Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +9
днем +7 ... +10
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Памяти Сережи

Четверг, 13 ноября 2014, 20:21

Редакция газеты "Слово"

Слово, 06.11.2014

МАРИЯ КОТОВА:

Не стало Сережи Милошевича - яркого, талантливого журналиста и писателя, редактора нашего еженедельника «Слово». Он ушел из жизни, не дожив каких-то трех недель до своего пятидесятишестилетия.

Никому из нас в это не верится, да и как поверить?

Шок сейчас у всех, кто его знал, кто с ним работал, тем более у нас, сотрудников «Слова» - газеты, которая стала для него последним, так уж распорядилась судьба, местом работы.

Эта утрата в голове не укладывается, и сейчас вспоминаю последний день, когда видела его живым, как, вероятно, вспоминает теперь каждый из нас. Обсуждали с ним предстоящий материал, и он, обычно такой серьезный, улыбался.

Очень бы хотелось, чтобы запомнили его именно таким - с улыбкой на лице, полным планов и так мастерски умевшим нацелить на самое важное, всегда четко видевшим «зерно темы».

Слишком трудно ответить на вопрос: «Каким был Сергей Милошевич?». Многогранным он был, разносторонним, пожалуй, даже так - многосложным. А кто-нибудь встречал «легких» истинно талантливых людей?

Журналист от Бога, редактор, трепетно относящийся к журналистскому труду, потому что сам, сев в кресло главного, никогда не прекращал писать материалы и очень хорошо знал, как они порой сложно даются, как, простите уж за некоторую высокопарность, тяжело рождаются.

Была у него еще одна важнейшая черта - любил и ценил творческих людей, часто повторял: «Вкладывайте эмоциональность и увлеченность не в идею о материале, а в сам материал». Рада, что получила от него эти важные уроки журналистского ремесла, и, опять-таки, не могу поверить, что Сережи с нами больше нет.

Что же до его уроков, то их было много. Низкий поклон за это Сергею Витальевичу Милошевичу - так рано ушедшему от нас, что называется, горевшему на работе, требовательному и столь отлично понимавшему, что такое редакционный труд.

Очень тяжело и очень больно сейчас всем сотрудникам еженедельника «Слово», которым он руководил. Трудно осознать и принять, что Сережи больше нет…

Вечный покой, Сереженька! Светлая память!

ТАМИЛА ЧЕРНЕЦКАЯ:

Это так обидно и несправедливо, если человек уходит из жизни тогда, когда в нем ничуть не угас пытливый интерес к этой жизни, и цель ее так четко обозначилась.

У Сергея Витальевича круг интересов, так и его одаренность в каждом из них, очень разноплановые – были… Приоритетными, конечно же, являлись журналистика и литература. Он был ярким журналистом и многообещающим писателем-юмористом. Его книгу «Приключения Шуры Холмова и фельдшера Вацмана» читатели приняли с восторгом, а продолжения ждали с нетерпением. Он и собирался написать продолжение. Но - неоконченный роман, незаконченный путь…

Он очень любил музыку, сам музицировал и немного сочинял. Его очень увлекала авиация, к которой сам одно время был причастен. Прекрасно знал историю отечественного кино, мог рассказать множество забавных эпизодов, анекдотов.

Его очень интересовали разные научные теории - особенно неожиданные, на грани фантастики. Он был таким - очень любознательным и увлеченным.

«Слово» потеряло хорошего редактора, а коллектив - еще и очень незаурядную, многогранную личность.

ЕЛИЗАВЕТА РАДИШЕВСКАЯ:

Чуткое сердце, которое так рано остановилось!

Журналист - это профессия от Бога, этому нельзя научиться. Можно научиться отличать репортаж от интервью, можно понять правила построения аналитических статей или информационных заметок, но для того, чтобы писать по-настоящему, так, чтобы тебя читали и тебе верили, нужно уметь чувствовать. Нужно сопереживать, нужно и боль, и радость других людей пропускать через себя, свою душу, свое сердце. Вот такое сердце и не выдерживает порой…

С Сергеем Милошевичем мы вместе работали почти 10 лет.

В «Слове», еще в середине 90-х, я когда-то начинала свою журналистскую карьеру. Вернулась же туда в 2005-м, заместителем редактора, которым тогда стал Сергей Витальевич. Конечно, это была уже совсем другая газета. Но и время было другое. И проблемы другие. Возможно, даже посерьезнее тех, что навалились на одесситов сразу после развала СССР.

Стратегию и направление газеты определял именно он - Сергей Милошевич. У него всегда было свое видение ситуации и событий, свое особое мнение по всем жизненным вопросам и свои представления о том, что и как писать. Ох, сколько же мы спорили поначалу! Пока, наконец, не пришли к простой истине - у творческих людей не может и НЕ ДОЛЖНО быть одинаковых мнений. Каждый имеет право на свое. И тем, наверное, и интересна эта профессия и вообще работа в газете, что в конечном итоге номер складывается из материалов разных людей, с разными позициями. Надо отдать должное Сергею Витальевичу - он это понимал и даже поощрял!

Он хотел, чтобы газета всегда была яркой, отличалась от других. Он старался придать «Слову» свое лицо. Он не желал писать то, что все, и так, как все. Журналистам рекомендовал искать такие темы и материалы, которых читатели не найдут в других газетах.  
Он не изменял своим принципам, не лукавил, не боялся и не отступал. Он мог напечатать и даже приветствовал острые материалы, которые порой отклоняли в других газетах. Да, он создавал себе этим множество проблем, навлекал на себя неприятности: от судебных исков до конкретных нападок и угроз. Но его журналистская совесть была чиста.

И, конечно, он был впечатлительным, ранимым человеком. Он многое воспринимал слишком близко к сердцу. К своему, больному сердцу, которое вообще-то надо было поберечь… Он любил свою семью, своего отца, своих сыновей. Творческий коллектив - это не просто коллектив на производстве, это почти одна семья! И сколько же личных проблем и сложностей мы за эти годы тоже пережили вместе!

Почему-то мне вспомнилось одно Прощеное воскресенье - последнее воскресенье перед началом Великого поста, где-то примерно году в 2010-м… В это воскресенье все православные христиане просят друг у друга прощения. А на богослужении, в храмах, духовенство: от Патриарха до обычных священнослужителей, становится на колени и просит прощения у прихожан, у всех людей, которых невольно чем-то обидели. Мы с Сергеем Витальевичем были вместе в Свято-Троицком Соборе. Такую долгую службу с коленопреклоненными молитвами выдержать нелегко. У Сергея была больная нога, он с трудом стоял. Каждый раз, когда он мучительно опускался на колени, я думала: как же он выдержит? Выдержал! Он молился о своих сыновьях… Любящий отец все может ради своих детей!

Ему было всего 55… Для карьеры самый расцвет, для жизни вообще самое благодатное время: уже есть опыт, житейская мудрость. Есть достижения, положение в обществе. И есть свобода. Дети выросли, хлопоты, связанные с их воспитанием, ушли. Живи, радуйся, работай, отдыхай… Господь распорядился иначе. Но Ему - Богу - виднее, когда и каких людей забирать к себе. Мне лично хочется верить, что в то Прощеное воскресенье, когда Сергей так искренне молился - не о себе - Господь простил ему все его грехи и ошибки, которые, конечно же, у него были, как, собственно, у всех живых людей.

Господь позвал его туда, где уже нет скорби и печали!

Царство Небесное! Вечная память! Редактору, коллеге, товарищу, просто хорошему человеку - Сергею Милошевичу.

ИГОРЬ ПЛИСЮК:

Лучшие уходят первыми…

Когда-то, еще в советские времена, была расхожей фраза «сгорел на работе». Полузабытая, она невольно вспомнилась мне, когда я услышал страшную весть о смерти Сергея Милошевича…

В одночасье ушел от нас человек, все силы, всю душу и талант отдавший своему призванию. Журналистике, в которую он пришел уже зрелым человеком - около тридцати лет, имея жизненный опыт и далекую от суматошного газетного мира профессию инженера. И… неутолимую жажду писать, сказать свое слово миру. Как и многие из нас, он стал журналистом в бурное время перестройки. Время великих надежд и великих разочарований.

Порой Сергей говорил, что журналист убил в нем писателя. И это было правдой. Ведь начинал он как автор остроумных фельетонов и юмористических рассказов, суливших бесспорное будущее в литературе. Хорошо помню, что нас познакомил в начале 90-х годов уже прошлого века писатель Валерий Смирнов, при чьем участии была издана первая, и, увы, - единственная книга Милошевича. Сборник очаровательных, смешных и очень одесских историй о похождениях сыщика-любителя Шуры Холмова и его верного спутника фельдшера Вацмана…

Этакая наша «холмсиада», занимающая почетное место в «одессике» моей библиотеки.

Сергей прошел весь тернистый путь журналиста - от фельетониста, репортера, собственного корреспондента, до главного редактора солидного еженедельника, последние девять лет возглавляя нашу газету.

И честно, как на духу, могу сказать: он был одним из лучших редакторов за мои двадцать с лишним лет работы в СМИ. Из тех «отцов-командиров», что не боятся брать на себя всю ответственность за своих «бойцов». Из тех, кто умеет показать своим примером, как нужно честно и бесстрашно делать свое дело. И в то же время - относятся к подчиненным по-дружески, как к коллегам, заботясь о них и уважая в каждом - прежде всего человека и профессионала. Он был требователен, но, даже «распекая» за какое-то упущение, заканчивал разговор на дружеской ноте, никогда не действуя по скверной методе «я начальник - ты дурак». И внося редакторские правки в наши тексты, стремился максимально сохранить авторский стиль и мысли…

С ним легко и комфортно работалось, ведь Сергею Витальевичу нужны были качественные материалы, а не «отбывание номера» на рабочем месте от звонка до звонка. Занимая высокий пост, сохранил он и репортерский азарт, и вкус к «вкусно» поданной информации, умело подкидывая свежие идеи и темы, и ценя инициативу. Он не приобрел начальственного высокомерия, оставаясь до последних своих дней, прежде всего журналистом от Бога, а не администратором. И никогда не позволял себе «срывать дурное настроение» на нас. Все держал он в своем сердце… Увы - больном… Мы и не предполагали, насколько больном! Все силы отдавал он газете, не позволяя себе даже по-настоящему отдохнуть и расслабиться. А в короткие часы досуга - писал свои чудесные, веселые истории. Писал «в стол». Как-то сказал он мне, как будто предчувствуя близкую смерть: «Мой сын знает, где рукописи. Уйду - пусть делает с ними, что захочет».

И вот - нет с нами Сергея всего каких-то несколько суток, а как же его не хватает, как хочется услышать его голос, его иронические и в то же время добрые комментарии к происходящему.

Все меньше и меньше остается с нами журналистов его уровня. Тех людей, что и жизнью, и работой своей опровергают расхожие огульные предубеждения о всеобщей беспринципности и продажности «второй древнейшей профессии». Тех, кто отдал жизнь за то, чтобы люди могли получать честную, правдивую информацию и верить в то, что добро рано или поздно, восторжествует. Прощай, Сережа, и мы, твои коллеги, и вся Одесса, не забудут своего Журналиста и Человека с большой буквы.

Н. Н. КОЛЮК:

Коллектив Крымского института права Национального университета «Одесская юридическая академия», огорченный горьким известием, передает глубокие соболезнования семье и близким по поводу утраты уважаемого и талантливого человека. Примите наши искренние соболезнования Вашему горю и сочувствие по поводу невосполнимой утраты.

Сергей Витальевич был предан своему делу, сотрудничество с ним всегда было позитивным и плодотворным. Его профессионализм и компетентность снискали подлинное уважение всех, кто работал с ним. Память о нём навсегда останется в наших сердцах.
6358

Комментировать: