Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +8
вечером +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Подземелье любит тишину

Суббота, 9 ноября 2013, 20:48

Максим Макарычев

Российская газета, 06.08.2013

Корреспондент «РГ» спустился в одесские катакомбы через «потайной вход»

ОДЕССКИЕ КАТАКОМБЫ

Одесские катакомбы - сеть подземных ходов и лабиринтов длиной 2500 километров - являются одним из самых удивительных и загадочных мест на планете.

Говорят, что история катакомб насчитывает три миллиона лет. Когда-то это были удивительные природные образования, включающие в себя карстовые пещеры, дренажные тоннели, подземные полости. Теперь на 95 процентов катакомбы представляют собой каменоломни, где шахтеры непосильным трудом добывали известняк для строительства одесских домов.

Мне выпал «счастливый журналистский билет». Находясь в Одессе, получаю шанс войти в этот нескончаемый подземный лабиринт города юмора и смеха не через привычный для туристов «парадный вход» - музей катакомб в селе Нерубайское, где все чисто и стерильно. Мне дается возможность стать самым настоящим диггером, прогуляться в царстве подземелья и кромешной тьмы, входы в которое знают избранные. Попасть туда, где, если верить страшилкам из Интернета, летают белые призраки шальных одесских бандитов и бегают большие грызуны.

Для начала отъезжаем от Одессы на 20 километров, попадаем в обычное село. Кто бы знал, что внизу, ближе к тянущемуся на несколько километров лиману, там, где снимались сцены из «Ликвидации», в кустах «прячется» потайной вход. Он и ведет в тот самый, закрытый для обывателя лабиринт. Именно в таких местах полтора века назад прятали свои запасы контрабандисты. Это так называемые «дикие одесские катакомбы». «В катакомбы никогда нельзя ходить одному», - уверяет мой гид по подземному лабиринту Александр Саморуков. Если перефразировать известное выражение, то Саморуков, известный в Одессе спасатель, - настоящий «подземный волк». О катакомбах, самой настоящей изюминке города смеха, Саша готов говорить сутками. С присущей одесситам сочностью и иронией. Если альпинистов всю жизнь не отпускают высокие горы, то таких энтузиастов, как Саморуков, «безудержно тянет вниз». «Все мы, кто ходит под землю, немножко не в себе», - с мудрой улыбкой признается он.

В катакомбы Александр впервые спустился в далеком 1980 году. Мальчишкой вошел в состав знаменитой одесской группы «Поиск». С подземельем родного города за три с лишним десятилетия он, выражаясь одесским языком, стал «глубоко на ты». «Всего в катакомбы Одессы имеется около тысячи входов, - сразу огорошивает он меня. - Но ты не волнуйся, зайти сейчас можно примерно в 300. В одно направимся и мы». Я трепетно, дабы не отстать, иду вслед за бывалым поисковиком, знающим большинство одесских входов в лабиринты. Он - мой гид и мой тыл. Впереди перед собой вижу то самое леденящее дух таинственное подземелье. Холодный пот пока не струится по спине. Чуть позже, когда мы уже выйдем наружу, я пойму другое. Там, внизу, ты, так же, как и в горах, дилетант, никто, «слепой котенок», без опытного и надежного проводника. Вдвойне никто без фонарика и каски. Шаг вправо, шаг влево - не пропасть, а жуткое безмолвие темных катакомб. Хорошо, что для входа мы выбрали место, куда не нужно ползти на коленях, а входишь, немного нагибаясь. Из отверстия повеяло сырой прохладой.

И вот я внутри катакомб. Здесь та самая кромешная темнота, вековая, но не тяжелая, а будто искрящаяся пыль, степенно, вальяжно летающая от пола до потолка, сотни неотесанных природой и человеком камней, о которые рискуешь споткнуться каждую минуту. Наконец, стопроцентная влажность, местами - старинная плесень на потолке и постоянная температура в 12-14 градусов по Цельсию. Здесь не чувствуешь смены дня и ночи и времени года. «Катакомбы лечат, - удивляет своим признанием Саморуков. - Здесь пропадает кашель, подмечено, что исчезает бронхит и легочные заболевания». Через час подземного путешествия ощущаю правоту этих слов: действительно уходит кашель, несколько недель до этого мучивший в Москве. Идем гуськом, в полутора метрах друг за другом. Впереди спасатель. На моей шее - фотоаппарат с включенной видеокамерой, в правой руке фонарик.

Через полчаса жалею, что так и не удалось похудеть. С моими 180 сантиметров роста и центнером веса с трудом удается протиснуться в один из полуметровых ходов в бесчисленное продолжение катакомб - понимаю, что в гостинице придется основательно почистить пиджак и джинсы.

Через пару десятков минут после «погружения в катакомбы» у меня начисто пропадает представление, как мы здесь появились и как из этого запутанного подземелья выбраться наружу. В конце концов, глаза привыкают к темноте, а сердце перестает биться учащенно. Я так и не могу понять и разгадать, как Саша так чересчур спокойно ориентируется в этом обилии сводов и ходов. А в это время Саморуков продолжает свой увлекательный рассказ.

БАНДИТ БАНДИТОМ ПОГОНЯЛ

Говорят, что впервые человек зашел в этот уникальный подземный город два с половиной века назад. В первой половине XIX века катакомбы стали вторым домом для бандитов и контрабандистов: здесь они прятали трупы и создавали настоящие склады из заморских товаров. «Стоянки бандитов много говорили об их повадках и характере. Жестокие были люди. Накидают камней, на них поели и поспали. Тут же лежали и стреляли в стену из пистолета. Мы находили их гильзы и пули XIX века», - продолжает Саморуков.

Уже через несколько часов после своего подземного путешествия я приеду в гости к легендарному человеку. Историк, путешественник, писатель, член Русского географического общества Валерий Яковлевич Юдин считается самым известным специалистом по одесским катакомбам. Впервые он попал в них юношей почти шесть десятков лет назад. Он признался мне, что еще каких-нибудь 40-50 лет назад жители Одессы знали о своих катакомбах практически все. По рассказам очевидцев, входы в катакомбы существовали едва ли не в каждом одесском дворе. В крайнем случае, у соседа уж точно! Гостей города и особо впечатлительных людей пугали рассказами об «ужасах подземелья», о кладах, о тайных дворцах и притонах...

Юдин всю жизнь собирает истории о лабиринте. Две из них, криминального характера, поразили меня. Оказывается, в середине XIX века в Одессе, которая была по значимости третьим городом Российской империи после Москвы и Питера, появилась банда сутенеров, которая похищала девушек и через катакомбы переправляла их на невольничьи рынки Турции и других стран Востока. Меня шокировал необычный способ вербовки и похищения девушек. К красивой молодой даме «подводили» мужчину, который представлялся богатым женихом. Затем игралась самая настоящая свадьба, а уже через несколько дней во время медового месяца новобрачная пропадала. Бандиты, «разыгрывая свадебное путешествие», вывозили ее через катакомбы на теплоходе в Турцию. Вторая история связана с контрабандистами. В то время Одесса была, говоря современным языком, зоной свободной торговли, городом, где существовало правило беспошлинной торговли. Всем этим бизнесом заправляли иностранцы - греки, итальянцы, французы, которые имели связи с некоторыми власть предержащими. Вся Одесса была окопана снаружи и окружена таможенными постами. Для легализации и дальнейшей продажи иностранного товара нужно было оформить массу документов, что создавало благодарную почву для коррупции. Итак, к берегам Одессы, встав на швартовку, подплывал корабль с товаром, который находился в море несколько дней, пока оформлялись бумаги. Бюрократическая волокита умышленно затягивалась. Вскоре у корабля появлялись контрабандисты, предлагая капитану свои услуги. В итоге товар все же оказывался на берегу: его сгружали по ночам в склады катакомб контрабандисты, которые через посредников затем реализовывали его в одесских лавках. А бочки и ящики якобы с «товаром» грузили песком, камнями, мусором, затем отправляли обратно на корабль, оформляя эту «бутафорию» у таможенных властей как отказ покупателя от заказанных товаров. Полученную прибыль контрабандисты и перевозчик делили пополам.

Непримиримую борьбу с контрабандистами в середине XIX века начал главный полицейский Одессы, ветеран Крымской войны Валериан Антонов - человек, о котором в городе слагали легенды. Он раскрыл бандитские схемы поставок товаров, а затем провел уникальную спецоперацию. Были выявлены около 150 входов в катакомбы, лазеек для контрабандистов. В один прекрасный день Антонов, который мне напомнил Верещагина, легендарного таможенника в исполнении Павла Луспекаева из «Белого солнца пустыни», дал приказ взорвать эти ходы. Мало того, затем выпустил книжку, в которой рассказал о закулисных схемах: следы бандитов вели к некоторым чиновникам. Антонов написал, что руководил преступной группой граф Брандостелли, человек с садистскими наклонностями, который держал в страхе не только бандитов, но и своих высокопоставленных покровителей. Такого главному полицейскому Одессы не простили. Его не только сняли с работы, но и вели в отношении него следствие на протяжении пяти лет, таская по судам. Но в итоге отважного и неподкупного Валериана Антонова все же восстановили на работе.

В конце XIX века, когда в Одессе разрешили строить дома выше одного этажа, началась промышленная разработка катакомб. В них при помощи ручных пил стали рубить блоки из известняка, который стал основным строительным материалом для новых домов. Пик работ пришелся на 1914-1916 и 1934-1937 годы. Здесь, как уверяют архивы, трудились десятки тысяч шахтеров-каменоломов. Если до Октябрьской революции для этого использовали специальные пилы, то затем в 1930-е годы появились комбайны - специальные промышленные установки. За смену шахтер в среднем выпиливал до 12 таких блоков, которые вывозились на специальных тележках (биндюжках), а вскоре на вагонетках. Отсюда пошло знаменитое выражение - биндюжник. Тогда в годы бурной выработки в городе начались провалы и обрушения зданий. Про обвалы - отдельная история. Их число заметно возросло в последние 15 лет. «У меня был уникальный случай, - рассказывает Саморуков. - В шахте рассказываю своим друзьям об обвале, и вдруг в двух метрах от нас происходит обвал. Хорошо, что без последствий для нас. Мы сразу убежали оттуда. Если бы задержались, то остались бы под камнями».

После революции 1917 года и в начале Великой Отечественной войны в катакомбах прятались целые крестьянские семьи и дезертиры, несогласные с советской властью. Люди заходили сюда даже со своими лошадками, которые пили из специального колодца. Своими глазами видел большую надпись на стене: «Конюшня». «У таких колодцев есть своя ловушка, - поясняет Александр. - В темноте упадешь туда вниз, а обратно не выплывешь». Теперь понимаю, насколько более близким становится выражение об «устойчивой почве под ногами». В шахте мне лично также удалось увидеть написанные дезертирами надписи на стенах, датированные началом войны: «Здесь с июня по август 1941 года в период советско-германской войны прятались дезертиры». Еду и воду им ночью приносили родственники из соседних сел.

Между тем мой гид продолжает удивлять меня историями о катакомбах. Больше всего впечатляет длина подземного лабиринта, который является самым большим в мире. 2,5 тысячи километров - это в пять раз больше, чем знаменитые парижские катакомбы. Иными словами, под Одессой и пригородами находится «путь» от этого южного города до Санкт-Петербурга. Иногда находятся чудаки, которые в одиночку пытаются шагнуть в неизвестность катакомб «лихим кавалерийским наскоком». «Не бойся катакомб. Только помни, что они не любят шутников», - наставляет меня Александр. В прошлом году команда одесских спасателей приехала в катакомбы по экстренному вызову. Пропал 20-летний парень. Эта история до сих пор изумляет Саморукова. «Он ходил в катакомбы около полутора лет. Все было нормально. И вдруг, в один прекрасный день парень заходит в подземелье, снимает верхнюю одежду, часы, достает мобильник, кошелек, паспорт и все, что было у него в карманах, аккуратно кладет это на камни. Уходит оттуда. И все. Пропал восвояси. Нет человека», - констатирует Саморуков, который около восьми часов с товарищами бродил по закоулкам темных катакомб в надежде найти парня. «Моя версия - он связался с какой-либо сектой, вышел на поверхность и уехал от этой жизни на электричке», - по-хемингуэевски лаконично замечает спасатель, добавляя, что на его памяти это второй за несколько десятилетий случай бесследной пропажи человека в катакомбах.

Бывали случаи, люди терялись. Даже на несколько дней, но их находили. Один парень заблудился. Его нашли через 40 минут. Сидел в состоянии абсолютной прострации на четвереньках, прислонившись к стене. Когда у молодого человека, приведя его в чувство, спросили о том, что случилось, выяснилось, что он просто впал в ступор. Оказался один в кромешной темноте с погасшим фонариком и отчаялся звать на помощь. «Если ты оказался в таком положении, то главное проявить себя. Лучше всего сжечь что-нибудь, что есть под рукой», - советует спасатель.

ПИЛ Я ВОДКУ, ПИЛ ВИШНЕВКУ...

Во время двухчасового путешествия меня лично больше всего потрясли надписи на стенах. Оказывается, что послания из цикла «Здесь был Вася» появились в катакомбах еще в первой половине XIX века. Сам лично видел надпись из прошлого, датированную 1846 годом. Здесь колоритно все: и сами надписи, и рисунки. Сочна ненормативная лексика, которую, по понятным причинам, не буду цитировать в газете. Но уверяю, наши предки в этом вопросе были те еще шутники. Здесь можно увидеть многое. Например, о том, «что за тобой следит всевидящее око». О том, что «старуха с косой» ждет тебя за соседним углом. О том, что скоро наступит смерть фашистам. Увидеть рисунок огромного кота, похожего на булгаковского Бегемота. Портреты Ленина, Гоголя. Настоящий шедевр дореволюционного «подземного искусства» - большая, в полметра, рисованная химическим карандашом «картина» бандита с трубкой, грабящего богатого торговца с саквояжем. Есть автопортрет бандита, выглядящего пострашнее типа, который в «Бриллиантовой руке» просил закурить у Семена Семеновича Горбункова. Многие рисунки принадлежат детям шахтеров, которые оставались у выхода из лабиринта, пока их отцы проводили выработку. Рисовали лошадок, птичек, пароходы.

«Были здесь и свои поэты. В Нерубайской видел стихи человека, который называл себя Алексеем - Человеком Божьим. Он работал на шахте, писал стихи. Меня особенно поразило такое - «Пил я водку, пил вишневку, музыкантов нанимал/До того я нагулялся, что в полицию попал», - улыбается Саморуков. Еще на стенах есть следы от пуль. Не только бандитов XIX века, но и партизанских. Разговор с предателями, дезертирами, полицаями и фашистами, которых брали во время вылазок наверх, у них был короткий. Приводили в катакомбы, ставили к стенке и судили по законам военного времени. Впрочем, о героической борьбе против фашистов в катакомбах - разговор особый.

ПОЛТОРА ГОДА ПОД ЗЕМЛЕЙ

Рассказ Валерия Юдина тронул меня до слез. В годы войны Одесса хлебнула столько горя, сколько не испытывали многие другие советские города. Гитлер отдал Одессу, как и Молдавию, юг Украины, на откуп румынам, в награду за их поддержку фашистской Германии в борьбе против СССР. При этом самих немцев в Одессе практически не было. Оккупированная территория была названа «Транснистрией». В катакомбах укрылось около 38 тысяч одесситов. Румыны начали лютовать в первые же дни оккупации. 19 октября 1941 года сожгли заживо 22 тысячи человек. Всего за период пребывания фашистов на Одесчине ими было уничтожено 223 530 человек. В карательную контрразведывательную службу - «сигуранца» - под румынскими фамилиями входили бывшие деникинские офицеры, начавшие добровольно прислуживать гитлеровцам. В город вошло около 16 тысяч румын.

Тем временем в Одессе уже действовало подполье. Уточню, что еще до входа румын в город прибыли секретные группы НКВД. Направлял их туда лично тогдашний начальник советской разведки Павел Фитин на основании постановления ЦК ВКП(б) «Об организации борьбы в тылу немецких войск» от 18 июля 1941 года. Тогда еще не было СМЕРШа, члены группы получили подготовку в легендарном подразделении заместителя начальника разведки Павла Судоплатова, который разработал операцию по ликвидации Троцкого.

Первую группу возглавил бывший шахтер-забойщик, 30-летний капитан госбезопасности Владимир Молодцов (Бадаев). Прибыв в Одессу, он с помощью группы каменоломов подобрал и оборудовал место для дислокации группы в катакомбах. «В кромешной темноте, в спартанской обстановке были оборудованы штабная комната, спальни, столовая и даже баня. Вода, соленая и темного цвета, бралась для питья из подземного колодца, - признается в разговоре историк Валерий Юдин. - Нары были сложены из ракушечника и застелены линолеумом. Вторая группа состояла из двух подразделений - одесситов, работников местного НКВД в составе 14 человек, а также 5 москвичей, хорошо подготовленных разведчиков из московского аппарата. Перед последними стояла цель легализоваться под видом богатых иностранных бизнесменов в Одессе и направиться в Румынию и Болгарию для помощи местному сопротивлению». Группа залегла на глубине 25 метров в кромешной темноте, без свежего воздуха, света и нормальной воды.

Группа Молодцова, через тайные ходы выходя на поверхность, провела ряд уникальных операций. 16 октября 1941 года в Одессу прибыла группа румынских карателей. Впереди на белом коне ехал офицер, вслед за ним шли пьяные автоматчики, которые горланили песни и стреляли в разные стороны. Этих «победителей» встретила огнем из укрытий группа Молодцова. Было убито 45 румынских фашистов. Другая операция вообще не имеет аналогов. Узнав о том, что в здании одесского НКВД через несколько дней расположится румынский штаб, советские саперы в подвале вырыли котлован, куда заложили три тонны тротила. При этом на управляемом по радио фугасе был установлен аккумулятор со сроком действия до полугода, чтобы сработать в нужный момент. В здании были размещены «отвлекающие бомбы», которые и разминировали румыны, полагая, что помещение чисто. Получив данные о том, что в здании пройдет совещание фашистов, Молодцов передал информацию в Москву. Сигнал на взрыв фугаса пошел по радиочастоте. Так было уничтожено более 146 фашистов, включая двух высокопоставленных генералов. Против партизан начались масштабные карательные операции.

Судьба Молодцова и его товарищей трагична. В результате предательства одного из членов группы были арестованы сам разведчик и члены его отряда, которых румынские фашисты подвергали жесточайшим пыткам по несколько суток подряд. Молодцов заговорил только один раз. На вопрос о помиловании от короля Румынии ответил: «Мы на своей земле у врагов помилования не просим». Уже посмертно он был удостоен звания Героя Советского Союза.

Не менее трагична и судьба другого отряда. Узнав от связной-предательницы о районе нахождения «одесско-московской» группы, каратели замуровали бетоном и заминировали около 400 входов и выходов из катакомб. Для борьбы с подпольщиками прибыли самые опытные контрразведчики из Берлина и Бухареста. Для того чтобы укрепить подземный лагерь от атаки извне после предательства, бойцы отряда перетащили вручную десятки тонн известняка, создав подземный редут обороны. Основная часть отряда до своей гибели провела в катакомбах чуть менее года, два оставшихся в живых члена группы - целых полтора года, не имея возможности выйти на поверхность. Румыны травили этих и других подпольщиков хлором, забрасывали катакомбы гранатами, отравляли ядом колодцы с водой. Плесень пропитала все нательное и постельное белье. В лабиринт с наступлением холодов спустилось огромное количество голодных мышей. Партизаны были вынуждены отбиваться от грызунов с применением горючего. Отдавая дань героическому мужеству этих людей, известный немецкий генерал Курт Типпельскирх уже после войны написал: «Русские создали в городе надежное, преисполненное величайшего фанатизма партизанское ядро, обосновавшись в катакомбах... Бунтовщики, годами жившие под землей без света и солнца, добровольно обрекли себя на тяжелые физические страдания». Из 19 человек отряда на поверхность в итоге выбрался только один...

«Эти люди, несмотря на то, что не могли выйти из катакомб и оставались без связи, будучи полностью блокированными, сыграли на самом деле огромную роль. Они отвлекли на себя огромное количество живой силы и техники противника, позволив другим партизанам проводить успешные операции в самой Одессе. Кроме того, захватчики задержались с отправкой на фронт», - заключил в разговоре со мной Валерий Юдин. А в лабиринтах по-прежнему «слышится эхо войны» - поисковики находят незримые свидетельства тех лет: пули, патроны и даже частицы одежды.

ЭПИЛОГ

После почти двух часов подземного путешествия мы наконец-то приближаемся к выходу. В двух метрах от нас, урча, пролетает летучая мышь, как бы показывая, кто в этом доме хозяин. «Знаешь, почему мы ходим в катакомбы. Там нет всего того плохого, что есть наверху. Там ты отдыхаешь от всего. В катакомбах безопаснее, чем на тех же дорогах. И потом там еще столько неизведанного. Но даже если бы я прошел все эти места, то направлялся бы туда снова и снова», - говорит мне на прощание Александр Саморуков, житель Одессы, этого волшебного города со своей главной загадкой - неповторимым подземным миром.
5324

Комментировать: