Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... -3
днем -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Пепел одесской трагедии: кому выгодно спекулировать на 2 мая?

Суббота, 25 апреля 2015, 08:27

Евгения Супрычева

Аргументы и факты, 23.04.2015

Год назад Одесса обезумела. Массовые драки, пожар, в Доме профсоюзов погибли 48 человек. Люди горели заживо, а внизу толпа скандировала: Слава Украине! Героям — слава!». Безумие продолжалось до утра. Лишь на рассвете общий угар сменился опустошением. Одесситы посмотрели на себя через призму новостей — и растерянно оглянулись: это точно наш город?

Расследование тех трагических событий длилось почти год. В итоге официальная версия не выдерживает критики. Дело «Одесской Хатыни» буквально разваливается в суде. Местным активистам удалось развенчать несколько опасных мифов и выработать альтернативную версию причин трагедии.

СПЕКУЛЯЦИЯ НА ВЕРСИЯХ

– В Одессе не принято решать проблемы с помощью насилия. Здесь принято договариваться. Если вспомнить предысторию: сторонники федерализации разбили палаточный городок на Куликовом поле, собирали митинги. Параллельно митинги собирал и Евромайдан, – говорит Валерий Писецкий, эксперт Украинского центра социальной аналитики. – И несколько месяцев они придерживались негласных правил общежития: согласовывали требования, разводили митинги по времени. И в связи с этим случившееся 2 мая, как мне кажется, стало шоком для обеих сторон.

А когда нет очевидной причины, начинаются спекуляции. Именно это и произошло в Одессе. Так сторонники федерализации заявили, что новая украинская власть сознательно устроила «Одесскую Хатынь». «Каратели» возразили, дескать, Антимайдан напал первым, «подрезав» марш фанатов (болельщики «Металлиста», которые в тот день приехали на матч в Одессу). Он же – Антимайдан – первым открыл огонь. И лишь после этого патриоты, войдя в раж, отправились крушить палатки на Куликовом поле. Сжигать идеологических врагов не планировали – сами в шоке от такого количества погибших.

– Большая часть – это удушье, причем очень странное. От чего произошло удушье? Как такового сильного возгорания не было. Там могла быть какая-то особая смесь – заявил через несколько дней после трагедии Сергей Чеботарь, замминистра МВД.

Это заявление вызвало очередной приступ истерии. Обитатели Куликова поля обвинили «правосеков» в том, что те им устроили газовую камеру, подражая примеру нацистов.

– Это абсурд. Когда бы мы успели? Ведь они сами буквально в последний момент решили держать оборону в Доме профсоюзов, – негодовали в Сетях украинские активисты. – Наверняка, лидеры Антимайдана сами распылили этот газ, чтобы принести в жертву рядовых активистов. Мол, посмотрите, что каратели вытворяют…

В целом город одурел от пересудов. При этом толком так никто и не понял, что это был за газ. Да и был ли он вообще? Прошел год – и никаких официальных комментариев. Более того, ни одного упоминания о ходе расследования. По сути, Одессу оставили наедине с домыслами, страхами и глухой злобой. И лишь недавно, будучи в Одессе, президент озвучил официальную версию событий:

– Сегодня я могу сказать, что известны те, кто ставил целью обеспечить провокацию, – заявил президент Порошенко. – Задания состояли в том, чтобы куликовцы и евромайдановцы перестреляли друг друга. Именно это было тем фитилем, который должен был взорвать Одессу, превратив ее в Донецк.

Главным провокатором, по мнению следствия, является полковник Дмитрий Фучиджи, беглый экс-заместитель начальника областного управления МВД. Якобы именно он ставил задачи и раздавал оружие. По идее, после этого заявления одесситы должны были выдохнуть: хоть какая–то ясность. Но этого не произошло. Заявление президента встретили с недоумением. Дело в том, что пока следствие отмалчивалось, в Одессе активно работала так называемая «Группа 2 мая». Эта группа была создана сразу после трагедии по инициативе губернатора Игоря Палицы. В группу вошли журналисты разных политических взглядов, общественники, эксперты. Всего 13 человек. На протяжении года они буквально по крупицам собирали информацию и выработали свою версию.

– И она абсолютно не стыкуется с версией президента. Не знаю, кто ему преподносит информацию, но участники столкновений стреляли из своего оружия. Это было пневматическое оружие и охотничьи карабины «Сайга» (за исключением АКСУ, который был замечен у одного из стрелявших). Это легко установить, посмотрев видео и фото. Это подтверждают и сами участники конфликта, – говорит Владислав Сердюк, подполковник, в прошлом сотрудник уголовного розыска одесской милиции. – Так какое же оружие тогда раздавал Фучиджи? К тому же не стоит демонизировать его фигуру. Мне доводилось с ним пересекаться по службе. Фучиджи – не Стрелков-Гиркин, не военный и не политик. Он просто хитрый матерый мент и крутился как флюгер.

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС АНТИМАЙДАНА

Впрочем, у этого флюгера, по версии «Группы 2 мая», была своя роль. Он исполнил ее накануне трагедии.

– Мы долго пытались понять, была ли трагедия спланирована или просто стечение обстоятельств? Отмотали события назад. Выяснили, что изначально конфликт на Куликовом поле собирались решать исключительно в «одесском стиле». Пришла новая власть и предложила денег за перенос палаток. Это было нормальной практикой. У нас таким образом за последнее время «разогнали» не один палаточный городок, – говорит Сергей Дибров, член «Группы 2 мая», общественный активист.

По словам активиста, Антимайдан испытывал острый финансовый кризис. Изначально бунтовщиков спонсировал местный политик Игорь Марков, лидер партии «Родина», но потом ему стало неуютно в городе – бежал в Крым. И пророссийский проект в Одессе стал ему не нужен.

– Они охотно пошли на переговоры, которые от лица новой власти вел полковник Фучиджи, – продолжает Дибров. – Точно известно, что он передал лидерам Одесской дружины 35 тысяч долларов.

Они взяли деньги и переехали. Это была наиболее боеспособная часть Антимайдана, потому она получала «усиленный паек». Между остальными кланами раскидали 15 тысяч долларов. Бунтовщики положили денежку в карман, но потребовали и зрелищ.

– Попросили, чтобы их снесли. Вопрос репутации. Мол, не сами ушли – были вынуждены, – говорит Сердюк. – Но в любом случае, мы можем утверждать, что снос городка был заранее согласован со всеми сторонами. Сносить должны были фанаты по окончании матча: решительно, но аккуратно. Все вроде бы шло по плану…

ЗА ДЕНЬГАМИ В ПЕКЛО

Так Одесская дружина, переехав с Куликова поля, уже расположилась на новом месте. И первого мая устроила пикник, куда были приглашены участники Евромайдана с семьями. И они пришли, прихватив домочадцев. Ну, потому что это Одесса – непростой город. Это доказали события следующего дня, когда Сергей Долженков, один из лидеров Одесской дружины, вдруг объявил экстренный сбор и выдвинулся наперерез фанатам (они шли на матч). Остальные лидеры остались в стороне – и не созывали общих сборов. Более того, даже не попытались организовать охрану Куликова поля. То есть произошел внутренний раскол, который поломал весь сценарий. Чем руководствовался Долженков? Действовал из идеологических соображений? Может быть. Действовал по приказу российских спецслужб? Может быть, но в таком случае почему россияне не подхватили инициативу? Город бурлил еще несколько дней – самое время выслать парочку групп и провернуть донецкий сценарий. Этого не произошло. И, наконец, третий вариант – Долженков обиделся.

– Так бывает, если посредник «удерживает» часть денег в свою пользу. Либо раздает, нарушая некие законы справедливости, – говорит Дибров. – Есть основания полагать, что выступление одной из групп – это попытка торга.

– Но проигравшим не платят. В чем же смысл?

– Думаю, они рассчитывали на небольшое столкновение. Далее милиция разнимает, куликовцы возвращаются в лагерь и ждут Фучиджи. Тот приходит с вопросом: «сколько сверху?» Ему называют сумму, получают, уходят…

– То есть, вы полагаете, что причиной трагедии стала жадность?

– Скорее всего…

ПОДСУДИМЫХ МЕНЯЮТ НА ВОЕННОПЛЕННЫХ

После совместного пикника можно поверить в разное. И если в сценарий по ходу вносили изменения, так сказать, импровизировали, то можно легко понять и растерянность милиции, и хаотичные действия жителей Куликова поля. Но это не объясняет гибель людей в Доме профсоюзов «в результате отравления неуточненными газами». Именно такую причину смерти озвучил еще летом Григорий Кривда, начальник Одесского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. Если точнее, такое заключение значится у 14 из 48 погибших. Остальные погибли в результате падения с высоты, либо в результате отравления угарным газом. Эту загадку взялся распутывать Владимир Саркисян, бывший сотрудник того же бюро судебно-медицинской экспертизы, эксперт-токсиколог.

– Нижний порог обнаружения, ну, скажем попросту, угарного газа в крови составляет 30-35 процентов. Если угарный газ не обнаружен, эксперты пишут «неуточненный газ». Такая практика…

– То есть это не означает, что специалисты нашли другой газ и не смогли его идентифицировать?

– Нет. Это означает, что не нашли угарный – и на этом успокоились. Но надо понимать, что человек может погибнуть и при концентрации в 20 процентов – все зависит от возраста и состояния здоровья погибшего. Мне удалось ознакомиться с 34 протоколами вскрытия – предоставили родные погибших. Все указывает, что они погибли от угарного газа. К тому же мы установили, где конкретно находились люди в момент гибели. И допустим, двое лежали буквально в нескольких сантиметрах друг от друга. При этом у одного в качестве причины смерти значится «отравление угарным газом», у другого «неуточненными газами». Как такое возможно?

– То есть никакого газа, кроме угарного, не было?

– По моему твердому убеждению – не было. Но, по-хорошему, эксперты должны были провести испытание на содержание органических веществ. Это бы позволило исключить наличие ряда отравляющих веществ. Такое испытание не проводили.

И в итоге теория заговора все еще жива, и будет жить. Скептикам необходимы железные доказательства, полная картина произошедшего, а ее просто нет. И со временем откровений не предвидится. Наоборот, зачинщики буквально ускользают из рук правосудия.

– Дело в том, что их охотно меняют на наших пленных солдат. Обменяли уже не один десяток людей, – говорит Анатолий Бойко, одесский политолог. – С одной стороны, это хорошо, ребята возвращаются домой. С другой, есть мнение, что вместе с теми, кого меняют, ускользает истина.

ДЕПУТАТОВ ПУГАЕТ ПРАВДА

Сейчас на скамье подсудимых 21 человек – их дело слушается в Одессе. И, по мнению общественников, оно развалится в рекордно короткие сроки. Дескать, вместо доказательной базы следователи предоставили более тридцати томов макулатуры, которую с легкостью опровергают адвокаты подсудимых. И что интересно, на скамье подсудимых нет членов Евромайдана. То есть убитые и покалеченные есть с двух сторон, а судят только одну. Как такое возможно? Ведь политики обещали объективное расследование. И оно должно быть на особом контроле. Путь не президента, но парламента.

– Во время прошлого созыва мы собрали временную парламентскую комиссию. Но проблема в том, что полномочия этой комиссии очень ограничены – необходимо принимать закон, который бы их расширил, – говорит Антон Киссе, народный депутат Верховной Рады. – Так, мы неоднократно выступали с инициативой о привлечении международных экспертов ООН. Но договор имеет право заключать либо Кабмин, либо МВД. Они проигнорировали эту инициативу. Затем мы планировали вызвать для отчета министра МВД, генерального прокурора. Но предыдущий созыв прекратил свое существование. В новом созыве создать комиссию не удалось. Лидеры фракций отказались делегировать своих представителей. В итоге Гройсман заявил, что заявление не нашло поддержки.

Депутаты решили обойти стороной этот деликатный вопрос. Тем более что некоторые участники одесской трагедии и сами теперь народные депутаты. Им дурные воспоминания ни к чему. Плюс удружили министру МВД. Одно дело, провести арест на публике – и моментально собрать кучу «лайков». И совсем другое – погрузиться в милицейскую рутину, уж больно муторный процесс. Наверное, поэтому дело слушается по «сокращенной программе». В частности, не поднимается вопрос о виновности милиции и пожарных, которые не спешили на вызов – там не ищут крайних. И не планируют. Быстрее бы завершить – и забыть. При этом на повестке дня остается множество мифов. И не каждый по зубам общественникам, зато каждый – благодатная почва для паранойи. И что хуже – для спекуляции со стороны «потенциального противника». И если эти спекуляции в один прекрасный момент увенчаются успехом, вины одесситов здесь не будет. Скорее, силовиков, которые сосредоточены на поиске врага на стороне, и не замечают конфликта внутри страны.

См. также ЗДЕСЬ.
7498

Комментировать: