Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +1
ночью -2 ... -1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Покорительница Рима

Понедельник, 16 марта 2015, 17:07

Аркадий Рыбак

Порто-франко, 27.02-06.03.2015

В этом году исполняется 80 лет со дня рождения первой в Одессе олимпийской чемпионки Маргариты Николаевой.

...Величественные развалины древнеримских бань, носящих название «термы Каракаллы», гудели с утра до позднего вечера сотнями разноязыких голосов. Здесь, в самом большом зале, где полностью сохранились древние стены, проходили последние перед олимпийским турниром гимнастов тренировки. Крыша у терм Каракаллы не сохранилась, и организаторы сделали импровизированный потолок из ярких синтетических тканей. Кое-где в просветах между тентом и стенами проглядывало ярко-голубое римское небо.

На двух предыдущих Олимпиадах советские гимнасты безоговорочно захватили лидерство. Женская часть команды вообще не оставляла соперницам шансов на успех. Неудивительно, что экспансивные итальянцы немало часов проводили на тренировках советских девушек. Местные журналисты то и дело порывались брать интервью чуть ли не у всех членов команды. Ведь у каждой в программе были новые оригинальные элементы, связки, которые не исполнял больше никто в мире.

Маргарита Николаева на каждой тренировке работала самозабвенно. Она приехала на Олимпиаду без тренера. Уже много лет одесситка тренировалась фактически самостоятельно, составляя для себя произвольные программы, экспериментируя и вводя в упражнения рискованные элементы. Вот и здесь, в Риме, Рита старательно отрабатывала три новых элемента в комбинации на брусьях, стойку на одной руке и соскок фляком с бревна, исполняла три различных сальто в вольных упражнениях, а также свой коронный опорный прыжок. Работала Николаева чисто, без срывов. И журналисты не раз подходили к ней с вопросом:

— Какой вы номер в своей команде?

— Шестой,— спокойно отвечала Рита.

— Но! Но! — недоверчиво улыбались итальянцы, словно ожидавшие в этом ответе подвоха. — Примо! Примо!

Они искренне верили в то, что русские предприняли хитрый ход: выдают лидера своей команды за шестой номер, чтобы этим подчеркнуть, насколько сильна вся сборная.

Хозяева Олимпиады были не так уж неправы. Николаева действительно была в тот год в великолепной спортивной форме, а ее комбинации во всех четырех видах многоборья ничем не уступали упражнениям чемпионов. Но в советской сборной выступали именитые Лариса Латынина, Полина Астахова, Софья Муратова, Лидия Иванова и Тамара Люхина — все спортсменки опытные и претендовавшие на награды. Рядом были их тренеры, отлично знавшие, что выходящий в команде первым даже при самой филигранной работе все равно обречен получить оценку ниже, чем товарищ по сборной, выступающий следом, хотя бы в силу традиций и психологического настроя судей. Ведь в гимнастике издавна ведется: команда дает право выступать последними своим лидерам. Так дебютантке Олимпиады одесситке Рите Николаевой с самого начала была отведена роль «забойщика». Ей надлежало пройти все снаряды с подъемом, на высоком уровне, чтобы, во-первых, создать в команде приподнятую атмосферу, а во-вторых, настроить судей благожелательно по отношению ко всей сборной.

На тренировках Рита готовила себя к такому повороту событий. Не раз выполняла упражнения сразу, без опробования. На турнире это очень пригодилось. В обязательной и произвольной программах Николаева, открывая выступления сборной СССР, соревновалась, почти не опробуя снаряды. Но как соревновалась! Она сделала для команды даже больше, чем требовалось. Не только прошла все испытания без срывов, но и сумела в двух упражнениях пробиться в финалы, где разыгрывались медали на отдельных снарядах. А в сумме многоборья одесситка набрала 75,831 балла, оказавшись четвертой среди 124 участниц Олимпиады! Только трем стартовавшим последними подругам по команде — Латыниной, Муратовой и Астаховой — дебютантка проиграла по нескольку десятых балла. Для «шестого номера» это было равносильно победе. Но, когда сборной вручали золотую медаль за командную победу, Николаева уже жила следующим днем. Днем финалов.

...Ночь была душная. Или казалась такой из-за того, что никак не приходил сон. Рядом с Ритой рыдала в их гостиничном номере Полина Астахова: во время исполнения комбинации на бревне она сорвалась со снаряда... Николаева сочувствовала подруге. Но ведь завтра им снова выходить на помост и бороться за медали. Нужно выспаться, чтобы быть свежей, ловкой и точной...

Термы Каракаллы не вмещали всех желающих попасть на гимнастические финалы. Присутствие публики действовало на спортсменов по-разному. Кто-то не мог сосредоточиться, кого-то била изнутри нервная дрожь, кому-то хотелось беспрерывно улыбаться и смеяться, чье-то лицо закрывала непроницаемая маска сосредоточенности, за которой трудно было угадать истинные чувства. Рита четко контролировала ход событий. Жеребьевка на первом снаряде порадовала: опорный прыжок ей выполнять последней. К тому же и предварительный результат у нее лучший...

Зрители бурно приветствовали каждый удачный прыжок. Вот заканчивает выступления Латынина, потом — Муратова. Суммы баллов соперниц — 19.016 и 19.049. Даже оценка 9,5 гарантирует одесситке золото.

Николаева выходит на разбег, мощно отталкивается ногами от мостика, потом руками — от снаряда. После приземления видит, как сорвались со своих мест тренеры и подруги. Все поздравляют: «Ты выиграла, выиграла!» Перед глазами все прыгает. В победу верится и не верится. Рита знает: ей по условиям соревнований положена еще одна попытка. Она, хоть золото уже добыто, хочет непременно исполнить второй прыжок. Уверена, что сделает его лучше первого. В конце концов ей хочется, чтобы зрители и судьи еще раз посмотрели, как она, Маргарита Николаева, умеет прыгать.

Сосредоточиться трудно. Но, взяв себя в руки, Рита смело идет на вторую попытку. Ее полет великолепен. Оценка — 9.766 балла, а сумма — намного выше, чем у соперниц (19.316).

В вышедшей вскоре после Олимпиады-60 книге «Римские репортажи» о турнире гимнасток писали: «Особенно поразила всех Маргарита Николаева. Новичок на Олимпиаде, она отважилась показать всему свету прыжок, на который до сих пор не решалась ни одна женщина. Чтобы сделать такой прыжок, нужно обладать незаурядной силой. Однако Николаева сумела добиться необычайной грациозности и мягкости исполнения труднейшего «мужского» упражнения. А ведь даже члены исполкома Международной федерации признали, что судьи оценивали выступление гимнастки строже, чем всех остальных.

И все-таки Николаева превзошла всех, показала, что ее первый шаг на Олимпиаде — шаг мастера.

Одесская гимнастка доказала: при исполнении прыжка лётом мужская сила не требуется. Весь секрет — в быстром разбеге и хорошем толчке.

Николаева удивила всех еще раз, когда выступала в финале на бревне. Уже перед самым выходом на помост Рита ошарашила выводящего тренера сборной новостью:

— Сегодня вставлю в программу стойку на одной руке.

— Откуда она взялась? — только и успел спросить тренер.

— Давно готовила,— скороговоркой ответила Рита. — За команду не делала, чтобы не подвести, если сорву... А сегодня сделаю обязательно...

И она сделала. Ее композиция получила в финале наивысшую оценку. Одесситка вновь покорила римских зрителей. Только чемпионка в упражнении на бревне, лидер чехословацкой команды Ева Босакова, получила такую же, как Николаева, оценку, но благодаря лучшему предварительному результату опередила одесситку на одну десятую балла. Николаева осталась четвертой, пропустив на пьедестал подруг по комнате Латынину и Муратову. Обе благодаря более высоким предварительным оценкам обошли одесситку... меньше чем на пять сотых.

В Одессе Маргариту Николаеву встречали многие. Еще бы — первая в городе олимпийская чемпионка. К тому же двукратная! Гимнастку поздравляли знакомые и незнакомые, спортивные руководители и вчерашние соперницы. Но среди встречающих не было отца — он скоропостижно скончался именно в дни Римской Олимпиады...

Как-то, уже в восьмидесятые годы, мне пришлось наблюдать встречу олимпийской чемпионки Рима Маргариты Николаевой с кандидатом в олимпийскую сборную школьницей Светой Мурзуненко. Рядом стояли прекрасно выглядевшая почти пятидесятилетняя женщина и сосредоточенная, сухонькая девочка-подросток. Она смотрела на Николаеву, представляя, очевидно, ее путь в спорте таким же, как и свой. Света знала, что еще дошкольницей нужно начать заниматься, чтобы лет в десять-двенадцать освоить сложнейшие программы, которые потом на сборах под руководством многочисленных тренеров и хореографов отточить до совершенства. Света знала, что все эти взрослые люди позаботятся о мелочах ее быта, о питании, о переездах и современно оборудованных залах, где каждый снаряд — по высшим мировым стандартам, где повсюду — поролоновые маты, лонжи, специальные тренажеры...

Если бы Маргарита Николаева рассказала Свете Мурзуненко или кому-то из ее ровесниц-гимнасток, как шла к своей цели в трудные послевоенные десятилетия, девочки вряд ли поверили бы, что такое возможно...

Только в 13 лет Рита записалась в школьный гимнастический кружок. Шел 1948 год. Недавно открывшиеся детские спортшколы приглашали способных ребят. В один из осенних дней школьный учитель физкультуры привел Риту в ДСШ-1. Девочке предложили прийти на тренировку. Сразу она даже не поняла, о каком виде спорта разговор. То ли о легкой атлетике, то ли о гимнастике. Оказалось — последнее. Рите это понравилось. Да и получалось у нее все отлично. Быстро разучивала программы спортивных разрядов — и ее то и дело переводили из одной группы в другую. Менялись тренеры, все больше становилось подруг. Наконец способную школьницу взял под свою опеку ведущий в то время в городе специалист по гимнастике Александр Степанович Сафронюк. Он оказался первым и единственным ее тренером. Занималась Рита у Сафронюка четыре года. Потом спортсменка отказалась от опеки тренера.

Что это было? Каприз юной звезды? Думается, конфликт носит иной характер. Николаева стремилась реализовать свои редкие способности, которые наставник пытался... обуздать. Александр Степанович был человеком очень занятым: работал в ДСШ и технологическом институте, в спортклубе армии, за который выступала Маргарита, и еще где-то. Везде он был нарасхват. Поэтому и не хватало у него времени, сил да, очевидно, и желания по-настоящему заниматься с лучшей из одесских гимнасток. Когда Рита уезжала на всесоюзный или республиканский сбор и там разучивала самостоятельно новые элементы, Сафронюк запрещал девушке вставлять их в уже готовые — гладенькие, но ординарные композиции. Гимнастка же понимала: таким, как у всех, не только никого не удивишь, но и не победишь. И она упорно продолжала искать оригинальные решения связок, осваивала рискованные элементы. Часто после обычной тренировки оставалась в зале вместе с ребятами-гимнастами и выполняла многое из их арсенала. Она могла с одного взгляда схватить элемент, разложить его в уме на составляющие и, что особенно удивительно, исполнить чуть ли не с первого раза.

Великолепная координация движений, редкое умение концентрировать усилия и волю плюс естественное для спортсмена честолюбие — вот козыри Маргариты Николаевой.

Гимнастка без тренера — дело необычное. Гимнастка, у которой к тому же не было необходимых качественных снарядов...

Рита приходила в армейский спортзал, когда там вовсю хозяйничали гандболисты. Топот десятков ног, стук мяча, возгласы игроков. И хрупкая девушка, втаскивающая из коридора в зал старенькие, треснувшие в нескольких местах, подлатанные изолентой брусья и крепящееся к полу бревно. Не было в зале ковра для исполнения вольных упражнений. Подкидной мостик был жесткий, деревянный. На этих горе-снарядах Николаева разучивала комбинации, которые в 1960-м покорили Рим...

Рите помогал муж — мастер спорта по акробатике Юрий Николаев. После работы он приходил в спортзал и разучивал с Ритой самые сложные элементы. Затем говорил:

— Ну, дальше уж ты сама... Мне бежать надо...

И Рита оставалась один на один со снарядами, со своим страхом и болью. Не было страховки, некому было поддержать морально. Может быть, поэтому Николаева приучила себя не падать. Не падать духом, не срываться с шатких брусьев и бревна.

Времени в зале давали мало. Всего по нескольку часов трижды в неделю. Остальное Рита добирала, где могла. По утрам проводила интенсивную разминку во дворе своего дома. Там снарядами служили скамейки, лестницы, турник. Летом на пляже делала всевозможные сальто, пируэты, фляки на песке, головоломные соскоки с пирса в воду. Она была неутомима и бесстрашна. Такой же видели ее на соревнованиях.

В 1953 году Николаева с блеском выступила в составе сборной СССР на фестивале молодежи в Бухаресте, через год показала себя на Всемирных студенческих играх в Будапеште, прекрасно состязалась во время турне советских гимнасток по Скандинавии. Одесситка стала полноправным членом сборной.

Именно тогда произошел принципиальный конфликт между гимнасткой и ее бывшим тренером. Сафронюк формировал сборную Одессы для участия в Спартакиаде республики 1956 года. Николаеву он в команду не включил. Но члена сборной на турнир вызвали персонально. Соревновалась Маргарита на личное первенство и вошла в сборную республики. Возможно, поехала бы и на Олимпийские игры, проходившие в конце того года в Мельбурне. Но Николаева сообщила тренерам, чтоб на нее не рассчитывали: она ждет ребенка...

Следующего сезона не было. Гимнастка родила сына, заканчивала технологический институт. Семейные заботы поглотили все свободное время. Маргарите было 22. Сейчас в этом возрасте в большую гимнастику никто не возвращается. Возможно, и тогда не ждали нового выхода на помост Николаевой. Но не была бы она сама собой, если бы отказалась от мечты. Всего за два года полностью обновила композиции, вошла в прекрасную форму и добилась права поехать в Рим.

Тот знаменитый прыжок лётом разучивала в маленьком зале. Ежедневно делала пять серий по пять таких прыжков, пока не начинали ныть руки и плечи, пока в голове не начинало стучать. Самое важное — было добиться эффектного полета после толчка руками. В Риме Рита была счастлива — ее лёт оценили по достоинству.

Николаева достигла высочайшего уровня общей физподготовки, который позволял ей на каждом снаряде творить дотоле невиданное. Во время всесоюзного тренировочного сбора в Москве в 1958 году одесситка исполнила фляк на бревне. Услышав эту новость, посмотреть на героиню дня сбежались гимнасты, тренировавшиеся в других залах комплекса. А потом Рита первой из женщин исполнила арабское сальто, затем включила в свои программы еще ряд уникальных элементов, обеспечивших ей всемирное признание.

Наверное, тренировки Николаевой отличались от системы занятий других ведущих гимнасток тех лет. Рита часто занималась вместе со спринтерами, много бегала и тренировалась с гимнастами-мужчинами, брала уроки у акробатов, сама искала себе хореографа в оперном театре. И с успехом выступала на всесоюзных соревнованиях.

Очень хотелось Рите второй раз попасть на Олимпиаду. Но ей не везло — в мае 63-го спортсменке сделали операцию по поводу аппендицита. Через полтора месяца состоялся финал Спартакиады Украины. Времени для восстановления спортивной формы было очень мало. Рита, хоть и оказалась в числе сильнейших, в сборную все же не попала.

Когда тебе под тридцать, каждая тренировка дается нелегко. Не успеваешь восстанавливать силы, порой пропадает желание идти в зал. Особенно когда нет поддержки, когда не видно цели. У Николаевой бывали такие периоды. И все же она находила силы не просто продолжать тренировки, но и продвигаться вперед. В год Токийской Олимпиады Маргарита подготовила сложнейшую программу со множеством уникальных элементов и связок. Когда (уже годы спустя) посчитали степень трудности той программы одесситки и сравнили с композициями ее последовательниц, то оказалось, что программа Николаевой 1964 года соответствовала по сложности тем, которые демонстрировали лидеры мировой гимнастики в начале семидесятых! Она оказалась создательницей и исполнительницей головоломных композиций, подобными которым и по сей день удивляют мир выдающиеся гимнастки.

Первой в Одессе олимпийской чемпионки уже давно нет с нами. Жива только память о ней.
7130

Комментировать: