Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6 ... +7
утром +7 ... +9
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Пока не найдут виновных в смерти сына, буду голодать»

Пятница, 18 января 2013, 17:25

Серикова Людмила

Сегодня, 16.01.2013

Одесситка уверяет: ее сына «залечили» из-за денег. Врачи пеняют на родителей

Молодая мама объявила голодовку у стен одесской мэрии, требуя найти и наказать виновных в смерти своего 3-месячного сынишки Глеба. 26-летняя Надежда Хассан утверждает: ребенка «залечили» врачи, цинично используя его как средство для выкачивания денег, а когда семья отнесла в медучреждение все, что у них было, перестали им заниматься. После двух месяцев хождений по медикам малыш скончался.

Первенец у супругов, Надежды Хассан и Сергея Гечева, появился на свет 12 октября недоношенным и весил около 2 кг, рассказывает Надежда. Ребенка сразу отправили в реанимацию, а через три дня перевели в неонатологическое отделение детской больницы Резника на Лидерсовском бульваре – у мальчика выявили желтуху. Через две недели младенца выписали, но уже тогда родители заметили, что у него начался насморк и поднялась температура.

«В палате, где мы лежали, было очень холодно – не больше 18 градусов, из всех щелей дуло, и ребенок заболел. Простудился также другой малыш, который лежал в палате вместе с нами. Обоих с этими симптомами отправили домой, сказав, что дети здоровы», – жалуется бабушка умершего малыша Татьяна Михайлюк.

Но уже через пару недель, 18 ноября, ему вновь стало худо. В больнице имени Резника, куда снова положили ребенка, у него диагностировали двустороннее воспаление легких, а дальше начало происходить что-то невообразимое, говорят родители. «22 декабря медики решили отправить нас снова домой, но в ту же ночь у сына случился приступ: он начал задыхаться, появились страшные хрипы. Только после того, как мы взбунтовались, ребенка отправили в реанимацию», – возмущается Надежда. После этого родные почти не видели Глеба. Все это время, как говорят родственники, лечащий врач-реаниматолог Виктор Тополенко, брал «благодарность», уверяя, что «все будет хорошо». «Он спрашивал: есть деньги? Мы говорим: если надо, пожалуйста. Он озвучивал сумму и только после получения денег подключал аппарат (ИВЛ). Кроме того, нас ежедневно с пространным списком направляли в конкретную аптеку, где наши лекарства уже были помечены. Всего мы заплатили около $3 тыс. лично реаниматологу, еще 76 тыс. грн – за лекарства. К малышу нас не пускали – за заход в реанимацию требовали по 500 грн с человека», – всхлипывает Надежда.

ПРИВЯЗЫВАЛИ ПУСТЫШКУ

Когда родных наконец допустили к ребенку, они ужаснулись: «Руки и ноги у него были в синяках и подвешены на скрепках, а пустышка была засунута в рот и приклеена скотчем. Нам объяснили это тем, что не могут следить круглыми сутками. Мы вызвали милицию, но оперативники не составили протокол, и мы обратились в прокуратуру», – говорит мать Глеба. Пятого января ребенок скончался, но его тельце отдали родным не сразу: «Начмед потребовал написать бумагу, что мы с лечением согласны и претензий не имеем. Мы согласились, чтобы провести его в последний путь», – говорит Надежда. По ее словам, от патологоанатомической экспертизы они отказались сами – из религиозных соображений. Но теперь, чтобы найти виновных в смерти сына, готовы на эксгумацию, правда, только если ее будут делать в Киеве – местным специалистам они уже не верят.

НАШЛИ ПОРОК

Важную деталь в этой запутанной истории родители озвучили только в конце. Оказывается, на одном из обследований в кардиологии у мальчика обнаружили порок сердца, и семья хотела, чтобы операцию провели в Киеве: «Мы требовали, чтобы ребенка забрали в областную кардиологию, но из неонатологии отпускать его не хотели, чтобы взять побольше денег: подсоединяли к аппарату искусственного дыхания и говорили, что ребенок – нетранспортабельный. Хотя консультировавший кардиолог Роман Лекан предостерег, что аппарат ему противопоказан, поскольку усугубляет работу сердца. Так продолжалось целый месяц, а когда из облздрава хотели выслать машину для перевозки Глеба в институт Амосова, Тополенко сказал, что наш малыш болен синдромом Дауна. Таких, мол, оперировать нельзя», – говорит бабушка мальчика.

Между тем, медики все претензии семьи Гечевых напрочь отвергают: мол, никакого спора из-за ребенка не было, а в смерти малыша виноваты сами родители. «Абсурдно обвинять людей, которые три месяца пытались спасти ребенка всеми способами. Тогда нужно перечеркнуть мнения ведущих неонатологов и двух профессоров, которые консультировали нас. Ребенок умер от врожденного порока сердца, при котором страдают и легкие: их заливает кровью и развивается отек. Когда областной кардиохирург предлагал оперироваться в Одессе, родственники отказались, о чем есть соответствующая запись, и настаивали на переводе в столицу. Но из-за тяжелого состояния ребенка это было невозможно. Родители сами затянули время, что привело к фатальным последствиям», – заявил нам реаниматолог Виктор Тополенко.

А кардиохирург Роман Лекан, консультировавший врачей, полагает, что ошибку могли допустить киевские врачи: «Я рекомендовал оперировать в два этапа, а в Киеве, видимо, не понимая сложности ситуации, заочно, предложили сделать сразу, хотя такой операции не показано. Тем самым в заблуждение ввели родителей, настаивавших на транспортировке. Это – роковое стечение обстоятельств», – разводит руками Роман Лекан.

ФАКТЫ ПРОВЕРЯТ

В мэрии для расследования инцидента создали спецкомиссию, а в прокуратуре обещали проверить факты, изложенные Надеждой Хассан. В Приморском райотделе начато уголовное производство по ч.1 ст. 140 УК. На практике же подобные дела крайне редко доводят до завершения.
3995

Комментировать: