Погода в Одессе
Сейчас от +4° до +4°
Утром от +5° до +11°
Море . Влажность 87-89%
Курсы валют
$0.000 • €0.000
$27.20 • €28.90
$27.10 • €28.80
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Отняли квартиру

Среда, 26 июня 2013, 12:53

Валентина Онькова

Вечерняя Одесса, 13.06.2013

Семь лет назад в статье под таким заголовком мы рассказывали, как В. Я. Бакало поплатилась жильем за свою доброту и доверчивость (см. «Вечернюю Одессу» за 17 августа 2006 г.).

История банальна. В 1997 г. к Валентине Яковлевне обратился руководитель одной из общественных организаций, которой она, юрист по профессии, оказывала правовую помощь. Николай Николаевич Чернигов попросил у В. Бакало одолжить ему 7 тысяч долларов на развитие бизнеса. Женщина удивилась — живет на одну пенсию, сбережений не имеет. Присутствующая при разговоре их общая знакомая Галина Григорьевна Мыколаенко предложила Н. Чернигову нужную сумму — под гарантию. Такой гарантией, сказала она, может стать квартира В. Бакало в Лютеранском переулке. Они убедили Валентину Яковлевну, что та ничем не рискует, они люди порядочные, В. Бакало знает их не один день, а через два месяца деньги будут возвращены. «Даю слово офицера», — сказал Н. Чернигов.

Если бы Валентина Яковлевна не была так убита горем после смерти двух родных людей, возможно, она бы усомнилась в надежности предложенной ей сделки. Но недавно пережитое несчастье и потеря близких притупила осторожность, и она согласилась на уговоры своих знакомых, в порядочности которых женщина не сомневалась.

Не откладывая дело в долгий ящик, в феврале 1997 г. Н. Чернигов и Г. Мыколаенко отвезли В. Бакало к нотариусу. Несмотря на нерабочее время, нотариус, чей офис, кстати, находился не по месту жительства участников сделки, их приняла. Все необходимые документы для заключения договора залога были подготовлены Галиной Мыколаенко, Валентине Яковлевне осталось лишь подписать несколько бумаг. В договоре залога значилось, что В. Я. Бакало получила от Г. Мыколаенко 17100 гривен. «Это формальность, деньги беру я», — успокоил ее Н. Чернигов. Вторые экземпляры договора нотариус вручила ему, после чего все поехали на квартиру к Галине Григорьевне, где она передала Н. Чернигову 7 тысяч долларов под расписку. А через два месяца Г. Мыколаенко потребовала у В. Бакало вернуть долг...

Только тогда Валентина Яковлевна поняла, что ее попросту «развели». В июне 1997 года она обратилась в Суворовский суд с иском о признании договора займа и договора залога недействительным. В ноябре того же года Г. Мыколаенко обратилась в суд с встречным заявлением, требуя выселить В. Бакало из квартиры. Причем иск она подала лишь после того, как ее подруга-нотариус оформила для Галины Григорьевны исполнительную надпись и свидетельство о праве собственности на квартиру Валентины Бакало.

Еще в 2006 году, рассказывая читателям о «деле В. Бакало», автор публикации П. Шевцов обратил внимание на многие странности в этом деле.

Сначала Суворовский суд (судья Савицкий) установил, что договор займа между Г. Мыколаенко и В. Бакало притворный, т.е. недействительный. Об этом говорят многие факты. В частности, Н. Чернигов подтвердил, что деньги у Г. Мыколаенко одалживал именно он, несколько раз пытался их вернуть, но Галина Григорьевна отказалась брать деньги. Он даже в суд написал заявление с просьбой помочь ему вернуть долг. Тем не менее, в июне 2002 г. тот же судья удовлетворяет иск Г. Мыколаенко о выселении В. Бакало. При этом заявление Н. Чернигова о том, что деньги одалживал он, суд во внимание уже не берет, зато ссылается на показания ...умершего свидетеля. Решение выносится в отсутствие Валентины Яковлевны (она лежала в больнице) и ее адвоката, занятого в другом судебном заседании. Апелляционный суд оставляет решение суда первой инстанции без изменения....

Валентине Яковлевне пытались помочь общественники, с которыми она работала. Так, председатель «Союза воинов-интернационалистов» В. Дрямов дважды брал в банке необходимую сумму, чтобы передать Г. Мыколаенко, но она отказывалась брать деньги: ей нужна была квартира.

Поздним декабрьским вечером 2003 года исполнительная служба, несмотря на приостановление решения о выселении, выбросила В. Бакало на улицу. При этом присутствовала и Г. Мыколаенко. Вещи В. Бакало Галина Григорьевна вывезла на склад без ведома хозяйки.

Не прошло и двух месяцев, как Г. Мыколаенко «подарила» квартиру в Лютеранском переулке некоей Л. Тихоновой. Свой «подарок» Галина Григорьевна оценила в 18,5 тыс. долларов. Казалось бы, если она отобрала жилье у В. Бакало в счет долга, то должна была отдать ей разницу между ним и вырученной суммой. На эти деньги Валентина Яковлевна, оставшаяся без крыши над головой, могла бы приобрести хоть какое-то жилье. По крайней мере, на комнату в коммуне ей уж точно бы хватило. Однако судьба выброшенной на улицу пожилой женщины Галину Григорьевну не волновала. Хотя, когда В. Бакало в марте 2004 г. обратилась в Приморский суд с иском о взыскании разницы между стоимостью квартиры и долгом, она обещала купить Валентине Яковлевне жилье. С тех пор прошло девять лет, а иск до сих пор лежит в суде без рассмотрения...

...Почти пять лет В. Я. Бакало вела переписку с прокуратурой, требуя возбудить уголовное дело по мошенничеству с ее квартирой. Однако прокуратуру Приморского района заинтересовал лишь один факт из заявления В. Бакало — описывая свои злоключения, Валентина Яковлевна упомянула, что она не подписывала акт описи своего имущества при выселении. Уголовное дело было возбуждено по факту подделки ее подписи.

А вот нарушений закона в истории с квартирой работники правоохранительных органов (делом В. Бакало занимался не один следователь) не увидели, хотя уверяли: «Дело не сложное...». Справедливости ради нужно отметить, что следователь СО ОГУ ГУМВД г. Одессы Н. Гринченко направила в городскую прокуратуру постановление о возбуждении уголовного дела против Г. Мыколаенко и Н. Чернигова, однако буквально на следующий день заместитель городского прокурора С. Костенко отменил это постановление. Неужели в течение суток изучил материалы трехтомного дела?

Расследование по уголовному делу, возбужденному по факту подделки подписи в акте описи имущества В. Бакало, длилось более шести лет. Несколько раз закрывалось, столько же, по жалобе В. Бакало, открывалось снова. Материалы уголовного дела переправлялись из одной инстанции в другую: Шевченковское РОВД, Порто-Франковское, городское управление милиции, Приморская прокуратура, Хаджибеевское отделение милиции, прокуратура Суворовского района... Периодически Валентина Яковлевна получала ответ, что «состояние расследования на контроле управления внутренних дел Одесской области...проводятся следственные действия, идет всестороннее, объективное исследование всех обстоятельств дела...». Однако, несмотря на контроль и «всестороннее объективное», следователи так и не выполнили требование областной прокуратуры провести очную ставку между действующими лицами этой истории. Что это — халатность? Нежелание работать? Или за этим кроется что-то другое?

В одном из ответов из очередной инстанции очередной милицейский чиновник сослался на «наличие действующего решения суда о законности отчуждения квартиры и принудительного выселения В. Бакало». Но ведь В. Бакало как раз и просила разобраться в законности, а точнее, в беззаконии, из-за которого она лишилась жилья.

Процитирую ответ Приморской прокуратуры от 26 мая 2010 г. на жалобу Валентина Яковлевны:

«Досудебное следствие по делу неоднократно закрывалось и приостанавливалось, но каждый раз незаконные постановления отменялись прокуратурами города и области... Прокуратурой г. Одессы установлено, что досудебное следствие надлежащим образом не проводилось, указания, данные прокуратурой области от 22.04.09 г. (о проведении очной ставки — Ред.), не выполнены. За это в отношении следователя СО ОМУ УМВД в Одесской области Г. Жулаева открыто дисциплинарное производство...».

В июне прошлого года В. Бакало получила ответ из следственного управления областной милиции: «Уголовное дело расследуется в СО Шевченковского ОМ Приморского РОВД. Следственным управлением выявлено, что дело проводится на ненадлежащем уровне...». А спустя десять дней дело было прекращено. Как объяснили в прокуратуре Приморского района, «в связи с отсутствием состава преступления. Оснований для возбуждения уголовного дела против Мыколаенко и Чернигова нет». По сути, следствию понадобилось пять лет, чтобы установить, что документы исполнительной службы для проведения почерковедческой экспертизы были уничтожены по окончанию срока хранения. Пять лет уголовное дело, судя по ответам милицейских чинов, проводилось ни шатко ни валко, а затем, в течение нескольких дней, во всем разобрались ...

...Пока длилось следствие, Л. Тихонова, которой Г. Мыколаенко «подарила» квартиру В. Бакало, умерла. Случилось это в феврале 2010 года. Объявился наследник — двоюродный брат. Любопытно, что оформлением наследства для одессита занималась его родственница — жительница Москвы. В. Бакало, в паспорте которой до сих пор стоит штамп с пропиской в квартире, из которой ее выселили в декабре 2003 г., снова обратилась с заявлением в Приморскую прокуратуру — проверьте законность передачи жилья объявившемуся наследнику. Отказной материал ей показали только после вмешательства общественности. В деле был документ, из которого свидетельствовало, что покойница поселилась в Лютеранском переулке в октябре 1997 года, то есть за пять лет до получения «подарка». Похоже, сотрудник милиции, который занимался проверкой заявления В. Бакало, даже не ознакомился с документами.

В. Я. Бакало продолжает борьбу за свое жилье. Новый уголовно-процессуальный кодекс позволяет оспорить все ранее принятые постановления. Удастся ли ей доказать, что квартиру у нее отобрали самым бессовестным образом?
4668

Комментировать: