Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -4 ... -2
утром -5 ... -3
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Почему Крымская война началась в Одессе?

Воскресенье, 12 мая 2013, 15:30

Валентин Крапива

Одесская жизнь, 03.04.2013

Война всегда была чужда одесскому национальному характеру. Если здесь из-за кого-то и с кем-то воевали, то только из-за курортников и только с курортниками. Вот и в 1854 году английская эскадра военных пароходов, получив, наконец, в Лондоне увольнительную, решила «выпустить пар» на курортах Чёрного моря. По дороге встретили всегда расслабленных, то есть болтающихся без дела, французов и к концу марта 1854 года вместе с взявшимися показать им дорогу турками подошли к Одессе.

ВОИНСТВЕННЫЕ СОЮЗНИКИ И МИРНЫЙ САРАЙЧИК

К их несчастью, в это время здесь как раз начинался главный национальный праздник Одессы — 1 апреля, и все были заняты большим юмористическим концертом на Бульварной лестнице.

Англичан, увы, не предупредили, что главный юмор концерта заключался в том, что он бесплатный. Со своим специфическим английским юмором они этого не оценили и, в конце концов, их терпение лопнуло: дескать, они приехали сюда не шутить, а отдыхать, потому потребовали сдать им город на весь курортный сезон.

Одесситов это страшно удивило:

— Как сдать?! Лето не за горами, курортный сезон на носу, а значит, город практически весь уже сдан. Не все же такие лохи, как вы, сэры!

Но, как опытные дипломаты, одесситы дипломатично добавили:

— Хотя если гости так уж настаивают, то остался ещё маленький сарайчик во дворе у тёти Нюси. Милости просим.

Сама тётя Нюся тут же англичан успокоила:

— Не волнуйтесь, сарайчик хоть и маленький, но прошлым летом в нём жила и не такая эскадра!

Тем не менее, непрактичные англичане от этого безусловно выгодного предложения отказались и пригрозили, что если им не уступят, то они начнут обстреливать центр города, чтобы освободить жилплощадь. В Одессе поднялся жуткий квартирообменный ажиотаж. Из перепуганного центра все бежали на Слободку и Молдаванку. В свою очередь, Слободка и Молдаванка, всю жизнь мечтавшие, если не пожить, то хотя бы умереть в рафинированной квартире, рванули в центр.

ЗА САМОЕ СВЯТОЕ

Между тем срок ультиматума истекал. Короче, 10 апреля, в Страстную субботу, в половине седьмого утра, когда страсти в Одессе только разгораются, потому что инициативу в свои руки берут истосковавшиеся по мужниной ласке жёны, неприятель дал первый залп, который разбудил весь город и, что самое невероятное, он разбудил одесского главнокомандующего барона Остен-Сакена. Надо отметить, что до этого Остен-Сакена за всю его военную карьеру будили только дважды и оба раза безуспешно.

Побудка главнокомандующего, к счастью, была первым и последним успехом союзников в этой войне. Делом занялась одесская артиллерия. Вражеские корабли от Одессы отогнала своим огнём хорошо поработавшая на Практическом молу батарея прапорщика Щёголева. Остальные батареи, из-за их национального состава, работать в субботу наотрез отказались.

Немало пострадав от Щёголева, противник перенёс огонь вглубь города. И тут произошло роковое для англичан событие: первый же снаряд попал по Новому базару. Тем самым неприятель замахнулся на самое святое для каждого одессита. Одесса грудью продавщиц овощных и фруктовых рядов (а каждая грудь заслуживала уважения и его имела) встала на защиту себя. Ответный огонь открыли не только Новый, но и Алексеевский, Староконный, Греческий и Слободской базары. С флангов их прикрывали базары на 16-й станции Большого фонтана и на Ярмарочной площади. Ну, а под конец заговорила и тяжёлая артиллерия Привоза.

За Привоз сказала своё веское слово дважды ветеран молочного корпуса тётя Нюся. Причём, такого слова даже ветераны базаров ещё никогда не слышали, и потому содрогнулись. То был критический момент обороны Одессы, ибо у её защитников почти закончились пушечные ядра. И тогда в ту суровую минуту тётя Нюся решила отдать родному городу всё, что имела, любила и ценила, — одним словом изумительную козью брынзу, которой торговала. Брынза, как утверждала хозяйка, была необычайно свежей и ядрёной. Что оставалось — именно литыми шарами брынзы и зарядили орудие. Грянул залп. Брынза действительно оказалась ядрёной. Пущенная умелой рукой, она без труда пробила борта четырёх вражеских кораблей. Лишь после этого тётя Нюся призналась, что её брынза всегда была тем крепким орешком, о который сломал зубы уже не один супостат.

А ещё через несколько дней российский посол в Лондоне вручил королеве Виктории ноту протеста от простых тружеников Привоза. Самые выигрышные места ноты, как предполагают историки, похоже, диктовала лично тётя Нюся. Почитав ноту, королева густо покраснела и оставалась такой до старости, то есть ещё 47 лет. Так одесситы одержали славную викторию, а Виктория испытала сильную конфузию.

ОДЕССКАЯ АССОЛЬ

Союзники ретировались в Крым, где по слухам снять жильё на лето было дешевле и проще. Лишь на одесском рейде остался болтаться фрегат «Тигр» под командованием бравого капитана Джифарда, которому была поручена ответственейшая миссия: обходить ночным дозором берега Большого Фонтана, где по слухам ночью было что понаблюдать на пляжах, на склонах и на дачах. Обо всём увиденном Джифард должен был присылать доклады командующему эскадры (желательно с картинками и чертежами стратегических поз и объектов). Да, там понаблюдать таки было что, и капитан Джифард так засмотрелся на происходящее, что «Тигр» опрометчиво сел на мель как раз напротив дачи некоего итальянца Картацци в районе 9-й станции Большого Фонтана. Бравый капитан Джифард в тот момент ещё даже и не предполагал, что его неприятности только начинаются.

Дело в том, что вместе с синьором Картацци на даче проживала его дочь Ассоль Исааковна Картацци — 42-летняя незамужняя девица. Что можно сказать об Ассоль Исааковне? Как подобрать слова для того, чтобы описать девушку её возраста и при этом не обидеть? Единственная и горячо любимая (пока, увы, только отцом) наследница древнего итальянского рода синьорина Картацци была кислой, как старое итальянское къянти, но всё ещё горячей, как свежая итальянская пицца. Ещё в молодости какой-то дурак-учитель по фамилии Цимер-Лонгрен напророчил девушке, что за ней на алых парусах приплывёт не то принц, не то лев, не то тигр (по причине давности лет и возраста детали бедняжка уже подзабыла).

И вот, наконец, этот час настал. Оказавшись на мели, «Тигр» неосмотрительно дал в воздух холостой залп. Ассоль Исааковна сразу учуяла, что в воздухе пахнет чем-то холостым. Ранним розовым утром она выбежала на берег ласкового моря для того, чтобы посмотреть, кто же это, наконец, решился лишить её сна, а может быть и большего и так трепетно хранимого. Увидев, что это бравый английский капитан, она тут же решила пленить его своей красотой. Но Джифард, увидев в бинокль эту красоту, в ужасе заявил: «Насмотревшись на английских красавиц, я думал, что готов ко всему, но даже предполагать не смел, что можно так расцвести».

Было бы смешно, если бы именно так закончилось это щекотливое дело. И действительно, кроме любящего отца у Ассоль Исааковны оказался ещё и любящий дядя Луиджи Мокко — 58-летний тосканский подданный, немало потаскавшийся по Европе и, наконец, осевший в Одессе. Здесь у него был несколько необычный бизнес — частная артиллерийская батарея на 6 пушек. Оскорбившись за свою племянницу малютку Ассоль, Луиджи Мокко вызвал Генри Джифарда на дуэль. Дуэль, естественно, была артиллерийской и очень краткой. Первым же выстрелом Мокко сбил спесь с «Тигра», а самого «Тигра» с мели, короче, окончательно его потопил. С тонущего парохода на берег спешно сошли 245 членов его команды. 244 человека тут же были взяты в плен проезжавшим мимо казачьим разъездом, а одного — капитана Джифарда — лично пленила Ассоль Исааковна Картацци. Рассмотрев красавицу вблизи уже невооружённым глазом, несчастный тут же «пал смертью храбрых», как было сообщено в английских газетах, которые знали толк в подобных амурных баталиях.

Фрегат «Тигр» одесситы потопили, а чтоб о том помнили, одну пушку с фрегата подняли и на Приморском бульваре возле городской Думы поставили. Кстати, тут никакого намёка на воинственность одесситов не было — это самая миролюбивая пушка в мире, потому что она пока ещё ни разу не стреляла. Это скорее пушка-тест. Да, в народе живёт поверье, что та пушка выстрелит, когда к ней подойдёт гарантировано девица. Но вряд ли в Одессе такое может случиться. Не потому что в Одессе такие легкомысленные девушки, просто здесь живут настоящие мужчины, и они ни за что не допустят, чтобы из-за такой мелочи пушка открывала пальбу. Кстати, и девушки с ними солидарны — за своё девичество не держатся, весьма охотно поддерживая мирный статус города. Такова Одесса. Сюда нужно приезжать с миром, а по-другому лучше не соваться, чтобы не получить по шее. И в этом одесситы ещё и ни разу никого не обманули.
4493

Комментировать: