Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +4
днем +2 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Пирогов оперировал буквально под пулями»

Среда, 23 декабря 2015, 13:06

Тамара Комарницкая

Факты, 09.12.2015

Исполнилось 205 лет со дня рождения выдающегося хирурга, мыслителя и общественного деятеля Николая Пирогова

В день рождения великого хирурга в церкви Николая Чудотворца, возведенной в Национальном музее-усадьбе Николая Пирогова в Виннице, прошла служба Божья. Николая Ивановича при жизни называли «чудесным доктором»: он спасал безнадежных больных, делая уникальные операции. В историю мировой медицины вошли научные труды Пирогова по хирургической анатомии. Он заложил основы военно-полевой хирургии, первым применил эфирный наркоз во время операции и придумал гипсовую повязку, а еще — ввел институт медсестер, ухаживающих за больными… Последние 20 лет жизни Николай Иванович провел в Украине — в своем имении в селе Вишня под Винницей. О выдающемся хирурге «ФАКТАМ» рассказали сотрудники Национального музея-усадьбы Н. Пирогова.

— Пирогов родился в Москве, он был тринадцатым ребенком в семье казначея военно-провиантского депо, — рассказывает заведующая отделом научно-экспозиционной и экскурсионной работы музея-усадьбы Николая Пирогова Клавдия Антощук. — Несколько его братьев и сестер умерли в детстве, из шести выживших Николай был самым младшим. С детства увлекшись медициной, уже в четырнадцать лет он стал студентом медицинского факультета Московского университета, который окончил с отличием. Тогда лучших студентов готовили к профессорской должности, и Николай Пирогов в числе других отличившихся был зачислен в Дерптский университет (ныне Тартусский университет, Эстония). Определяясь со специализацией, Пирогов выбрал хирургию. В 26 лет он стал профессором Дерптского университета. «Служение науке, вообще всякой, — не что иное, как служение истине», — к такому выводу пришел молодой ученый. Он заведовал кафедрой хирургии Дерптского университета, а вскоре его пригласили в Петербургскую медико-хирургическую академию на должность заведующего кафедрой госпитальной хирургии и прикладной анатомии. Работая в академии, он создал анатомический атлас, который и теперь является настольной книгой для медиков.

По ночам Николай Иванович пропадал в анатомическом театре, а затем, отдохнув всего несколько часов, читал утренние лекции студентам и приступал к операциям в хирургической клинике. На стол к нему попадали тяжелейшие больные. Он перевязывал артерии, ампутировал конечности, удалял опухоли, занимался пластической хирургией… Его пациентами были и бедные крестьяне, и богатые аристократы. При этом молодого врача очень беспокоило ужасающее состояние больниц.

— Это правда, что Пирогов уже в то время пытался реформировать медицину и, говоря современным языком, боролся с коррупцией?

— Да. Он писал: «Огромные госпитальные палаты (на 60-100 кроватей), плохо вентилируемые, были переполнены больными. Для операций не было ни одного, даже плохого помещения. Тряпки под припарки и компрессы переносились фельдшерами без зазрения совести от ран одного больного к другому, а подчас снимали с трупов и просто высушивали. Лекарства, отпускавшиеся из госпитальной аптеки, были похожи на что угодно, только не на лекарства…» Пирогову приходилось бороться с хищениями среди персонала и даже за то, чтобы медики надевали чистые халаты в операционную. Не всем это нравилось, некоторые враждебно воспринимали такие новшества…

— Николай Иванович участвовал в нескольких войнах — на Кавказе, в Крыму, на Балканах. Что из его опыта применяется сейчас?

— Оперируя на Кавказе, он впервые применил эфирный наркоз, тем самым избавив больных от невыносимых страданий. На Крымскую войну в 1854 году отправился, чтобы «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле». Там Николай Иванович сумел организовать военно-медицинскую службу. Все время он находился в госпиталях и на перевязочных пунктах. Буквально под пулями оперировал сам и руководил операциями, которые делали его молодые коллеги. Он разработал хирургическую тактику при различных ранениях, описал классическую картину шока. Помог и больным с переломами, заменив марлевую крахмальную повязку гипсовой. Это позволило ускорить процесс заживления ран и правильного срастания костей.

Выдающийся врач пришел к выводу, что многие раненые погибают не от ранений, а из-за неправильной и непродуманной организации медицинской помощи. Медицинская помощь должна быть приближена к боевым позициям, считал Пирогов. Напоминал и о важности рассредоточения раненых, чтобы не допустить «распространения травматических зараз». Настаивал на необходимости сортировки раненых. Пациентов на войне Пирогов делил на пять категорий, в зависимости от тяжести ранения. «Я первый ввел сортировку раненых на севастопольских перевязочных пунктах и уничтожил этим господствовавший там хаос», — писал хирург. А еще Николай Иванович предложил хорошо продуманную систему эвакуации раненых с поля боя.

Также Пирогов впервые в боевых условиях применил женский труд, организовав уход за ранеными сестер милосердия. Чувствуя тепло женских рук, солдаты выздоравливали быстрее.

Пирогов восхищался героизмом рядовых солдат и возмущался нерадивостью военных чинов, часто злоупотреблявших служебным положением и привыкших воровать. «Если Севастополь падет, то не от недостатка мужества, а от интриг и личностей», — с горечью констатировал хирург.

— Почему простые люди так искренне верили в то, что доктор способен творить чудеса?

— Однажды на перевязочный пункт принесли на носилках обезглавленного служивого. Медики запротестовали: «Куда несете? Ведь видите, что он без головы». «Ничего, ваше благородие, — отвечали бойцы, — голову несут за нами, господин Пирогов как-нибудь привяжет, авось, еще пригодится наш брат-солдат»…

Пирогов впервые сформулировал важнейшие положения военно-полевой хирургии. Называя войну «травматической эпидемией», он считал, что «к достижению благих результатов в военно-полевых госпиталях необходима не столько научная хирургия и врачебное искусство, сколько дельная и хорошо учрежденная администрация. Без распорядительной и правильной администрации нет пользы и от большого числа врачей».

Под «травмами» войны он понимал «сумму разного рода насилий, поражающих массы скученных людей». «В моем понятии, всякое насильственное лишение, сопряженное неразлучно с войной, уже несет на себе более или менее характер травматизма, — писал Пирогов. — Даже такое насилие, как… лишение пищи, питья, обременение тела различными тяжестями, утомление, в конце концов, причиняет тоже нарушение связи и целости органических частей. Кто определит на войне в организме раненого границы между разрушительным действием клина, сотрясением нервной системы и расстройством тканей от предшествующих лишений, измененным составом крови?» Труды Пирогова по военной медицине и сейчас остаются основой для организации медицинского обеспечения во время боевых действий.

— Читала, что Пирогов-педагог отменил розги, которыми в школах наказывали учеников за непослушание. Это так?

— Николай Иванович работал попечителем Одесского, а затем и Киевского учебных округов. Он считал, что розги унижают человека, его достоинство, поэтому только вредят. А еще мечтал, чтобы доступ к образованию получили все дети независимо не только от сословий, но и от национальности. Пирогов содействовал становлению начального образования, открытию воскресных школ. О нем царь Александр II говорил: «Этот лекарь хочет открыть в России университетов больше, чем кабаков!»

— Известно, что личная жизнь великого хирурга была непростой. И именно в Украине он поднимал своих детей вместе со второй супругой?

— Да, в Вишне Пирогов прожил двадцать лет вместе с женой Александрой Антоновной, ставшей ему преданным другом и помогавшей воспитывать двух сыновей от первого брака Николая Ивановича — Николая и Владимира. В Вишне «чудесный доктор» продолжил научную и врачебную деятельность. Он построил сельскую больницу, аптеку. Пирогов видел непосредственную связь между нищетой, голодом и болезнями. «Во множестве случаев, — утверждал ученый, — для наших больных поселян молоко и мясо, а иногда и хороший хлеб — лекарства, без которых аптечные снадобья мало дают надежды на успех».

А еще его радовало, что земля Подолья плодородна. В усадьбе он выращивал лекарственные растения и цветы, посадил яблоневый сад. Писал стихи, философские трактаты и свой знаменитый «Дневник старого врача».

Николай Иванович стоял у истоков земской медицины. Земским медикам, считал Пирогов, нужно сконцентрироваться на первоочередных мерах: распространении санитарных знаний среди населения, прививках против оспы, борьбе с «сифилитической заразой» и дифтерией…

— Перед смертью хирург сам поставил себе диагноз?

— Дело было так. На слизистой оболочке неба у него появилась незаживающая рана. Отечественные и зарубежные врачи осматривали его, давали рекомендации, но здоровье ухудшалось. И за 26 дней до смерти хирург сам поставил себе диагноз — раковая язва слизистой оболочки рта.

Незадолго до смерти Николая Пирогова петербургский ученый Давид Выводцев прислал ему книгу о бальзамировании тел. Книга заинтересовала хирурга. Его жена Александра Антоновна написала Выводцеву письмо: «Милостивейший государь Давид Ильич. Извините великодушно, если я Вас обеспокою моим печальным известием… Не сочтете ли Вы за труд, когда Господу будет угодно призвать к себе Николая Ивановича, приехать в с. Вишню и набальзамировать его тело, которое я хотела бы сохранить в нетленном виде для меня и потомков».

На четвертый день после смерти Пирогова его тело с разрешения церкви было забальзамировано. Длилась эта процедура 4 часа. Вскоре гроб с забальзамированным телом поставили на постамент в склепе, построенном рядом с имением. Над склепом возвели церковь Николая Чудотворца. Спустя 65 лет, в 1945-м, ученые провели первую ребальзамацию тела Пирогова.

— В 2016 году совместно с московскими учеными проведем очередную ребальзамацию тела Пирогова, — сообщил директор Национального музея-усадьбы Н. Пирогова, заслуженный врач Украины Петр Гунько. — Ребальзамацию проводим в специальной лаборатории на территории музея один раз в пять-шесть лет. Отрадно, что интерес к жизни и деятельности выдающегося хирурга не иссякает. Совсем недавно мы приняли восьмимиллионного (!) посетителя со времени создания музея в сентябре 1947 года. Им стала учительница украинского языка и литературы из Тернополя, приехавшая в Винницу на повышение квалификации. Приятно, что она вместе с коллегами нашла время для посещения музея.

В день рождения Николая Ивановича все желающие могут посетить музей бесплатно. Сейчас принимаем студентов Винницкого национального университета имени Пирогова, здесь они проводят занятия по истории медицины. Мы свято бережем память о Николае Ивановиче. Время от времени обновляем экспозицию музея, заботимся о яблоневом саде, высаживаем цветы. Жаль, не удалось спасти елочную аллею у дома Пирогова — деревья заболели и засохли. А вот две огромные ели, посаженные еще самим Николаем Ивановичем в 1862-м, выжили…
9100

Комментировать: