приходило.

Вот, кстати, одна из таких надписей, довольно известная, которую мы приводим в качестве примера видения их автора, что же такое катакомбы. О самом авторе мы знаем только одно: его инициалы О.Т.С.:

«Ни клада, ни счастья вы здесь не найдете.
Хоть лбом пробивай те стену за стеной.
Налево пойдете, направо пойдете —
Вы встретитесь только с ночной темнотой…»

С подобным утверждением, конечно же, мало кто из поисковцев согласен. Уже хотя бы потому, что каждая обнаруженная вещь, пусть даже это старый стакан или обломок бутылки из позапрошлого века — уже являются кладом. Потому что, глядишь, прольет свет на какую-нибудь, доселе неизвестную страничку истории, как это было при сравнительно недавнем исследовании пещер под Шустовским заводом на Молдаванке.

Пятьдесят лет за спиной у поисковцев. А «белые пятна» в одесских катакомбах существуют и до сих пор. И до сих пор теряются в катакомбах люди, и до сих пор обнаруживается нечто новое, до сих пор неизвестное. И, значит, много еще дел у тех, кто посвящает себя «Поиску». А впереди — снова экспедиции, исследования, и, конечно же, находки, порой самые невероятные, неожиданные, которые потом назовут уникальными.

* * *

«Поиск» в лабиринтах катакомб

Порто-франко, 18.09.2015

Одесский клуб «Поиск» отметил 50-летие своей деятельности, которая включает в себя исследование искусственных подземелий, катакомб, гротов и пещер, проведение экспедиций и спасательных операций. На счету клуба — создание Музея партизанской славы в Нерубайском, установка шести памятников, восстановление 5000 имен бойцов, считавшихся без вести пропавшими, перезахоронение 17 тысяч останков погибших, многочисленные экспедиции, исследования и открытия.

Клуб «Поиск» был создан легендарным Валерием Юдиным — основателем туристических клубов «Романтик» и «Горизонт».

— Все началось в июле 1965 года со «Звездной республики» старшеклассников, организованной горкомом комсомола, — вспоминает Владимир Никулин, преподаватель ОНК им. Мечникова. — Молодежный актив Одессы собрался в Новой Дофиновке. Туда приехал Валерий Юдин. Он рассказал нам об экспедициях и патриотической работе. Но сначала был проверочный ночной поход из Новой Дофиновки в Чабанку. Тогда было придумано название отряда «Поиск». А в августе мы пошли в катакомбы. Видели много гильз, находили оружие. В тайнике на базе Молодцова-Бадаева был найден портфель с документами, дневником и личными вещами Афанасия Клименко. Собрали массу боевых реликвий, исторических документов. На основе этих находок был организован музей в Нерубайском. После создания нашего клуба появились «Поиски» в других городах. Так что поисковая работа практически началась с Одессы.

Музей партизанской славы был основан в 1967 году, когда «поисковцы» собрали большое количество свидетельств партизанской войны. В музее представлена партизанская стоянка с каменной кроватью, покрытой соломой, столами, сушилкой для одежды, бочкой, где мололи зерно. В амбразуре установлен пулемет, который не давал румынским захватчикам проникнуть в катакомбы. Экскурсию проводит Константин Пронин, 40 лет возглавлявший клуб «Поиск». Он пришел в клуб еще школьником. После геологического факультета университета работал в шахтоуправлении, а затем стал экспертом.

Одним из направлений клуба «Поиск» всегда была спортивная работа. Как рассказал Михаил Меламед, после походов в горы он серьезно занимался альпинизмом, затем водным туризмом, путешествовал по горным рекам. И все это заложил «Поиск» Юдина.

В 1965 году в клуб пришла Наталья Мариморич, электрик по специальности. На ее счету шесть побед в Одесской «сотке» (100 км за 24 часа).

— Я училась в Политехе, была направлена в Запорожье. Приезжаю в Одессу, узнаю, что ребята готовятся к походу. Решила поучаствовать. Тогда лучшее время у девушек было 18 часов. А я пробежала за 14. Мне сначала не поверили, обвиняли, будто я подъехала. Но последние 40 км со мной бежал парень, и он подтвердил, что я сама преодолела дистанцию. Затем были другие победы. И, будучи мамой двоих детей, я установила женский рекорд, пробежав 100 км за 10 часов 20 минут. Такая выносливость у меня благодаря тренировкам, экспедициям в «Поиске», походам в горы, скалолазанию.

— Наш опыт работы со школьниками перенимали педагоги из других стран, — вспоминает Владислав Чокан, экс-комендант экспедиции.

Силами клуба «Поиск» проведены десятки успешных спасательных операций. Как вспоминает бывший руководитель военно-патриотического клуба Леонид Ашколуненко, в феврале 1966 года впервые искали в усатовских катакомбах двух девочек. На четвертый день нашли целыми и невредимыми. Иногда удавалось находить людей через полчаса после того, как они заблудились, иногда — через несколько дней.

Важным направлением клуба «Поиск» всегда была исследовательская работа. Руководитель экспедиций по изучению архаичных подземных сооружений, спелеолог Игорь Грек свою деятельность начал в «Поиске» 35 лет назад.

— В катакомбах все по-честному, — говорит он. — Есть ты, и есть катакомбы. Больше ничего нет. С одной стороны — это спорт, с другой — шахматы, потому что катакомбы — большой лабиринт, и тут есть над чем подумать. Третий момент — история, которая всегда больше, чем находки. Нашел пистолет, узнаешь, откуда он, восстанавливаешь события, которые происходили в этом месте. Обнаружили стоянку партизанского отряда. Начали выяснять: почему он погиб. И возникают тысячи интересных вопросов, лучше понимаешь историю. Не ту, которая в книжках, а реальную.

— Сейчас от 30 до 50 человек регулярно принимают участие в исследованиях и экспедициях, — подчеркнул Александр Левченко. — С нами работают спелеологи, историки, биологи. Мы нашли фауну, которая живет только в темноте, открыли новый вид актиний. Берем пробы грунта, исследуем микроорганизмы, изучаем в университете. Взаимодействуем с международными экспертами из Болгарии, Турции, других стран. Сегодня подземный музей, где сохраняются останки древних животных, снабжает экспонатами 50 палеонтологических музеев мира.

«Поисковцы» продолжают работу, чтобы закрасить белые пятна, которые есть еще на карте одесских катакомб.
8533

Комментировать: