Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Отповедь коллеге

Понедельник, 21 апреля 2008, 11:11

Сергей МИЛОШЕВИЧ

О КРИВОЙ ВЗЛЕТНОЙ ПОЛОСЕ ОДЕССКОГО АЭРОПОРТА И ПРЯМЫХ ИЗВИЛИНАХ НЕКОТОРЫХ БОРЗОПИСЦЕВ

Слово, 18.04.2008

Пугливые городские власти Одессы усмотрели «провокацию» даже в простом первоапрельском розыгрыше

«Ну, ту-упые!»

(Михаил Задорнов)

Увы — похоже, каждая власть, будь то прошлая коммунистическая либо нынешняя, якобы демократическая, видит в своем народе прежде всего врага. От которого каждую минуту она ожидает какого-то подвоха и в каждом его «несанкционированном» поступке усматривает некую «провокацию».

В перестроечные времена, примерно в 1988-1990 годах (точнее, к сожалению, не помню), когда полки продовольственных магазинов были практически пустыми, наш город охватила паника. Ее причиной стала вышедшая в канун апреля в газете «Вечерняя Одесса» небольшая заметка, суть которой сводилась к следующему. Чтобы искоренить нехорошую тенденцию наших граждан закупать продукты питания впрок, «про запас», городские власти приняли решение — изъять в принудительном порядке у всех жителей Одессы... холодильники! Чтобы, значит, народу негде было хранить «излишки» продуктов, вследствие чего последних должно было стать больше в торговой сети...

Думаю, вы уже поняли, что это была первоапрельская шутка, розыгрыш, причем блестящий, как по задумке, так и по исполнению. Многие одесситы тоже об этом сразу догадались. Многие, но, увы, далеко не все — времена были нервные, народу было не до шуток. Поэтому редакцию «Вечерки», а главное Одесский горисполком, сразу захлестнул поток возмущенных писем, телефонных звонков и простых посетителей, негодовавших по поводу подобного «идиетского решения». Разумеется, газета тут же объяснила читателям, «что к чему». Одесситы посмеялись, поудивлялись своей наивности — и в суете будней быстро забыли об этой смешной и нелепой истории. Впрочем, забыли не все...

— Больше всего эта невинная, в общем-то, шутка разозлила тогдашнее городское и областное руководство Одессы, — рассказывали мне журналисты-ветераны «Вечерки». — Они почему-то решили, что это был не розыгрыш, а тщательно спланированная провокация. И еще долго вспоминали про данный случай, когда хотели «лягнуть» нашего редактора и нашу газету...

Кто бы мог подумать, что через долгих два десятка лет нечто подобное повторится едва ли не «один к одному» — правда, на этот раз уже с нашей газетой! Впрочем, удивляться тут нечему — в жизни, как известно, все повторяется. Только первый раз в виде трагедии, а второй раз — в виде фарса...

И тут в разговор ворвался Ипполит Матвеевич...

Как уже всем известно, в канун первого апреля наша газета решила разыграть своих читателей. Поместив на первой полосе выдуманный от начала и до конца материал о том, что для строительства новой взлетно-посадочной полосы Одесского аэропорта необходимо снести чуть ли не два десятка многоэтажных домов в густонаселенном одесском районе Черемушки, а их жителей переселить в степи Тарутинского района.

Кроме более чем откровенной нелепости данного события (ну, зачем, в самом деле, для подобной цели сносить еще крепкие многоэтажки, когда вокруг Одессы полным-полно пустующей земли и заброшенных, но вполне работоспособных военных аэродромов?!) в самом тексте вышеназванного материала имелось немало фактов, буквально кричавших о том, что все это, как минимум, неправда. И 15-метровые барханы из песка по обеим сторонам взлетной полосы, якобы для уменьшения шума самолетов (чушь полная!), и кривая взлетная полоса, огибающая издательство «Черноморье» (еще большая чушь), и более чем прозрачная дата сдачи «объекта в эксплуатацию» — 1 апреля следующего года и так далее...

Большинство читателей, надо отдать им должное, сразу догадались, что это не более чем шутка, и по достоинству ее оценили. Однако были, конечно, и те, кто «купился» на розыгрыш. Эти люди звонили в редакцию и, услышав о том, что статья — «первоапрельская неправда», облегченно вздыхали, смеялись, шутили, обменивались впечатлениями (мол, «я чувствовал, что здесь что-то не так, но на всякий случай решил позвонить»). Кстати, вот что интересно — многие из звонивших сами лично не читали статью, а «что-то, где-то от кого-то услышали».

Впрочем, конечно, были и те, кому данный розыгрыш не слишком понравился — мол, зачем же так пугать людей, укоряли они меня. Ведь одесситы и так живут, как на вулкане, только и слышно — то один район города собираются сносить, то другой. (Кстати, почти все звонившие в редакцию дружно признавались — если бы не подобная тревожная ситуация в Одессе, со всякими сомнительными Генпланами и застройками, они бы ни за что не «повелись» бы на эту «дурку»!) Недовольным гражданам я приносил свои личные извинения, которые в 100% случаев с удовлетворением принимались. Более того — в последующем номере «Слова», где уже официально была опровергнута вышеназванная публикация-розыгрыш, я, «на всякий случай», извинился перед читателями публично.

В общем, все точки над «і» были благополучно расставлены, в редакцию по данному поводу уже давно никто не обращается, и ни один человек на данный момент никаких претензий к нам в связи с первоапрельским розыгрышем не имеет... На этом инцидент, казалось бы, полностью должен быть исчерпан. Однако не тут-то было: прошло без малого две недели (!) после выхода в «Слове» материала-шутки — и в полном соответствии с известным эпизодом на аукционе из романа «12 стульев» (помните: «Тут очнувшийся Ипполит Матвеевич, разбрызгивая слюну, ворвался в разговор. — Позвольте! –з авопил он...), в газете «Одесский вестник» появилась статья некоего Ильи Иванова «Воспоминание об анекдоте».

Смеяться по команде!

Если отбросить в сторону нелепые, злобные, а иногда откровенно хамские, на грани прямых оскорблений, нападки автора на Одесскую национальную юридическую академию (совершенно, кстати, «ни к селу ни к городу») и на меня лично как редактора «Слова», а также, если не принимать во внимание крайне истеричный тон данной публикации (создается впечатление, что ее писал не мужчина, а изнеженная барышня, вконец измученная критическими днями), суть данного эпоса сводится к двум конкретным претензиям. Претензия первая — на редакцию «Одесского вестника» якобы «посыпались звонки» недоуменных одесситов по поводу публикации в «Слове». Претензия вторая: дескать, газета «Слово» недостаточно ясно намекнула читателям, что злосчастная статья является первоапрельским розыгрышем...

Ну что тут можно сказать... Лично я сильно сомневаюсь, чтобы в редакцию «Одесского вестника» таки «посыпались», как пишет автор, звонки по поводу публикации в «Слове». Ведь наш еженедельник не имеет к вышеупомянутой газете абсолютно никакого отношения — и, слава Богу, кстати! Поэтому все, кто хотел получить какую-либо дополнительную информацию по данному вопросу, как любые нормальные люди, звонили именно к нам в редакцию. При чем здесь «Одесский вестник» в самом деле, это что — пуп земли, истина в последней инстанции?! Но даже если и раздалось у вас, господа нервные журналисты, пару телефонных звонков «не по адресу» — просто переадресовали бы их в «Слово» и дело с концом.

Относительно же претензии номер два даже говорить смешно, честное слово! Рассказывают, что давным-давно в некоторых провинциальных театрах Сицилии имелся специальный театральный служащий. Единственной обязанностью которого было дать отмашку белым платком в моменты, когда по ходу пьесы зрителям полагалось смеяться. (Делалось это якобы для того, чтобы не ставить в неловкое положение театралов из числа дремучих, хотя и зажиточных сицилийских крестьян, у которых с чувством юмора было туговато.) Может быть, автору публикации «Воспоминание об анекдоте» следовало бы воспользоваться историческим опытом и нанять человека с аналогичными функциями? В Одессе, кстати, много людей с чувством юмора.

Да и вообще — какое ваше телячье, я извиняюсь, дело, господа из «Одесского вестника», к тому — что именно МЫ (газета «Слово») написали, и как отреагировали на это НАШИ читатели?! Это проблемы исключительно нашего редакционного коллектива и нечего совать в них свой нос, раздувая ненужную истерику и выдумывая нелепые басни о «буре возмущения и негодования одесситов». Ну а если же какие-либо претензии имелись у Одесского горсовета, на который мы ссылались в статье-шутке, то почему его представители не высказали их непосредственно нам, коллективу нашей редакции?

И тем более странными выглядят в данной статье злобные нападки на Одесскую национальную юридическую академию и ее руководство. А так как данная тема занимает добрую половину публикации и, тем более, не имеет к сути вопроса ни малейшего отношения, создается впечатление, что главной задачей автора статьи было опорочить этот известный и популярный в Украине и Одессе вуз. А первоапрельский розыгрыш «Слова» стал только поводом для этого.

Впрочем, к этой теме мы еще вернемся. А пока давайте вспомним еще несколько «скользких» моментов из публикации «Воспоминание об анекдоте».

«А ты кто такой?!» — закричал Паниковский...

Начнем с более чем прозрачных намеков (опять же, кстати, совершенно не по сути вопроса!) на то, что кто-то кого-то якобы заставляет выписывать газету «Слово». Увы, в данном случае, как говорится, чья бы корова мычала, но только не «Одесского вестника». По Одессе уже давно ходят разговоры о том, как полунищих учителей и других бюджетников в принудительном порядке заставляют выписывать эту совершенно не нужную им газетенку. К сожалению, никто из вышеназванных одесситов пока не решается открыто выступить против подобного произвола - люди боятся потерять работу, и понять их здесь можно. Но рано или поздно их терпение, думаю, обязательно закончится... Что же касается пассажа в указанной выше статье (снова ни к селу, ни к городу!) о том, что студентов ОНЮА якобы заставляют молиться на какую-то икону в церкви возле юракадемии, то это даже не анекдот. А реальная помощь врачам-психиатрам для установления диагноза автору статьи. Я уже не говорю о том, на какую «икону» в одном из кабинетов горсовета, говоря образно, заставляют ежедневно молиться коллектив «Одесского вестника». А иногда и целовать отдельные ее «фрагменты»...

Однако отбросим в сторону иронию — пришла пора поговорить серьезно и о серьезных вещах. В материале, о котором идет речь, присутствует фраза про каких-то «горячих финских парней», с последующим вопросом: «А вы, кстати, откуда родом, уважаемый господин Милошевич?». Намек более чем прозрачен, так как родился я в Латвии, куда был направлен по распределению мой отец — моряк, к слову, одессит во втором поколении. Ну и что из этого, уважаемый автор статьи Илья Иванов? Мы что, начинаем уже делить людей по месту их рождения и по национальности?! Но так можно договориться и до «тупых еврейских парней» и до еще чего похуже... И вот за такие вещи действительно (цитирую фрагмент публикации в «ОВ») «следовало бы отвечать, согласно действующему законодательству Украины»...

Тем не менее, несмотря на все приведенные выше, более чем сомнительные «наезды» и даже откровенные оскорбления, особого зла на этого самого Илью Иванова я не держу. И не только потому, что грех обижаться на психически неполноценных граждан. Но и потому, что данную статью автор явно написал «не от себя лично», а по заказу своих хозяев, представителей, скажем так, городских властей Одессы. О чем более чем красноречиво говорят хотя бы строчки в материале, свидетельствующие о том, что статья-розыгрыш в «Слове» якобы была «сознательно нацелена на заведомую провокацию»...

Городские власти боятся своего народа?

Вам это ничего не напоминает, уважаемые граждане?! Ну, да, это же один к одному история с «Вечерней Одессой» двадцатилетней давности! Увы — похоже, каждая власть, будь то прошлая коммунистическая либо нынешняя, якобы демократическая, видит в своем народе прежде всего врага. От которого каждую минуту она ожидает какого-то подвоха и в каждом его «несанкционированном» поступке усматривает некую « провокацию ». Протестуют люди против застройки прибрежных склонов или очередного повышения цен — «провокация», недовольны граждане Генпланом — «провокация», не хотят одесситы за бесценок отдавать свои дома зарвавшимся инвесторам — «провокация»... Даже в простой первоапрельской шутке, которую большинство одесситов поняли и оценили «с первого взгляда», одесские власти опять-таки усмотрели «провокацию»...

И чего же это вы такие «пужливые», в самом-то деле, дорогие вы наши «хозяева города»? Одесситы ведь народ мирный, дружелюбный, мухи, как говорится, не обидят. (Естественно, до поры до времени, пока им окончательно не сядут на голову.)

А вот уже что действительно является откровенной провокацией, так это попытка горсоветовской газеты бросить тень на Одесскую национальную юридическую академию. Впрочем, для этого у «Одесского вестника», как говорится, руки коротки. Авторитет ОНЮА завоевывался годами упорного труда. И никаким шавкам-борзописцам не удастся его поколебать!

А напоследок мне хотелось бы сказать пару слов Александру Каменному - как редактор газеты «Слово» редактору газеты «Одесский вестник».

В обсуждаемом выше материале вашей газеты есть слова, смысл которых сводится к тому, что меня, редактора «Слова», следовало бы «вышвырнуть с работы без выходного пособия». На это хотелось бы ответить следующее. Рано или поздно я, конечно, уйду с поста редактора «Слова», ведь ничто не вечно под Луной. Но уйду самостоятельно и только тогда, когда сочту нужным. И не вашим борзописцам решать, когда именно это должно произойти.

А вот редакторов газеты «Одесский вестник» действительно вышвыривают со своего рабочего места — сразу же после смены городской власти. И сия скорбная чаша вас, господин Каменный, тоже не минует, причем, очень вероятно, гораздо раньше, чем вам кажется. Так что молитесь — не молитесь на свою «горисполкомовскую икону», а очередная принудительная ротация редактора «Одесского вестника» уже не за горами. И «падать на землю» вам будет тем «больнее» и позорнее, чем наглее и циничнее вы будете себя вести в редакторском кресле...
1532

Комментировать: