Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6
ночью +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Пишу для ищущих надежду…»

Понедельник, 1 июня 2015, 20:02

Александр Галяс, Яна Самко

Порто-франко, 22.05.2015

«Ползи, но делай!» — так Антонина Виноградова формулирует свою жизненную позицию. Он выстрадан, этот принцип, судьбой, испытаниями, через которые пришлось пройти немолодой уже женщине, еще недавно безнадежно, казалось бы, прикованной к постели. А теперь живущей полнокровной, насыщенной жизнью, в которой главное место занимают Творчество и Вера.

Жизнь у Антонины всегда была непростой, как, впрочем, и у большинства наших соотечественников. Работала швеей, подрабатывала, где могла, чтобы дети не испытывали нужды — знакомая история, не правда ли? Побаливала, правда, частенько спина, но до лечения ли, когда приходится крутиться белкой в колесе?! Тем более что такую болезнь, как ревматоидный артрит, сразу нелегко распознать — заболевание протекает медленно, пока однажды разом не ослабнет тело и даже руку поднять — и то будет мучительно. Так и произошло с нашей героиней, которая практически в одночасье оказалась прикованной к постели.

О тех днях Антонина вспоминает с неохотой: «Я лежу одна, ничего не могу сделать, да ничего и не хочется. У детей тогда были свои сложные обстоятельства — рассчитывать было не на кого…»

И до того, когда возникали в жизни особо сложные проблемы, Антонина мыслями обращалась к Богу. Он приходил к ней в снах, и от этого женщина становилась уверенней в делах и поступках. Так случилось и тогда, когда ее охватило отчаяние…

— Однажды, когда было совсем плохо, мне приснился Бог, — вспоминает Антонина. — Огромная белая туча на небе, а посередине — трон. Бог был в белой одежде, с белыми волосами и с бездонными глазами — добрыми-добрыми и очень красивыми. Он протянул мне две булочки и сказал: «Пробуй». Я попробовала, это было невероятно вкусно, но, когда я подняла глаза, его уже не было…

Антонина делает глубокий вздох и, улыбаясь, продолжает: «На тот момент я уже знала, что Бог является только к тому, кого он полюбит. А после этого сна поняла: раз Бог мне приснился, это значит, что я должна выполнить в своей жизни какую-то миссию…»

С той памятной ночи в ее жизнь вошла поэзия.

Это было поразительно, ибо прежде у нашей героини и в мыслях не было складывать слова в стихотворные строки. А тут — словно запруду прорвало…

Мне хочется поведать грусть, что в моем сердце наболела.
А осужденья — ну и пусть, и даже суть не в этом дела…
Наверно, каждый на душе носил с собою чью-то муку.
И очень мало кто уже кому-то в мире подал руку.

Но, коль пошли стихи, их надо было записывать. Родственники оставляли ей возле кровати фанерную доску, на которую Антонина и переносила складывавшиеся в голове строчки. Поначалу физическая боль была истинно адской: руки отказывались слушаться, и, чтобы записать хоть одну строку, приходилось тратить массу сил и энергии. Но осознание своей миссии, своего предназначения заставляло ее преодолевать сопротивление слабого пока еще тела, которое не хотело испытывать муки. И в тысячный, десятитысячный, стотысячный раз сгибая и разгибая пальцы рук, поднимая и опуская ноги, приподнимаясь на кровати, немолодая уже женщина добилась своего. Сейчас она свободно передвигается в инвалидной коляске по квартире, самостоятельно одевается, расчесывается, чистит картошку, моет посуду. Даже зрение улучшилось: в последнее время Антонина читает и пишет без очков.

— Когда понимаешь, во имя чего ты что-то делаешь, можно пропасть перепрыгнуть, — говорит женщина. — Главное — верить, сомнения — наш враг.

Высеки буквами
Тайные страхи.
Мыслями, звуками
Выйди из мрака.

Стихов набралось уже на три толстые тетради. Ждут они своего часа, чтобы выйти к людям. Как и сказки, сочиненные Антониной для внучки, но которые наверняка будут интересны и другим детям. Тем более что ко многим из них автор сама сделала рисунки.

— Начинала с нуля. Мазюкала, мне не нравилось, и я перерисовывала. Рисовала все, что видела: вживую, по памяти, по фотографиям и картинкам, — смеясь, вспоминает наша собеседница.

Ее упрямство в достижении цели красноречиво иллюстрируют многочисленные варианты одного и того же рисунка. Когда рисует, забывает обо всем. Может рисовать хоть целый день.

Как-то эти рисунки увидела руководитель литературно-музыкального клуба «Лимузин» Людмила Марченко и загорелась идеей показать их любителям искусства. При ее поддержке удалось организовать в картинной галерее имени А. Гавдзинского выставку Антонины Виноградовой под названием «Не покидай меня, надежда…».

«Ее работы пропитаны сгустком света и тепла, как и она сама»: такой отклик оставила одна из посетительниц выставки, и это очень точное выражение того впечатления, которое производят картины самодеятельного автора.

При помощи той же Людмилы Марченко издана автобиографическая книга Антонины Виноградовой «Две жизни». Почему такое название? Да потому что сама автор делит свою жизнь на две части — до и после болезни.

— Я написала эту книгу для людей, которые потеряли надежду, — мягким голосом рассказывает Антонина. — При столкновении с трудностями люди часто поддаются страху и теряют веру в себя. В такие моменты проявляется сущность человека, которая ведь находится не в теле, а в голове.

Мне очень хочется писать для вас о счастье и веселье.
Но, видно, негде слов мне взять для тех, кто хнычет от безделья.
Не для сравнения пишу, пишу для ищущих надежду.
Я мысль в стихи свои вложу, чтоб разбудить, кто был невеждой…

Антонина Виноградова не чувствует себя из-за болезни человеком с ограниченными возможностями, «калекой», как говорят люди.

— Человек — это не только две руки, две ноги и голова, — утверждает она. — Это душа, сила, мысли, энергия. Правильная самооценка себя и своих сил. И, конечно же, Вера. Потому ни в коем случае нельзя вбивать себе в голову, что ты калека.

«Калекой», по ее мнению, следует называть тех, кто болен не телом, а душой. Потому и не терпит жалости к себе со стороны окружающих.

— Я не хочу быть обузой, я должна быть нужной, — говорит наша собеседница. — Мои близкие меня поддерживают во всем. И я не имею права быть слабой: ни перед ними, ни перед Богом.

А потому — каждый день в руках у нее — или ручка, или кисть, или карандаш. Чаще же — и то, и другое, и третье. Новые стихи, новые сказки, новые рисунки… Без творческих усилий уже не прожить и дня. А над всем этим — Вера, которая дает вдохновение.

— Мы часто ищем в других поддержку, понимание, доброту и отзывчивость, — размышляет Антонина Виноградова, — но не осознаем, что сами должны в первую очередь дарить все это тем, кто нас окружает. Каждый в этом мире нужен для чего-то. Каждый должен делать все, чтобы найти себя и свое предназначение. Нельзя сидеть сложа руки, нарекать на жизнь, винить себя или других, просить или ждать милости. Надо понимать: никто нам не обязан абсолютно ничем. Мы должны действовать сами — каждый день, через трудности, боль и слезы. И я счастлива, что благодаря Вере осознала это.

Счастливый человек в инвалидной коляске…

Наверное, не все поймут, как такое может быть.

Но если внимательно вчитаться в Библию, то нетрудно сделать вывод, что счастлив тот человек, кого Господь благословил полнотой жизни, кто проявляет заботу о ближнем, кто уповает на Бога. Иными словами: «Блажен, кому помощник Бог» (Псалом 145:5).

И если человек старается жить по законам Божьим, если старается доставлять радость себе и другим, то такой живет счастливо, и любой, кто на него посмотрит, скажет, что это — истинная правда.

Потому и счастлива героиня нашего рассказа.

— Я нашла себя, свой путь, свою миссию, — говорит Антонина, и глаза ее лучатся. — После болезни, приковавшей меня к постели, я словно вновь родилась на свет, обрела вторую жизнь. И только теперь я по-настоящему живу.

Страшная рана
В душе? — Не беда!
К милым на помощь
Приду я всегда…

— Моя болезнь не наказание, а урок, — считает Антонина Виноградова.

Урок — в том числе и для тех, кто попал или может попасть в схожую ситуацию. Вера и Труд человека и в самом деле «дивные дива творят».
7775

Комментировать: