Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Почетный перфекционист Одессы

Понедельник, 25 августа 2014, 18:38

Игорь Плисюк

Слово, 14.08.2014

Фрмальным поводом к написанию этого очерка послужило, конечно же, проскочившее в Интернете известие о том, что Олегу Иосифовичу Губарю городские власти намерены присвоить звание «Почетный гражданин Одессы». А сайт горсовета - вскоре подтвердил эту радостную новость: сей вопрос будет рассматриваться на сессии 27 августа, дабы приурочить решение ко Дню города, к его 220-летию.

И в самом деле, этот неординарный и яркий человек - один из тех немногих, в чьем праве пополнить списки «Одесситов с большой буквы» не посмеет усомниться никто из любящих Одессу и уважающих ее лучшие традиции. Впрочем, и без этого повода, писать о нем стоит, а общаться с ним - безумно интересно.

Но, чем же прославлен наш земляк? И, кстати, что за мудреное слово вынесено в заголовок?
   
 Стремящийся к совершенству
 
- Именно так переводится с латыни термин «перфекционист». То есть - человек, делающий любое дело с максимальной ответственностью и качеством. Именно этим отличаются буквально все публикации историка, краеведа, журналиста, ироничного беллетриста и поэта Олега Губаря. От объемистых, фундаментальных монографий - до портретных очерков, собраний старинных курьезов и исторических анекдотов, воспоминаний, или даже текстов с его страницы на «Фейсбуке». Удостоверяю личным опытом: перепроверять любую информацию, опубликованную Губарем - бессмысленное занятие. Сведения «от Губаря» столь же надежны и достоверны, как ссылка на «Британскую энциклопедию» или словарь «Лярусс».
 
И за этим стоят долгие годы кропотливейшей работы в научных библиотеках и архивах, поиски крупиц истины, при помощи которых Олег Иосифович, по его собственному выражению. «складывает пазлы истории Одессы». И - «школа» общения со старшими друзьями и коллегами по изучению одесской старины - знаменитым библиографом Виктором Семеновичем Фельдманом и краеведом Владимиром Адамовичем Чарнецким. Можно смело предположить, что у бессменного «кота ученого» нашей университетской библиотеки (как иронически называл себя сам Фельдман), Олег научился и работе с источниками, и, быть может, перенял важнейшее качество архивиста - понимание, ГДЕ нужно искать: От Чарнецкого же - воспринял живой интерес к градостроительной истории Одессы.

Губарь полагает, что историю в ее краеведческом аспекте можно писать разными методами. В качестве «печки», от которой начинаешь «плясать» - можно использовать отдельные дома с их историей, или улицы, как любят это делать экскурсоводы. Описывать биографии тех или иных деятелей, развлекая обывателей любопытными подробностями и перипетиями судеб. Заметим, что сам Олег отдал дань всем этим методикам и подходам, популяризуя и делая доступным читателю живое прошлое нашего города в его ярких проявлениях и забавных казусах.

Его многочисленные газетные публикации, а потом и книги в стиле «Ста вопросов за Одессу» и «Энциклопедии забытых одесситов» несут в себе массу буквально по крупице собранных черточек быта старой Одессы - и дотошные расследования того, чем и как торговали лавки наших далеких предков, и какими были самые, казалось бы, простые предметы их обихода - вплоть до бутылок и мерных кружек из питейных заведений: Сколько стоил фунт говядины и кружка пива, какое вино пили во времена Пушкина, как покупали чай да кофе. Материальная, предметная история органично переплетается с очерками быта и нравов, портретами любопытных личностей. Словом - постепенно вырисовывается некая мозаика, позволяющая наглядно увидеть жизнь в годы далекого прошлого. Жизнь реальных людей в конкретный исторический промежуток с его неповторимыми приметами и особенностями.

И, что весьма важно, краевед постепенно эволюционировал в нем в серьезного историка, причем - избравшего далеко не самый легкий и проторенный путь. За последние годы Губарем была проделана буквально титаническая работа. Им выпущена огромная монография <Первые кладбища Одессы>, позволяющая узнать очень многое о людях, живших и упокоившихся в нашем городе, о его демографии и этнической составляющей. Поистине фундаментальный труд, потребовавший колоссальных архивных изысканий.
   
Труд его жизни

По мнению самого автора, весьма строго относящегося к своим опусам, именно эта книга и та, что готовится к выпуску, и станут его главным делом, тем, что сможет послужить потомкам.

Ведь уже находится в процессе верстки еще одна, не менее объемистая и поистине знаковая для истории города монография. «История градостроения Одессы». В ней автор рассматривает по существу, всю эволюцию нашего города как единого организма, как системы, подходя с точки зрения застройки. Зарождение и трансформация улиц, районов и предместий, таких, как, скажем, всем известные Молдаванка и Пересыпь, и вовсе забытая Арнаутская слобода, которая, кстати, является первой «этнической слободой», возникшей еще до Молдаванской и Слободки-Романовки. Здесь селились арнауты - крещеные албанцы, и греки, от которых и остались нам Большая и Малая Арнаутские улицы.

Первые планы Одессы - и их реализация, порой, весьма отличная от первоначальной задумки. История площадей и городских базаров. Топонимика - названия улиц и переулков, среди которых, по мнению Губаря, одного из деятельных членов историко-топонимической комиссии горсовета, не было ни одного случайного. Ведь даже первая «именная улица», Ланжероновская, была названа в честь преемника и сподвижника Ришелье, графа Ланжерона, сначала жившего на ней неподалеку от угла будущей Пушкинской, а потом - купившего дом на углу Гаванной у дочери бравого генерала Попандопуло. А другие названия улиц - прекрасно отражают историю заселения города разными народами. Достаточно вспомнить все наши Еврейские и Болгарские улицы да Лютеранские переулки.

Буквально море аспектов, тем и подтем - начало застройки и ее трансформация с годами, городские коммуникации, водоснабжение, канализация, катакомбы: Экономическая составляющая, менявшиеся в разные времена законодательная и юридическая база, градостроительные правила и управленче-ская система - импер-ская, губернская и местного самоуправления.

Налоговая система, таможенные сборы. Одним словом, уже по краткому рассказу автора, понимаешь: градостроительный подход по существу, даст нам полноценную и объемную историю города как живой, эволюционировавшей в пространстве и времени системы. Причем и в экономическом, и в социальном, и этническом смысле. И более того, позволит взглянуть через прошлое - в будущее, увидев вечные тенденции развития и перспективы нашего города. Его слабые и сильные стороны, его уникальность и уязвимость.
   
«Проклятые вопросы»

Ведь Одесса была действительно уникальным городом-проектом, созданным и реализованным за кратчайший исторический отрезок времени. Причем, проект этот был целевым - город-порт на крайне выгодном месте, призванный стать торговым форпостом империи на юге, на ключевой точке торговых путей. Именно поэтому Губарь считает одним из самых вредных «расхожих мифов об Одессе» миф о том, что режим порто-франко, дескать, полностью освобождал товары от ввозной пошлины. Да нет же, негодует он, их всего лишь снижали! Ведь основой городского бюджета как раз и были доходы от таможни да портовые сборы, и составляли они его 75 процентов! Остальные же - были скрупулезно подсчитаны еще Ришелье, и поступали в городскую казну от налога на недвижимость, поземельных сборов.

Право, видя эти цифры - понимаешь, сколь актуальным бывает знание истории. Только вдумайтесь: город, на 75% живший за счет доходов от таможни, порта да мореплавания, в последние десятилетия - практически напрочь их лишен! Город, сотворенный как морской и торговый центр Юга страны, построенный буквально вокруг порта, выросший из него, живший для него и от него, превратился, по образному сравнению Олега Иосифовича, в живой организм, чьи органы отключены от него, а кровь - постоянно высасывается. Причем иные органы - удалены и проданы. Достаточно вспомнить наше Черноморское пароходство, с которым еще двадцать лет назад прямо или косвенно был связан каждый третий одессит. Буквально растраченное и растащенное по кускам крупнейшее в мире пароходство! Да еще - центр и возмущается тому, что приходится предоставлять Одессе дотации: Городу, из которого буквально откачивают доходы, изначально составлявшие основу основ его существования! Согласитесь, большего нонсенса и вопиющей несправедливости придумать просто нельзя.

Да и проблемы архитектурного наследия весьма непросты. Мы часто негодуем на частных владельцев памятников архитектуры, забывая о том, что порой они:владеют лишь помещениями в них, сами же дома, их «коробки» - все равно принадлежат городу. В результате - инвестор опасается вкладывать деньги, а муниципалитет - их просто не имеет. И: очередной шедевр рушится. Что же делать? - Да уж если продавать достопримечательности - то хоть за копейку или рубль, но - в полновласт-ное владение. «На корню», но с драконовскими условиями полного восстановления в историче-ском виде и сохранения функций. Дать права и одновременно нагрузить обязанностями, но настоящего, полноправного владельца, причем так, чтобы чиновники не могли на этом «пастись».

А в результате подобного положения дел - на вопрос, видит ли он хоть какой-то позитив в городской архитектуре за последние десятилетия, - Олег Иосифович смог назвать всего лишь: один комплекс и два объекта. Возобновленную Екатерининскую площадь с монументом императрице и основателям города, причем - учитывая и вполне органичный и обоснованный перенос памятника потемкинцам на Таможенную. Воссозданный в первозданном виде старинный домик с аптекой на углу Пастера и Ольгиевской, да новоделкопию домика Дерибаса - на углу Гаванной. Согласитесь, не маловато ли для такого города, как Одесса?!

С Губарем можно часами говорить об истории Одессы, всякий раз черпая что-то новое из безбрежного кладезя его познаний. Причем, зачастую, это «старое-новое» позволяет совсем по-иному взглянуть и на нынешний день. К примеру, весьма поучительны раскопанные им в архивных делах да пожелтевших газетах истории о торговле «живым товаром» в старые времена. Ведь вопреки расхожему мнению, «зловещие похищения» невинных дев с последующей продажей в гаремы похотливых беев и заморские бордели, были крайне редки. В основном же, тогдашних «роксолан»: вербовали в провинции на «выгодную работу за рубежом» в качестве нянь или прислуги. Притом, выдавали солидные авансы, покупали гардероб, а уж потом, увезя за кордон, - вынуждали расплачиваться, выкупая себя из кабалы специфическим трудом. Или заключали фиктивные браки, перепродавая в мусульманских странах владельцам гаремов. Согласитесь, ничего в нашем мире не меняется!

Но, каков же он сам, Олег Губарь, «чем он дышит», говоря по-одесски? Попытаюсь хоть отдельными штрихами обрисовать этого весьма неординарного человека.
   
«Одессит высшей пробы»

Да, этого человека - одессита в шестом поколении, чья родословная по материнской линии в истории Одессы прослеживается со времен Ланжерона, а по отцовской - примерно с 40-х годов ХiХ века, трудно представить жителем другого города. Как и сама Одесса, он буквально соткан из эклектичных, но в то же время, абсолютно органичных противоречий. Геолог по образованию, Олег большую часть жизни занимается археологией, журналистикой, краеведением и историей. Истинный интеллектуал и интеллигент - внешне напоминает скорее лихого конокрада, и вполне мог бы сыграть героя авантюрно-плутовского романа.

Весьма общительный и компанейский человек, никогда не чуравшийся веселых застолий и общества прекрасных дам, он ухитряется всю жизнь упорно и методично работать в архивах и библиотеках, собирая по каратам и унциям драгоценную информацию о прошлом города. И не просто собирает как скупой рыцарь или компилятор, но осмысливает и систематизирует ее, находя новые аспекты истории Одессы, если угодно - вырабатывая свою философию бытия города в его развитии.

Любя и азартно собирая всяческие раритеты, связанные с Одессой, он абсолютно лишен коллекционерской алчности, зачастую превращающей обладателей редкостей и реликвий в форменных плюшкиных, а то и алчных барыг. И - с легкостью раздаривает друзьям предметы, порой имеющие отнюдь не только историческую ценность.

Всегда весьма демократично одетый в вечные потертые джинсы да ковбойки с незамысловатыми свитерками, он, тем не менее, элегантен и пользуется бурным успехом у женщин, чувствующих настоящего мужчину на расстоянии. И даже его неизменная палочка, несущая, увы, смысл сугубо функциональный, смотрится в его руках словно трость отпетого денди.

Весьма терпимый, ироничный и доброжелательный, он мгновенно вспыхивает, видя хамство или слыша поверхностные, амбициозно-дилетантские суждения об истории Одессы. Будучи человеком аполитичным и миролюбивым - на дух не терпит агрессивной ксенофобии и ложного «патриотизма». И горе тому, кто попадет под его острое, словно жало, перо или - даже на не менее острый язык прирожденного сатирика.

Прекрасно понимающий, сколько он сделал для воссоздания истинного облика «Той Одессы», Губарь напрочь лишен самодовольства и фанаберии иных «корифеев». И более того - умеет посмеяться над собой. О чем, кстати, свидетельствуют его безумно смешные юмористические рассказы и воспоминания о былых «подвигах» на фронтах сражений с Бахусом: И не без самоиронии относится к многочисленным наградам и званиям, вполне заслуженно полученным им за труды и книги.

Порой он не по годам эпатажен, то, основывая «клуб городских сумасшедших», объединяющий таких же как он чудаков-энтузиастов, занимающихся напрочь не прибыльными и обременительными делами в стиле раскопок в самом центре города. То - становится одним из инициаторов сотворения пресловутой «тени Пушкина» на углу Дерибасовской и Ришельевской, вызвавшей бурные дебаты. Но в этом он весь!

А еще - успешный краевед и писатель, автор полутора десятка пользующихся неизменным спросом книг, он не нажил ни состояния, ни «палат каменных», обитая в весьма скромной квартирке, где даже кухни-то толком нет, и в далеко не самом престижном районе. Но зато, он независим от сильных мира сего и сиюминутных поветрий, позволяя себе высокую роскошь иметь свои убеждения и не бояться их высказывать.

В последнее время, ведя постоянную, изнурительную борьбу с тяжелейшей болезнью, он не только не жалуется на жизнь, но еще и умудряется по-прежнему интенсивно и продуктивно работать над книгами. И сохраняет свой иронический оптимизм, все так же смеясь над нелепостями мира и над самим собой.

Но, что самое главное, считает себя счастливым человеком, говоря: «Я занимаюсь тем, к чему лежит душа. Жить свободно, по движению души - и в любви, и в дружбе, это самое большое счастье». А недругам - с достоинством истинного стоика отвечает на нападки.

«Я... спокоен, совершенно счастлив, смело и весело могу смотреть людям в глаза. Сделанное останется, оно разлито в пространстве, и это невозможно оболгать или переменить».

Что к этому можно добавить? Лишь то, что мы уверены: горсовет примет единственно верное в этом случае решение о присвоении звания «Почетного гражданина Одессы» Олегу Губарю. И более того, надеемся, что кроме весьма умеренных льгот в стиле небольшой прибавки к пенсии да бесплатного проезда в городском транспорте (кроме маршрутных такси!), власти постараются и хоть немного улучшить жилищные условия истинного патриота города, внесшего в его историю поистине неоценимый, уникальный вклад. Право, это самое малое, что может сделать Одесса для своего бескорыстного и преданного летописца.
6115

Комментировать:
  1. я
    Таких людей надо поддерживать..и помогать...
    Ответить