Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... -4
вечером -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

По следам великого комбинатора

Суббота, 29 ноября 2014, 14:36

Игорь Плисюк

Слово, 27.11.2014

Без преувеличения можно сказать: дилогия наших земляков Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» - книги, до сих пор не устаревшие и читаемые во всем мире и молодежью, и людьми старшего поколения. Их юмор по-прежнему ярок, а тема плутовства - едва ли не более актуальна, чем во времена написания. Достаточно посмотреть новости: Были ли у Остапа-Сулеймана-Берты-Марии Бендер-бея реальные прототипы? - Этим вопросом задается не одно поколение литературоведов. И, тем не менее, внимательно сопоставив книги и исторические реалии, находишь все новых и новых «предков» Остапа Ибрагимовича. Вот и мы хотим предложить почтеннейшей публике небольшой экскурс в «остаповедение», вспомнив и общепризнанный прототип бессмертного героя, и - его вполне реальных конкурентов.
    
Ося из Одессы

...Его звали Осип Шор, но сам он предпочитал имя Остап. Родившийся в 1899 году в Никополе, он вырос и учился в Одессе, окончив ту самую гимназию Иллиади, что и наш герой. Сильный и рослый (190 см.!), он был прекрасным спортсменом, обратившим на себя внимание самого Сергея Уточкина. Играл в футбол, занимался атлетизмом по модной тогда системе Мюллера: Уехав в столицу, начал учебу в Политехе. Но после революции - вернулся из голодного Питера на родину. Здесь-то, в Одессе, и началась его удивительная одиссея. По рассказам друзей, среди коих были Юрий Олеша и Валентин Катаев, он ухитрился и жениться на богатой толстушке, и - подрабатывать художником, и даже - выдавать себя за эмиссара контрреволюционной организации: Не правда ли, вот они, похождения Остапа! Веселый, удивительно обаятельный и остроумный, с юных лет отличался он и авантюризмом, и - любовью к справедливости. А посему - стал инспектором Угрозыска, прославившись бескомпромиссной борьбой с бандитами. А те - решив отомстить ему, случайно убили похожего на него младшего брата - поэта Анатолия Фиолетова. История того, как Остап пришел на «хазу», положив на стол свой маузер, и всю ночь пил горькую с кающимися за ошибку налетчиками, весьма романтично описана Валентином Катаевым: А после... В отличие от версии Катаева, предпочел покинуть родной город, долгие годы скитаясь по стране и зарабатывая на жизнь способами, весьма напоминающими его литературного тезку. Впрочем, не без помощи того же Катаева, в середине 30-х - стал вполне респектабельным снабженцем на Челябинском тракторном заводе под крылом у директора - одессита Ильичева. А когда того в 1937 пришли арестовывать - устроил драку с чекистами, защищая своего старшего друга. Сидел. Добровольцем ушел на фронт, и прожил еще долгие годы, работая проводником поезда Москва-Ташкент, в перерывах между странствиями удивляя всех своим чисто одесским чувством юмора и талантом рассказчика. Он прожил до 80 лет, на склоне дней многое рассказав нашему земляку, краеведу Ростиславу Александрову. Но кроме этого, весьма колоритного, «канонического» Остапа, были и другие, не менее интересные люди, черты коих тоже напоминают героя Ильфа и Петрова.
    
«Красавчик»

Эта кличка героя неоднократно экранизированной повести Александра Козачинского «Зеленый фургон», в действительности - принадлежала в юности... самому ее автору. Вот только история его куда удивительней незамысловатой биографии неудачливого воришки. Все дело в том, что прекрасный футболист и гимназический друг Евгения Катаева, известного нам под псевдонимом Петров, выведенного в «Зеленом фургоне» как Володя Патрикеев, начинал свою карьеру тоже как сотрудник провинциальной милиции под Одессой. Но, столкнувшись с омерзительной коррупцией и самодурством уездных милицейских чинов, взбунтовался. И некоторое время промышлял конокрадством во главе небольшой шайки таких же неприкаянных людей. Причем - со свойственным ему чувством юмора, грабил, в основном, своих куда более вороватых вчерашних коллег из милиции. По версии Катаева, его взял сам Евгений Петров, в коего Красавчик не стал стрелять. А дальше - был громкий процесс, попытки обвинить его в контрреволюции, смертный приговор и - выход на свободу благодаря хлопотам Петрова, сумевшего доказать, что дело-то дутое! А затем - переезд в Москву вслед за своим другом из ставшей небезопасной для него Одессы. Там он становится не без помощи Катаева-старшего вполне благополучным репортером и экономическим обозревателем. Красивый, сильный и жизнерадостный человек, он поражал всех своим удивительным чувством юмора и чисто южным темпераментом. А его уморительные рассказы о бурной совместной юности с Петровым - превратились в романтическую и удивительно смешную повесть. Увы, кроме нее от Козачинского осталось всего несколько рассказов. Он скончался от туберкулеза во время Великой Отечественной в эвакуации, прожив чуть больше сорока лет, немного пережив Петрова, трагически погибшего в авиакатастрофе под Севастополем. Но его образ - неунывающего одессита, склонного и к веселым приключениям, и буквально фонтанирующего неиссякаемым южным юмором, изрядно напоминает Остапа. Да и внешность, достаточно взглянуть на немногие фотографии, - тоже вызывает в памяти крепыша с наполеоновским профилем - Великого комбинатора.

Впрочем, был и еще один «предок» у бессмертного героя. Причем имя его прямо упоминается в одном из романов.

«Очаровательный корнет»

...Помните, в «Золотом теленке» Остап рассуждает о том, как поступил бы на его месте знаменитый корнет Савин, коего он именует «выдающимся аферистом». По мнению Бендера, тот бы выдал себя за болгарского царя, и устроил скандал в домоуправлении, спугнув подпольного миллионера Корейко. Ох, не прав был Ибрагимович! В действительности, Николай Герасимович Савин был птицей куда более высокого полета. Судите сами.

...В 1886 году в Софии появляется отставной русский гвардеец, именующий себя графом Тулуз-Лотреком. Обаятельный, красивый и остроумный, он становится истинным светским львом, и сходится с премьером Болгарии Стефаном Стамболийским. И более того, вскоре рассматривается тамошними политиками как реальный претендент на престол! Все дело в том, что князь Болгарии, немецкий принц Александр Баттенберг был свергнут, а своей родовой аристократии в стране не было. Умный и талантливый «граф», потомок древнего рода, - ну чем не кандидат? И если бы не усилия русских дипломатов, доказавших, что «Тулуз-Лотрек» в действительности - отставной корнет Савин, известный своими головокружительными аферами по всей Европе, был бы у Болгарии весьма оригинальный монарх. В результате - высланный из Болгарии, он через Стамбул попадает в Одессу, а оттуда - в столицу империи, под суд. Но кем же был сей неудавшийся государь славянской державы?

Сын богатого калужского помещика, по материнской линии действительно бывший отдаленным потомком французского древнего рода, Николай Савин начал карьеру как кавалерист императорской гвардии. Однако тяга к «не совсем удобным» для офицера способам добычи денег в стиле лихой карточной игры да афер, быстро отправляют его в отставку. Несколько позже он добровольцем сражается в русско-турецкую войну, проявив отчаянную храбрость при осаде Плевны, где получает тяжелое ранение. А после - приобретает славу крупнейшего международного афериста. Прекрасно образованный, знающий почти все европейские языки, он ухитряется то продать наивному англичанину резиденцию московского генерал-губернатора, то - «облегчает» итальянскую казну на огромную сумму, получив у короля деньги на поставки крупной партии лошадей для кавалерии... Он невероятно обаятелен, наделен несомненными способностями предпринимателя. И... склонен к неудержимому расточительству и феерическим эскападам. Не раз бежит он из ссылки, снова оказываясь в Европе, чтобы организовать очередную головокружительную аферу. Франция, Бельгия и Пруссия, и даже США, знают этого неимоверного авантюриста. Кстати, в Штатах на рубеже веков он даже становится экономическим советником президента, предложив ему весьма перспективные идеи финансовых реформ, впоследствии реализованные уже без него. Ведь талантливого авантюриста снова разоблачают российские дипломаты...

Череда возвращений домой под конвоем - и новые побеги. Газеты всего мира пестрят его портретами и историями о новых похождениях самого знаменитого мошенника Европы. Этот несомненно богато одаренный человек дожил до глубокой старости, закончив жизнь в эмигрантском Харбине в тридцатые годы минувшего века. Увы - в глубокой бедности. Он умел сколачивать огромные состояния - и так же легко пускал их на ветер. А его вдохновенные и остроумные рассказы о былых «подвигах» веселили земляков, считавших за честь угостить знаменитого авантюриста в недорогом ресторанчике...

Так закончилась история одного из «предков» нашего любимого литературного героя. Согласитесь, корнет Савин стоил куда более уважительного отношения со стороны младшего «коллеги и последователя». Кстати, недаром Борис Акунин сделал его в одной из своих повестей достойным противником Эраста Фандорина. Русскому Шерлоку Холмсу противостоял этакий наш же Мориарти, именующийся в книге «Момус».

И право, чем глубже вчитываешься в бессмертное творение Ильфа и Петрова, тем больше видишь и скрытых подтекстов, и - удивительную актуальность его героев. Не говоря уж о доселе непревзойденном юморе великих одесситов!
6466

Комментировать: