Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Под взглядом Карабаса отпетые «воры в законе» сидели как мыши

Воскресенье, 7 октября 2007, 13:49

Людмила Воронкова

Окна, 29.09.2007

\"\"Он мог стать кем угодно. В силу своих природных данных. С его энергетикой, обаянием и влиянием на людей. Он стал криминальным авторитетом. С судимостью всего лишь за хулиганство, он подчинял своей воле «воров в законе». Его принимали высокие чиновники. Им восхищались. С ним считались. Оплакивать его, убитого, приезжали из разных стран мира. На его могиле и месте гибели все 10 лет – каждый день! – живые цветы.
Что же это за овеянная легендами личность, одесский несказочный Карабас, державший равновесие в криминале? И как все сложилось в городе за 10 лет без него?


Огромная толпа людей, одни мужики, и множество иномарок вдоль всего центрального 2-го Христианского кладбища и дальше – на 2 километра. Несметное количество венков («Говорят, тышша», - шептали бабоньки). Асфальта не видно – все усыпано розами. Машины по трассе, хочешь не хочешь, едут «шепотом» - не пробиться.
- Милок, что за «шишку» хоронят? – рискнула спросить самая шустрая бабулька, торгующая цветами у кладбищенской стены. – Отродясь такого не видывала…
«Милок» так зыркнул, что и интерес пропал. А потом к ним прибежала и сказала Олька с кладбища: «Авторитет ихний, бандитский. Карабас называется». И это было правдой. Действительно, хоронили Карабаса, или в «миру» Виктора Павловича Куливара, одессита в третьем поколении, 47 лет от роду.
…В то апрельское утро 1997 года никто не предполагал, что выстрел в глухом дворе одной из старых одесских бань на улице Асташкина (Провиантной) положит начало беспределу, которым будет отмечена Одесса как минимум год – с убийствами, похищениями и снова убийствами…
Этот расстрел примут еще за случайность очередных бандитских разборок. Содрогнется Одесса только через три с половиной месяца, когда 11 августа, так же утром, прямо на людном тротуаре будет нагло убит известнейший журналист, редактор газеты «Вечерняя Одесса» Борис Деревянко. А дальше – больше… Людей похищали, убивали, расстреливали в упор и из-за угла… Фамилии все больше знаковые – немалые должности эти люди занимали в городе.
Гораздо позже выскажут предположение, что апрельское убийство развязало руки тем, кто так или иначе, но находился под моральным влиянием Карабаса, не поощрявшего, как известно, кровавых разборок.

Кто вы, «сеньор Карабас»?

В районе «Привоза» на ул.Куйбышева, где родился и долго жил Виктор Куливар, таких мальчишек, как он, было предостаточно. Отец его, военный человек, умер рано, и босоногое мальчишеское детство в 50-е годы не отличалось сытостью. Мать на хлеб себе, старшей дочке и сыну зарабатывала, убирая рынок. Обидеть безотцовщину норовил каждый. Но у Виктора этот номер не проходил – рослый и жилистый, всегда умел постоять за себя. Возможно, тяга к спорту, с которым не расставался всю жизнь, и объяснялась необходимостью уметь защищаться. В 108-й школе, где он окончил то ли 4, то ли 6 классов (точно никто не мог вспомнить) тоже приходилось демонстрировать силу. Райончик еще тот был: вокзал, «Привоз» - все рядом. Шпана местная и пугала и соблазняла. Было, наверное, лестно, что ты не слабее их. Одним словом, «оторва привозная». И поэтому не были большой неожиданностью срок за хулиганство и отсидка в местном «тюремном замке». Но, как говорят знавшие его еще с тех времен, зарекся больше попадать на нары и криминальничал либо по статьям, которых… нет в уголовном кодексе (прямо как Остап Бендер), либо сам лично ни в чем не участвовал.
Личностью Карабас был примечательной, незаурядной. Обычно такие появляются на изломах эпох и становятся всем, чем угодно – от министров до бандитов. Как говорится, у кого как «карта ляжет».
Первые свои деньги Виктор «нарабатывал» как известный городу «ломщик». В те времена, когда было под запретом само даже слово «валюта», имелись чековые магазины (в Советском Союзе их помнят как «Березки»). Отоваривались там в основном моряки загранплавания, с которыми и рассчитывались такими «чеками». Часто ничего не выбрав в магазине, моряки пользовались услугами тех, кто хотел скупить у них чеки. Давали скупщики, правда, за «чек» в два раза меньше, но зато ж живые деньги! Так вот эти группки перекупщиков еще умудрялись и дурить продающих чеки – так умело заламывали между пальцами «книжку» при отсчете, что самые дорогие чеки оказывались у них, а моряку возвращался «пшик». Как говорится, «ловкость руки и никакого мошенничества».
С такой бригадой «ломщиков» промышлял на Французском бульваре в Одессе и Виктор Куливар, которого уже тогда все звали Карабас.
- Я был участковым в том районе, - вспоминает полковник милиции Виктор Балан, ныне сотрудник УБОПА Одесской области, - пришел ко мне и чуть не плачет моряк с гидрографического судна, кинули его «ломщики», нечего семье оставить. Иду с ним туда, а там же и Карабас. Отдайте, говорю, лучше по-хорошему. «Федорыч, - клянутся, а они меня хорошо уже знали, - это не мы. Мы ж честно покупаем, если они хотят продать, им же лучше делаем». Прям такие хорошие! Говорю – вот человек, которого ваши тут обманули. «А ну расскажи, какой он? Сейчас поищем», - засуетился Карабас. Выслушал, побежал за угол, как бы всех звать. Всех, правда, и позвал. Кроме того, кого описали. Тот уже смылся по его указке. Ну, и конечно, никого не нашли мы. Вот так и меня, уже не зеленого мента, обманули «честные глаза» Карабаса. Потом я не раз еще с ним встречался… Так сложилось, что и на место его убийства тоже пришлось мне первому прибыть…
«Экономика» независимого государства взбила «пену рекета», а отсюда и «крышевание» появлявшихся как на дрожжах частных малых предприятий. И это стало основным видом деятельности Куливара и его сподручных. Причем и до сих пор его считают одним из самых честных и авторитетнейших людей среди преступных сообществ того времени.
Так или иначе, возможно, действительно на фоне существующего в 80-90-е годы беспредела Карабас был самым справедливым авторитетным образцом криминального мира Одессы. Быть под его «крышей» считалось за счастье. У Карабаса имелись свои «железные» принципы: брать за «крышу» не более десятины дохода, не отнимая последнего. Он был противником грабежей и убийств, наркомании. Его «крыша» была гарантией и от «наездов» дикого рекета и часто даже от посягательств власть предержащих. Он был своеобразным городским арбитром, третейским судьей в коммерческих спорах между различными структурами. Его объективность слыла безупречной. Сам никогда на разбирательства не выезжал, хватало «бригады». Если требовалось, то «арбитрами» посылал самых искушенных специалистов (говорят, у него были такие аудиторы, что госструктурам и не снилось, поэтому обмануть его даже не пытались).
- К нему шли люди сами, - рассказывает один из немногих оставшихся в живых из «тех» времен, назовем его Игорь, - сначала срабатывало «сарафанное радио» - с улицы, где он жил, соседи, которым помогал, советовали обращаться к нему: «Витя поможет». Так и пошло. Никогда не назначал, сколько должен платить ему за «услуги» предприниматель. Сколько можешь, говорил… Бывало, видел, что прогорел его «подкрышный», так мог и пару месяцев «простить». Не выносил обмана. В его окружении были все судимые, он помогал им, но никогда не приближал к себе отсидевших за убийство или изнасилование. Наркоманивших заставлял лечиться, оплачивал даже лечение. Трое таки бросили эту дурь. Ну а кто не соскакивал, навсегда был изгнан из его окружения.
- Говорят, по его команде похищали богатых людей и под пытками те отдавали все, что требовалось, - пытаюсь сбить «ореол ангела» с Карабаса.
- Ничего подобного! – горячо протестует Игорь. – Никакие пытки просто не нужны были. Да и людей не похищали, я бы знал! Зачем? Достаточно было назвать имя «Карабас»… И именем его вряд ли кто прикрывался. Знали, что получат «харчей» и выгонит. Он непослушания не терпел. Я как-то, помню, поступил по-своему, так он месяц меня не замечал.
- Отходчивым не был? – спрашиваю.
- Нет! Никогда первым не подойдет! Хоть и не прав. Потом, со временем, потихоньку так приблизит к себе, мол, простил.
- То есть вы должны были делать только то, что он хотел, ваше желание не учитывалось? – уточняю. – Но это же рабство…
- А как вы хотели?! – в свою очередь удивляется собеседник. – Что ж это за лидер, когда без его разрешения что-то делали?.. Те, кто нарушал все это – больше в окружении не появлялись.
- Даже те, кому доверял?
- А он никому не доверял, - утверждает Игорь. – Близких возле него было человек 10. Но не доверял НИКОМУ!
Когда говоришь с кем-то о Карабасе, первое что отмечают, это его справедливость. «Он был справедливый!» - эта фраза звучит прямо как заклинание. Рассказывают, что он как бы регулировал криминальную жизнь в городе – по справедливости. Но его же «товарищи» по тем временам утверждали: «Справедливость невозможна в том мире, где Карабас жил. Пришел бизнесмен – на него наехали жулики. Невозможно было, чтобы обидеть этих жуликов, мол, отдай все обратно. Надо было, чтоб и бизнесмен был доволен, и жулики, то есть, чтобы жулики не «борзели» - всем дать по «5» копеек... Тогда не было таких, что не платили».

«Как денди лондонский одет…»

Это про него. Будучи очень скромным в быту, он любил красиво, модно одеваться и одежду так умел носить, что все на него оборачивались.
- Мне кажется, - делится впечатлением еще один знавший Куливара, Олег, - что лучше всех одевался он. Были в Париже как-то, так шли по Елисейским полям и даже там на него оборачивались. Обаятельный был очень…Но если на ком-то увидел кофточку такую, что и на нем, - все, уже не наденет, отдает кому-то.
\"\"Вообще, он с такими людьми крутился, за такими столами сидел… Кобзон с ним знался, Олимпийские чемпионы, да мало ли таких было… Виктор Павлович знал, где как себя вести, хоть образования никакого. Но он много читал. И жизнь учила… Всегда интеллигентно кушал, мата от него в приличном обществе никто не слышал.
Близкие к Куливару люди рассказывали, что он был очень чистоплотен, аккуратен. Не курил, практически не пил. С пяти утра уже был на ногах. Каждый день не зависимо от погоды обливался ледяной водой, делал зарядку и не меньше двух часов отдавал спорту.
С раннего детства его покоряло футбольное поле. Играл в футбол всегда – в дождь, в снег. Приходил на Гарево поле, на «резинку», где собирались такие же фанаты, как он, и играли. Если надо было, расчищал сам снег, чтобы дорваться до мяча. Гонял «шарик» он с Игорем Беланом, с Буряком… Почему не стал таким же, как они? Каждому, говорят, свое. Во-первых, объясняют те, кто его знал, не рвался к этому. А не рвался, может, потому, что рано с ногами появилась проблема. У Виктора Куливара «сохла» одна нога. Он сделал две операции на колене. Врачи вообще запретили заниматься спортом. Но разве ему можно что-то запретить! Он хромал, но спорт не бросил. Научился так незаметно-красиво «хромать», что это придавало дополнительный шарм его личности.
Свой автомобиль, не важно какой, «крутой» или не очень, он тоже приводил в порядок сам, «шестерок» никаких вокруг себя не терпел. Сам мыл машину, с любовью, убирал во дворе – все делал. Руки «золотые» были. В его машине было чище, чем у кого-то в квартире. Роскошь тоже не являлась его прихотью, и у других ее не поощрял. Как-то один из его когорты покупал мебель – шикарную, итальянскую, дорогую. Карабас увидел и говорит: «Не круто ли ты забираешь? Зачем такая дороговизна? Все должно быть, главное, комфортно». Он очень долго с семьей жил в однокомнатной квартире. А потом заимел дом в районе Аркадии – так себе, домишко на фоне нынешних «хатынок».
Из украшений у него были только цепь на шее и перстень с рубином. Никаких бриллиантов, которые он, якобы, унес с собой в могилу, не было и в помине.

Как Куливар стал Карабасом?

А никто не знает. Все, кто с ним как-то пересекался, говорят, что всегда был Карабасом. Но предположения высказывают разные. Что жил над магазином «Золотой ключик» (это неправда). Что как сказочный Карабас дергает всех своих «кукол» за ниточки и они слушают его беспрекословно, как и положено марионеткам. (Сходство есть). Что так прозвали еще в школе – за то, что «нехороший Карабас-Барабас» обижал маленьких и всех стращал. (Возможно, и так, ведь большинство кличек, действительно, из детства – да кто из нас их тоже не имел?..)

Простого хулигана слушались «воры в законе»

С годами Карабас набирает силы. Его хорошо знают уже во всех крупных городах Союза. И не просто знают. Как сказал бывший «товарищ» Куливара, его слушались люди, которые высоко над ним стояли. Очень волевой человек был. Сильнейшая энергетика. Римский профиль, лицо-маска жило как бы само по себе. Взгляд стального цвета глаз проникал в собеседника независимо от его желания. По неизвестным причинам перед ним вставали даже отпетые рецидивисты…
- Объяснить это невозможно, - пожимает плечами и спустя 10 лет после смерти Куливара его «групповик». – Но он был авторитет. Его уважали такие люди, которые по 10 раз были судимы, отсидели по 20 – 25 лет. А он говорил им свое слово, и они садились, как мыши… Может, поэтому и убрали, что к нему больше шли за помощью и защитой, чем к ним. А это ж деньги…
Один из очевидцев рассказал такую историю. Когда в 1994 году хоронили Василия Братицела, жестокого главаря, возможно, самой жестокой банды (вот там и паяльники и прочие «атрибуты» были в ходу), мать его, говорят, попросила батюшку отпеть сына на могиле хотя бы. Тогда настоятель храма на Втором Христианском кладбище был отец Семен, уже в приличном возрасте. Он согласился: «К Богу никогда не поздно». Отпел и заспешил на службу в храм. А не пробиться – братки шли и шли по узкой аллейке нецентрального 33-го участка кладбища. Когда батюшка попытался все-таки пройти, объясняя, что спешит к прихожанам, те так «надавали ему по печени»… И тут вступился Карабас. Он «негромко рявкнул», но услышали все, расступились, и Куливар лично отвел батюшку в храм. (снимок могилы Братицелы прилагается – какая разница в могилах двух «авторитетов» - «черного», жестокого и «золотого» справедливого).
Воры в законе предложили «короновать» Карабаса, но он отказался от такой чести.
- Вор в законе, он ведь как жить должен, - поясняет мне все тот же бывший «карабасовец» Игорь, – по воровским законам: ходить в телогрейке и сапогах, женатым не должен быть и еще много условностей выполнять. А Витя красиво одеваться любил, жену, детей любил.

Сын авторитета стал юристом

Старшая сестра Виктора – женщина, по рассказам, серьезная и никогда никакого отношения к делам брата не имела. Хоть на днях рождения и сидела за именинным столом, но вела свою жизнь « в стороне».
Виктор – мужчина был такой, что любая женщина шла за ним «на край света». Внимательный, обходительный, щедрый. Правда, квартир, машин и дач не дарил своим пассиям. А им и его внимание было за счастье. Любая, говорят, жизнь с ним связала бы. А он выбрал Татьяну. И не посмотрел, что у нее уже был сынишка, Леша. Растил его как родного. Знавшие Куливара говорят, что «кнут и пряники» раздавал одинаково и ему и родившемуся вскоре своему сыну Владимиру.
Татьяна очень любила Виктора. И тем не менее всегда была против того, чем он «зарабатывал на жизнь». Себя и детей обеспечивать старалась сама – еще до «челноков» ездила в другие города за товаром и торговала им в Одессе, зарабатывая на жизнь. Говорят, работает и сегодня. На контакт с «друзьями» мужа не шла, от помощи с их стороны после смерти Карабаса категорически отказывалась. Встречаться и что-либо вспоминать не хочет. Сразу после похорон мужа продала их дом в Аркадии и сейчас живет в обычной двухкомнатной квартире, а сын Владимир ездит на простой «девятке».
О сыне Куливара можно было услышать всевозможные небылицы – и наркоман он, и сидит уже за наркотики. Это не так.
- Володя устремлением в Таню пошел, - убеждает меня знающий сегодняшнюю ситуацию с семьей Карабаса, - а характер отца – волевой, настойчивый. Виктор очень любил сына, часто с ним общался. И хоть тот не разделял любви отца к футболу, но занимался тхеквандо. Хороший парень получился. Он же киваловскую юридическую академию окончил! (изучал государственное управление и международное право – авт.). А к наркотикам имеет отношение пасынок, Леша. Что ни делал Виктор, а не смог его отучить от этой ерунды…(Он работает парковщиком в городе – авт.).
Говорят, незадолго до убийства Виктор с Татьяной повенчались, и с тех пор другие женщины перестали для него существовать.

Игра в нефть стоила не свеч, а жизни

Есть мнение, что в последние два года его жизни мощнейшие одесские структуры, занимающиеся нефтяным бизнесом, которым крайне требовалась государственная «крыша», вовлекли его на правах компаньона в свою деятельность, ибо Карабас был единственным представителем одесского преступного мира, допущенным к высшим должностям открыто. Многие считают, что именно этот переход из «неформального» бизнеса во внешний мир, переход из криминального авторитета во власть и стал причиной его гибели.
- За восемь месяцев до гибели Вити, - рассказывает Игорь, - один наш товарищ ходил с его фотографией к гадалке. Та сказала, что через полгода его убьют. Мы, и жена тоже, просили, чтобы он хотя бы охрану себе обеспечил. А он все посмеивался: «Кому я нужен? Ну что я плохого кому сделал?.. А если и решили убить, так что ж я еще за собой буду кого-то тащить». Через полгода его не убили. Потому что киллера в Киеве взяли, у которого заказ был на трех человек – один из них Карабас. Убили позже. Многие считают, что это сделали те, кого он приблизил в последнее время – Серый и Слива. Вопреки своим правилам, Куливар подпустил близко Серого, который отсидел срок за убийство. Ребята были этим не довольны, а Карабас сказал: «Лучше его при себе держать, чем ждать удара в спину». Но удар он все-таки получил…
По понедельникам его ребята в бане №4 на Асташкина, 6, проводили «день Карабаса», начиная с 9.00 и до вечера. В тот понедельник, 21 апреля 1997 года, он сказал, что подъедет раньше – встреча у него там. Возможно, он предполагал, что дело плохо кончится (близкие говорили, что за две недели он уже почувствовал, что «приговорен»), настрого приказал не сопровождать его. По дороге еще спустило колесо его «Ауди». Он его сам меняет, а «соседка» бани и удивилась: «Что ж ты, Витя, один, без охраны?». «Да кому я нужен», - привычно отмахнулся. Оказалось – нужен был двум исполнителям, которые его прямо во дворе бани (натуральный одесский дворик) и убили. По словам свидетелей – одним был молодой парень в спортивном костюме, «срезавший» Карабаса автоматной очередью из «Скорпиона», и еще кто-то второй «топал по крыше». Карабас скончался на месте.
Высказывались предположения, что это сделали Серый и Слива. Милиция, расследующая еще дело, не нашла пока доказательств их вины. Или кого-то другого. Слива уже давно умер от «передозировки» (может, помог кто?). Серого давно никто не видел, и куда он делся – не известно. Может, высказывают предположение оставшиеся «карабасовцы», уже и нет его в живых.
Это убийство потрясло всех. Карабас – суровый, неулыбчивый человек долгое время считался в Одессе абсолютнейшим «авторитетом». Неприкасаемым ни для кого – он, казалось, был вечным.

Не ляжет там он – ляжешь ты

Так заявили «коллеги» Карабаса человеку, занимавшемуся по роду службы выделением земли на кладбище под захоронение. Куливара захотели похоронить не так как остальных, которые и покруче «воры в законе» были, в глубине, подальше от людских глаз, а – на центральной аллее. И не просто на ней, а практически у храма. Слухи ходили, что для этого срыли несколько прежних могил. Но это неправда. Директор кладбища сообщил, что просто уже немного стала дорога к храму, а могил никто никаких не убирал.
Почитатели Карабаса планировали пронести гроб с его телом на руках через весь город. Объяснения, что такое производится только в особых случаях и с разрешения высоких чиновников из Киева, не возымело действия. Тогда милиция практически выставила «коридор», ограничивающий движение траурной процессии. Боялись «разборок» прямо, что называется с гробом в руках. Но «миротворец» Карабас, видимо, и мертвый не дал разгореться потасовке.
Очевидцы рассказывают, что венков после сотни уже сбились и считать. Ими над могилой выложили целый «шалаш» чуть не трехметровой высоты. Розы почти с рост человека стояли в вазах все сорок дней, будто и не вяли (так часто их меняли). Много было «простых одесситов», который в один голос вторили, что он им и еще очень многим помогал. Больше ничем эти похороны от других не отличались. «Сказки», что его чуть ли не в бриллиантах всего хоронили, что столы поминальные стояли все 40 дней прямо на аллее кладбища, а нищим давали милостыню сотнями долларов, оказались обыкновенным преувеличением. Это подтвердили люди, которые сами принимали участие в похоронах и знали, что к чему.

Фигуру в кожанке заменили «свечой»

\"\"К годовщине смерти Карабаса его сотоварищи решили установить памятник. Обратились к одному из самых интересных скульпторов города – Александру Токареву (сегодня в городе много его скульптур).
- Они хотели, - вспоминает Токарев, - чтоб была фигура Карабаса в полный рост в кожаной куртке – как он обычно ходил. Но вдове эта идея не понравилась, напоминала памятники советской эпохи. Я предложил свою идею. Это свеча жизни, одновременно она же и церковь с луковичкой-куполом. Ангел-хранитель, который есть у всех крещенных людей, будь он кто, держит в руках портрет Карабаса, вырубленный одним сотрудником кладбища, который его хорошо знал. Я-то Куливара лично не знал. Может, поэтому делал я памятник долго, около года. Хоть ходил, кстати, в ту же баню. И тоже сначала по понедельникам. А потом мне объяснили, что понедельник для мытья, для нашей веры (скульптор – старовер – авт.) нехороший день, и я его сменил.
- А за работу заплатили? – спрашиваю.
- Конечно, - говорит Токарев. - Сумму я запросил обычную для такой работы. Они сверились, как мне говорили, видимо, убедились, что я не «заломил» лишнего, расплатились как положено.
\"\"А во дворике бани, на месте расстрела Карабаса – своеобразный мемориал: портрет, табличка с надписью: «Здесь 21 апреля 1997 года предательски был убит Куливар Виктор Павлович. Вечная светлая память тебе, Карабас, от друзей-товарищей».
И стихи с такой припиской: «Ко дню памяти нашего соседа по ул.Старорезничной (Куйбышева) В.П.Куливару посвящаются. Автор Колодяжный А.З. (сосед по дому – авт.):
«Навещают кладбище старушки и друзья, родные в скорбный час. Придан здесь земле возле церквушки Виктор Павлович, над добрый Карабас…» И еще несколько куплетов, рассказывающих, «где мальчишкой Витя проживал» и что «и Сергей Романов, Молочковы добрым словом будут Витю вспоминать».
Надо сказать, поражает то, что уже десять лет прошло, а на могиле и на месте убийства – всегда живые цветы.

«Робин Гуд» или «гоп-стопник»?

По Одессе ходили легенды, что Карабас настоящий Робин Гуд – помогает обездоленным, больным, может приютить вышедшего из тюрьмы никому не нужного человека. Известный писатель, специалист по бандитской Одессе, врач Виктор Файтельберг-Бланк рассказывает, как он сам обращался за помощью к Куливару, когда одного его пациента, вернувшегося из «горячей точки» с большой суммой чеков, «ломанули». Тот заступился за человека, объяснив, что в Одессе не принято грабить людей, заработавших деньги такой ценой, и чеки на 45 тысяч рублей (колоссальная сумма по тем временам) вернули.
- Да, говорят, он многим помогал, - соглашается полковник милиции Виктор Балан, - но за счет чего? Группа Карабаса позволяла себе многое. Конечно, на фоне других бандформирований эта группировка была, если можно так сказать, наиболее интеллигентная, менее жесткая. Куливар был умнее других. По сравнению с теми, кто занимался беспределом, он на голову выше был в интеллектуальном уровне…Он красиво «играл». В «крышу». Две группы работали сообща. Одна, якобы, наезжала, а Карабас защищал. Видимость создавалась отличная. А на самом деле эти две группы были подельниками. Прибыль делили между собой, практически ничего не делая… Простым людям помогал? Помогал. У одного отнимут миллион, так можно «облагодетельствовать» кого-то на тысячу… Дубровский и Робин Гуд считаются героями - грабили богатых и отдавали все бедным. Но с позиций закона они были настоящими бандитами «гоп-стопниками». Преступниками в отношении закона были и члены группы Карабаса. Хоть ему лично ничего нельзя было предъявить.

Послесловие

Со смертью Карабаса распалась вся его «бригада». Другого такого лидера не нашлось. Большая часть его окружения уже там же, где и он. Первые пару лет сдерживаемый им беспредел бушевал не на шутку – вплоть до покушения на мэра города Гурвица. Затем кто-то был задержан и осужден, кто-то «добрался» до вечного покоя.
За последние годы необходимость «профессии» Карабаса (крышевание) как таковой отпала – «рекет» госструктур и их чиновников в состоянии «крышевать» только такая же госструктура.

«Симпатичные бандиты»

История знает бандитов, о которых слагают романы, ставят фильмы, спектакли, которым, зная, что они преступали закон, симпатизируют, и даже делают героями. Например, Сонька-Золотая Ручка или Беня Крик. Скажите кому-нибудь, что он не очаровывает. А его прототип Винницкий (настоящая фамилия Мишки Япончика) из бандита, сидевшего в Одесских «крестах», вышел в командира красным отрядом да еще и имени Ленина (правда, бесславно провалил все дело, за что и расстреляли). Или тот же герой революции Григорий Котовский. В революцию он ушел прямехонько из соседней камеры с Мишкой Япончиком, где сидел, дожидаясь смертного приговора (который потом заменили каторгой).
Когда сегодня спрашивала одесситов, что было бы с Карабасом, доживи он до наших дней, многие отвечали, что наверняка увидели бы его в Верховной Раде – что такое две «хулиганки» на фоне имеющихся заслуг «слуг народа», тем более с его-то обаянием, да волей, да умением так влиять на людей…

\"\"История снимка: в 1995 году во Дворце спорта Одессы к фотографу подошел американец и попросил его за деньги сфотографировать с «уважаемым человеком», которым оказался Карабас. Тот не отказал. Карабас еще так нежно потрепал по щечке фотографа, поинтересовался, есть ли в фотоаппарате пленка и попозировал.
Американец (он стоит около Карабаса, тот в цветной рубашке с цепью на шее) получил свое фото, прилично заплатил, пленку не потребовал ни он, ни Карабас. Таким образом этот снимок – эксклюзив, еще нигде в печати не был.

См. также \"Он был противником грабежей и убийств\"
923

Комментировать:
  1. Инга
    Вечная память!!!
    Ответить