Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +4
вечером 0 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Перо бюрократа - словно нож в сердце матери…

Суббота, 15 ноября 2014, 18:09

Надежда Супранович

Слово, 06.11.2014

Есть все основания предполагать, что, выполняя план призыва, военкоматы иной раз нарушают закон о мобилизации…

Щемящая тишина опустевших комнат. Бесценные фотографии единственного, горячо любимого сына. И сотовый телефон - словно священный артефакт. Сердце солдатской матери никогда не бьется ровно. Вот уже больше месяца, как сын Эрнестины Ивановны Клименко, Игорь находится в зоне АТО.

«МАМА, Я ЖИВ!

Первые несколько дней после переброски на Восток их батальон территориальной обороны Одессы стоял под проливным дождем в лесопосадке. Разворачивать брезентовые палатки командиры не разрешали. Возможно потому, что развернутое полотно демаскирует расположение воинского подразделения. В эти дни Игорь сильно простудился и примерно на неделю попал в военно-полевой госпиталь. Возможно, именно поэтому официальная справка о нахождении этого солдата в зоне АТО была оформлена с большим опозданием.

Сейчас воинское подразделение, где служит Игорь, находится на первой линии обороны Мариуполя. В нескольких сотнях метров от этого места уже развернуты позиции донецких ополченцев, которые солдаты украинской армии попросту называют российскими.

Большую часть времени наши военные проводят в палаточном городке, расположенном в тылу оборонительного рубежа. Холодный брезент. Дымящие буржуйки. Карематы и спальные мешки. На фотографиях возле палаток можно заметить штабеля дров, заботливо укрытые полиэтиленом. Звонить по сотовым телефонам командиры не разрешают. При помощи радиосигнала легко можно вычислить месторасположение подразделения. Однако эсемески разрешены. Время от времени Эрнестина Ивановна получает краткие сообщения: «Мама, я жив, здоров. У меня все хорошо».

Когда-то в старые добрые времена Российской империи от воинской повинности освобождался тот, кто был у родителей единственным сыном. А теперешние военкоматы для того, чтобы выполнить план призыва, похоже, готовы «заметать» всех подряд. Кроме Игоря, у Эрнестины Ивановны больше никого нет на всем белом свете. Вдобавок ко всему, она еще инвалид второй группы и человек преклонного возраста. Тяжело передвигаясь по квартире, Эрнестина Ивановна с трудом добирается даже до входной двери. На улицу бедная женщина и вовсе не выходит. Квартира находится на четвертом этаже, а лифта в доме нет. Продукты старушке приносят соседи и девушка Игоря - Ольга.

ХОЖДЕНИЕ ПО КРУГУ…

В соответствии со статьей 23-й закона о мобилизации «призыву на военную службу не подлежат те, кто занят постоянным уходом за лицами, которые в нем нуждаются». Стало быть, по логике вещей, Игорь должен находиться сейчас дома. Но у служащих Приморского военкомата, похоже, своя неповторимая логика. А история бесконечных обращений в это учреждение напоминает целую эпопею хождения по мукам.

В середине лета, когда Игорь еще служил в селе Раздельное на приднестровском участке украинско-молдавской границы, Ольга от имени Энерстины Ивановны обратилась с письмом к военкому Приморского района Одессы полковнику Лобану. Однако из приемной военкома ее направили к командиру воинской части. Оттуда ей, конечно же, пришлось снова вернуться в военкомат. Бедную девушку долго гоняли по кабинетам. Все чиновники боялись даже притронуться к ее письму, словно это - гремучая змея или обоюдоострая бритва.

- Различных отговорок было не счесть,- вспоминает Ольга. - Сначала они прицепились к тому, что Игорь не прописан в квартире матери. Затем, наконец, заметили, что у меня нет официальной доверенности от Эрнестины Ивановны.

Нотариально заверенная доверенность тоже мало помогла. Приняв у Ольги заявление, секретарь Лобана не пожелала его официально зарегистрировать. Во всяком случае, у девушки не осталось никакого документа о том, что это заявление у нее принято. Излишне говорить, что никакой реально ощутимой реакции со стороны военкомата не последовало.

Уже в середине сентября, перед самой отправкой Игоря в зону АТО вконец отчаявшаяся Ольга приехала в расположение воинской части и обратилась к военному юристу. Думаю, с таким же точно успехом ягненок мог бы обратиться за помощью к волку. Юрист сказал Ольге, что формально, с точки зрения закона, мать не является членом семьи сына. Кроме того, по его мнению, человек, нуждающийся в уходе, должен иметь не вторую, а первую группу инвалидности. Первый пассаж даже комментировать не хочется. Что же касается второй отговорки, то нечто подобное Ольга потом слышала и от работников Приморского военкомата.

Поверив этому, бедная Эрнестина Ивановна даже сделала попытку перейти на первую группу инвалидности. Однако районные врачи твердо сказали ей, что такая группа присваивается только лежачим больным. В общем, все попытки несчастной матери вернуть сына домой словно уперлись в каменную стену.

«СХОЖУ В МАГАЗИН И ВСЕ!»

И все-таки военные чиновники проявили некое добросердечие. С их подачи в начале прошлого месяца солдатскую мать неожиданно навестили работники районного собеса. Предложили написать заявление о том, что она нуждается в уходе, оформили все необходимые документы. Теперь Эрнестину Ивановну регулярно будет навещать соцработник.

- Я только возьму ваши деньги, схожу для вас в магазин и все!- раздраженно сказала ей по телефону незнакомая женщина.

Эрнестина Ивановна после ее резкого тона долго не могла успокоиться:

- Всю эту ситуацию можно было бы назвать абсурдной. Однако есть все основания полагать, что она, в первую очередь, незаконна. Дело в том, что, по мнению консультировавших меня юристов, статус нуждающегося в уходе может получить инвалид любой группы. Для этого необходимо лишь обратиться в департамент труда и социальной политики Одесского горсовета, где проведут необходимое обследование и выдадут соответствующую справку.

Выходит, бедную Ольгу с ее доверенностью от Эрнестины Ивановны все это время просто гоняли по кругу. И если это так, то едва ли подобные инциденты способствуют укреплению боевого духа украинской армии. Хотя желание военкомов выполнить план призыва любой ценой вполне объяснимо.

6376

Комментировать: