Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
утром -5 ... 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Первые итоги журналистского расследования майской бойни

Среда, 4 июня 2014, 17:43

Юрий Ткачев

Таймер, 03.04.2014

Прошёл месяц с момента, пожалуй, самой страшной трагедии в истории нашего города за последние, по крайней мере, 20 лет. 31 день, около полусотни опрошенных очевидцев, пара сотен фотографий, несколько часов видео… Я и мои коллеги из так называемой «Группы 2 мая», ведущие независимое расследование трагедии, узнали много. Но в то же время – ничтожно мало по сравнению с тем, что нам на самом деле предстоит узнать.

Например, мы неплохо знаем, что происходило 2 мая на Греческой площади — начиная с 14:00, когда на Александровском проспекте стали собираться активисты Куликового поля, а на Соборной площади — участники запланированного марша за единство Украины.

Мы знаем про эпизод с нападением на «куликовцев», совершённым на Александровском проспекте около 14:40 неким одиночкой пистолетом (скорее всего – пневматическим): стрелка скрутили, побили и сдали на руки сотрудникам милиции, которые увели его в неизвестном направлении. Но мы не знаем, кто был этот человек, каковы были его мотивы и что, собственно говоря, произошло с ним потом.

Мы знаем о попытке активистов Куликова поля около 14:50 захватить штаб «Евромайдана» на Жуковского, 36, где, по их информации, находилось огнестрельное оружие (от себя добавлю, что оружие там действительно находилось). Эта попытка окончилась ничем: вход во двор оперативно перегородили в две линии «евромайдановцы» и сотрудники милиции.

Мы знаем о попытке милиционеров остановить колонну «куликовцев» на пересечении Дерибасовской и Екатерининской. Этот момент достаточно хорошо зафиксирован на видео: около 15:24 группа сотрудников спецбатальона милиции обгоняет колонну активистов Куликова поля и пытается построить цепь впереди неё. По всей видимости, если бы это удалось сделать, сзади колонны появилась бы вторая цепь, и активисты были бы блокированы на квартале Екатерининской между Дерибасовской и Греческой.

Первый этап движения колонны: от Александровского проспекта до пересечения Екатерининской с Дерибасовской; первая попытка блокировать колонну.

Мы также знаем, что эта попытка провалилась: почуяв западню, возглавлявший колонну развернул её на 180 градусов и активисты, постепенно ускоряя шаг, устремились к Греческой улице и по ней – в сторону улицы Преображенской и Соборной площади.

Смотрите с 15:45. На 15:58 звучит команда «Колонна, стоп!» и разворот на 180 градусов. Дальше «совместная пробежка» до Греческой и первые столкновения.

Мы знаем, что в это самое время на Соборной площади решается вопрос о том, стоит ли идти запланированным маршем, или всё же стоит готовиться к бою? Мы знаем, что в конечном итоге победило второе мнение, и, когда в районе Русского театра показались головные отряды «куликовцев», по крайней мере часть потенциальных участников марша бросилась им на встречу. Так произошли первые стычки того кровавого дня: передовые отряды «куликовцев» схлестнулись с передовыми отрядами «ультрас» и активистов «Евромайдана», причём обе стороны явно были готовы к драке и желали её.

Мы знаем, что милиции удалось на некоторое время разделить противоборствующие стороны: сначала одним кордоном, а затем и ещё одним, разведя их на относительно безопасное для всех расстояние в 50-70 метров.

Мы знаем, что уже на этом этапе участники боя (с обеих сторон) применяли предметы, похожие на огнестрельное оружие. Однако мы не можем быть уверены, о чём именно идёт речь: то ли это действительно боевые пистолеты, то ли некое травматическое оружие, то ли и вовсе пневматика или «Флоберы». Впрочем, мы знаем, что на тот момент (15:30—16:00) тяжёлые ранения от огнестрельного оружия с обеих сторон отсутствовали.

Мы знаем также, когда огнестрельное оружие было впервые применено всерьёз: это произошло около 16:05, когда группе «ультрас» пришла в голову «хорошая» идея обойти линию милицейского оцепления и напасть на «куликовцев» со стороны Дерибасовской — через переулок Вице-адмирала Жукова. Именно там (и, предположительно, именно тогда) получил смертельную пулю активист одесского «Евромайдана» Андрей Бирюков. Его отнесли на перекрёсток Дерибасовской и Преображенской, чтобы передать врачам скорой помощи, но он скончался от полученного ранения.

Мы не знаем точно, кто именно сделал выстрел, оборвавший жизнь Бирюкова: именно на этом «фронте» позже были замечены члены так называемой «мобильной группы» Куликова поля, прибывшие на место событий уже после начала столкновений. Среди них, в частности, были активисты Василий К. (в настоящий момент — арестован СБУ), вооружённый предметом, похожим на пистолет, а также знаменитый стрелок с оружием, похожим на автомат Калашникова — некто «Боцман» (в миру — Виталий Б., находится в розыске). И Василий К., и Виталий Б. вели огонь по активистам «Евромайдана», однако товарищам говорили, что оружие у них «травматическое» или «страйкбольное».

Из тела Андрея Бирюкова в морге извлекут пулю калибра 5,45 — такую, какая могла бы быть выпущена из АКСУ или его гражданского варианта, карабина «Вулкан», которым, судя по всему, был вооружён «Боцман». Других пуль в телах «Евромайдановцев» обнаружено не было, так что в руках у Василия К., возможно, действительно был травматический пистолет Stalker, который якобы был позже обнаружен у него при задержании. Либо, как утверждают другие участники событий, вовсе игрушечная (страйкбольная) реплика пистолета-пулемёта УЗИ. Впрочем, наверняка этого мы пока не знаем.

Мы знаем, что «мобильная группа» прибыла на Греческую после начала событий, но пока не знаем, когда именно. Соотнеся эти данные со временем, когда получил ранение Бирюков (а его мы знаем с точностью до 20 минут, что явно недостаточно в нашем случае), мы могли бы понять, мог ли «Боцман» сделать тот самый роковой выстрел — или его всё-таки произвёл некто другой? На этот вопрос нам ещё предстоит ответить.

В конечном счёте, и на этом участке «фронта» удалось обеспечить примерное равновесие сил, и нападающие (а на тот момент роль нападающих уже явно и окончательно перешла к «евромайдановцам») решили предпринять попытку прорыва с третьего направления — тоже по Вице-адмирала Жукова, но уже со стороны улицы Бунина. Именно здесь пошла в ход пожарная машина, угнанная (отобранная у пожарных?) активистами «Евромайдана».

Впрочем, здесь имеет смысл упомянуть эпизод, который прошёл мимо внимания многих, кто писал о трагедии 2 мая. Дело в том, что когда бой в переулке Жукова был в самом разгаре (примерно 16:15), наиболее боеспособная и экипированная часть «евромайдановцев», самооборона одесского «Евромайдана»… разворачивается и уходит с Греческой на Куликово поле (о чём неоднократно свидетельствуют призывы, хорошо слышные на видео). Колонну сопровождают аплодисментами.

«Самооборонцы» удаляются в сторону железнодорожного вокзала в сопровождении той самой пожарной машины. Однако далее «что-то идёт не так», и «Самооборона» возвращается на поле боя. По одной из версий, планы изменились после того, как «самооборонцы» столкнулись с отрядом «куликовцев» (членами т.н. «Народной дружины»), который шёл помогать своим товарищам пробиваться из окружения.

Как бы там ни было, бой продолжился — уже с участием «Народной дружины», но, похоже, без «Боцмана» и товарищей. Судя по всему, они покинули поле боя на одной машине скорой помощи с раненым начальником милиции общественной безопасности Дмитрием Фучеджи. Мы пока не знаем, является ли этот факт случайным совпадением — как не знаем и то, куда делся карабин «Боцмана» (на этот счёт есть несколько гипотез, но все они нуждаются в проверке).

«Евромайдановцы» атакуют оппонентов со стороны улицы Бунина. Пожарная машина пытается поливать их водой и штурмовать наскоро построенную баррикаду. Под градом камней она глохнет, атака захлёбывается.

Однако «евромайдановцы» уже атакуют с нового направления — на сей раз с тыла, вокруг ТЦ «Афина». Именно здесь (спустя почти час!) «куликовцы» начинают нести большие потери от огнестрельного оружия, которое теперь уже применяют «евмайдановцы». Огонь ведётся с двух или трёх точек, уверенно, прицельно. При этом стрелки не меняют своих позиций: они явно уверены, что по ним не будут стрелять в ответ. В отличие от «Боцмана», стреляют дробью: именно ранения дробью стали причиной смерти пяти из шести погибших в ходе боя на Греческой. Трое из погибших — активисты Куликова поля. Принадлежность ещё двоих спорна. Многие (в т.ч. сотрудники милиции) получают огнестрельные ранения.

На этом этапе бой «куликовцами» уже явно проигран: противник обладает колоссальным (в 3-4 раза) численным преимуществом, он лучше вооружён, занимает более выгодные позиции. Часть «куликовцев» пытается прорываться из окружения малыми группами (нередко удачно), другая с боем занимает ТЦ «Афина» и баррикадируется внутри (позже их вывезут из здания в автозаках и отправят сначала в ИВС Овидиопольского и Белгород-Днестровского районов, а затем в Винницкую область, откуда большую часть освободят под домашний арест). Кроме того, большая группа активистов дожидается, пока основные силы противника покинут участок Греческой между Русским театром и Преображенской и покидает поле боя без драки, но под градом камней.

Победители — под руководством активистов «Евромайдана», в т.ч. небезызвестного Андрея Юсова, отправляются на Куликово поле, где будет разыгран второй акт драмы 2 мая…

Изложив примерный ход событий на Греческой, перейдём к ответам на те вопросы, которые задают себе и нам многие одесситы. Скажем сразу, ответы будут неполными, а некоторых ответов у нас и вовсе нет. Но, по крайней мере, мы знаем, что нам надо искать.

1. Можно ли сказать, что 2 мая «агрессивные сепаратисты» напали на «мирных ультрас»?

Это утверждение не соответствует действительности. На Греческой 2 мая произошло столкновение сторон, в равной степени готовых к этому. При этом нельзя сказать, что та или иная сторона являлась атакующей, а другая — обороняющейся: роли менялись по ходу развития событий. Если на первоначальном этапе конфликта роль его инициаторов сыграли «куликовцы», то после инициатива быстро перешла к «евромайдановцам».

После 16:00, а также после примерно 16:30 в столкновениях возникали длительные паузы, в ходе которых «евромайдановцы» имели возможность выйти из боя и реализовать свой план с «мирным маршем». Но они этого не сделали, предпочтя продолжать драку и изыскивая всё новые и новые способы прорваться к своим врагам. Более того, единственная зафиксированная попытка части «евромайдановцев» покинуть поле боя была совершена «самооборонцами», которые явно не собирались маршировать по маршруту, а направлялись на Куликово поле.

«Куликовцев» можно обвинять в том, что они спровоцировали драку. Но следует признать, что «евромайдановцы» с удовольствием и энтузиазмом поддались на эту провокацию.
 

2. Кто участвовал в бое на Греческой со стороны Куликова поля? Кто вообще был инициатором похода на Греческую?

Отвечать начну с конца: поход был инициативой «Одесской дружины» и её лидеров: Дмитрия Одинова, Егора Кваснюка, Сергея Долженкова. Какую именно роль сыграл каждый из этих людей в случившемся – сказать трудно.

Что же касается других участников «похода», то их ядро составляла та же «Одесская дружина», кроме того, к «дружинникам» присоединились многие активисты Куликового поля, уже давно желавшее перехода к более активным действиям. Все они были ещё на Александровском проспекте промаркированы знаменитыми повязками из красного скотча. Позже, уже после начала боёв на Греческой, к событиям присоединилась пресловутая «мобильная группа» (судя по всему, именно к ней относился единственный обладатель огнестрельного оружия со стороны Куликова поля), а позже – часть «Народной дружины», пришедшая на подмогу товарищам.

Кстати, «Народная дружина» во главе с Артёмом Давидченко изначально и категорично выступала против похода, полагая, что ключевой задачей на 2 мая является защита палаточного городка на Куликовом поле. С другой стороны, «мобильная группа» («Боцман» и другие) была связана именно с «Народной дружиной» и, в некотором смысле, являлась её «спецназом».
 

3. Кто участвовал в бое на Греческой со стороны «Евромайдана»?

Достоверного ответа на этот вопрос у нас нет. Очевидно, что значительную часть составляли фанаты одесского «Черноморца» и харьковского «Металлиста», а также активисты одесского «Евромайдана». Однако в событиях принимали участие люди, которым, вообще говоря, нечего было делать в Одессе в тот день — если мы предполагаем, что массовая драка не входила в планы организаторов «марша за единство Украины».

В частности, есть информация о присутствии в тот день в Одессе нескольких подразделений киевского «Евромайдана». Среди прибывших в город активистов «Евромайдана» замечен, к примеру, знаменитый сотник Владимир Парасюк из Львовской области.

Есть признаки присутствия в Одессе и активистов т.н. «грузинской сотни» (в неё входил, в частности, погибший в ночь с 20 на 21 февраля в Киеве член партии «Единое национальное движение» Давид Кипиани). В подтверждение этого факта приводят надпись на грузинском, сделанную 2 мая на заборе у Дома профсоюзов.

Кроме того, имеются сведения о том, что в событиях в Одессе 2 мая принимали жители Днепропетровска, Запорожья, Ровно, Винницы, Житомира, Николаева и даже… Донецка.

В частности, известно о некоем спецпоезде, отсутствующем в расписании, который отправился 1 мая из Донецка и прибыл в Одессу около 9 утра 2 мая. Маршрут этого поезда, количество и состав его пассажиров, а также как распространялись билеты на спецрейс и кто его организовал, ещё предстоит выяснить.

 4. Кто первым открыл огонь? Кто от него пострадал?

 Практически с самого начала конфликта мы видим неоднократное использование предметов, похожих на огнестрельное оружие, в т.ч. и со стороны «Евромайдана». С другой стороны, нельзя быть уверенными в том, что это было именно огнестрельное оружие, а не травматические пистолеты, пневматика или пистолеты под патрон Флобера.

Факт остаётся фактом: первый погибший был «евромайдановцем» и погиб, судя по всему, от пули «куликовца».

В то же время, в дальнейшем «евромайдановцы» широко применяли огнестрельное оружие, и «куликовцы» понесли от него более тяжёлые потери. Речь идёт, по крайней мере, о троих убитых активистах Куликова поля, не говоря о раненых.

5. Виновата ли милиция в событиях на Греческой 2 мая?

Вина милиции в событиях на Греческой неоспорима — идёт ли речь о преступной халатности либо о сознательном содействии одной из сторон. Впрочем, автор этих строк склонен говорить скорее именно о халатности и непрофессионализме, нежели строить теории заговора.

Мы действительно видели отдельные попытки милиционеров не допустить столкновения сторон, разделить их. С другой стороны, мы видели, что в конечном итоге эти попытки потерпели фиаско – то ли из-за того, что присутствующих на месте сил правоохранителей было явно недостаточно, то ли из-за того, что руководство ими было организовано явно безобразно. И, кстати, есть большой вопрос: где же были остальные многочисленные силы одесской милиции, внутренних войск и тому подобного? И почему они не были в срочном порядке переброшены к месту событий, когда ситуация окончательно вышла из-под контроля?

Ответа на эти вопросы нет. Сами милиционеры (включая скрывающегося сейчас начальника милиции общественной безопасности Дмитрия Фучеджи) говорят о некоем загадочном совещании милицейского руководства, проходившего в это самое время при выключенных телефонах. Якобы именно из-за этого совещания милиционеры не смогли надлежащим образом сманеврировать имевшимися в их распоряжении силами. Так ли это, или с помощью некоей «теории заговора» правоохранители пытаются сложить с себя вину за собственную некомпетентность — мы пока не знаем.

Зато мы знаем, что сотрудники милиции совершенно явно не предпринимали никаких действий в отношении людей, которые у них на глазах вели огонь по своим оппонентам. Почему не было предпринято ни одной попытки нейтрализовать стрелков – большой вопрос.

 6. Когда и кем было принято решение идти с Греческой на Куликово поле?

Ещё один вопрос, на который у нас нет ответа – точнее, есть сразу много ответов, что, в общем и целом, одно и то же.

Большинство опрошенных сторонников «Евромайдана» утверждают: решение возникло спонтанно после того, как стало известно о погибших. Активисты Куликова поля, напротив, убеждены: карательный поход был спланирован с самого начала.

Такое мнение, впрочем, в неофициальной беседе высказывают и некоторые из «ультрас». «Нас достали уже эти сепаратисты, достало, что прямо в центре города лагерь предателей, так что мы хотели их снести», — рассказал корреспонденту ТАЙМЕРА член одной из группировок одесских «ультрас».

Мы можем сказать, что, по крайней мере, около 16:00 намерение очистить Куликово поле возникло у одесской «Самообороны». О попытке их похода на Куликово мы уже писали.

Наконец, уже после окончания боёв на Греческой активист «Евромайдана» Андрей Юсов собирает колонну для похода на Куликово поле.

Иными словами, можно с уверенностью утверждать, что поход на Куликово поле был, в общем-то, решённым делом начиная по крайней мере с 16:00. И что активисты одесского «Евромайдана» как минимум не препятствовали намерениям своих соратников. С другой стороны, вопрос о том, был ли этот поход предрешён с самого начала и состоялся ли бы он, если бы «Одесская дружина» не пришла на Греческую, пока остаётся открытым.

Также остаётся открытым вопрос о том, намеревались ли изначально участники похода на Куликово устроить там бойню, которая произошла в итоге? Ответ на этот вопрос очень важен для понимания сути произошедшего. У нас пока, к сожалению, нет. Но мы обязательно попытаемся ответить на него в ходе дальнейшего расследования. Следите за нашими публикациями.
6007

Комментировать:
  1. Алекс
    Карательная акция была спланирована и подготовлена заранее, это очевидно, и предпосылки к ней совершенно однозначны ... если кто смотрел онлайн стрим Первого Городского ТВ канала 2-го мая- четко прослеживается, что комментатор был подготовлен, примерно знал о маршрутах и запланированных событиях, применял заготовленные термины по отношению к персонажам... интересно, в расследовании этот материал фигурирует?
    Ответить
  2. я
    Думаю со стороны куликовцев есть предатели и провокаторы...
    Ответить