Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +3
днем +2 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Организатор и душа одесского бастиона

Пятница, 19 августа 2011, 14:21

Виталий Орлов

Час пик, 09.07.2011

На фасаде одного из домов в центре Одессы, недалеко от Греческой площади выступает барельеф с надписью: «Здесь жил вице адмирал Г. В. Жуков, командующий Одесским оборонительным районом во время героической обороны Одессы». Дом этот находится неподалеку от другого места, не отмеченного никакими мемориальными знаками.

Пушкинская, 12. По этому адресу каждое утро в течение полутора лет подъезжала машина, водитель которой ждал своего бессменного пассажира, которым был капитан первого ранга Гавриил Васильевич Жуков.

Он появился в Одессе в конце 1939 года. К его мундиру были прикреплены два редких по тем временам ордена: Красного Знамени (еще за Гражданскую войну) и орден Ленина (за участие в боях на стороне восставшей против фашистов Испании).

Между этими войнами он успел поучаствовать в работе над фильмом «Морской ястреб», который в начале сороковых годов снимался на Одесской киностудии. Жукова можно было часто застать в павильонах киностудии — он был консультантом фильма. Режиссер В. Браун, художник М. Юзеров, оператор Г. Шабанов решали с Гавриилом Васильевичем вопросы, касающиеся оформления декораций и макетов кораблей, организации съемок в открытом море, то, как должны были выглядеть моряки. Большая часть фильма была отснята, когда наступило 22 июня 1941 года.

В то июньское утро фашистская авиация нанесла бомбовые удары по Севастополю, Измаилу и Одессе, получив мощный отпор зенитных батарей и боевых кораблей ЧФ. Так на Черное море пришла война.

Удар был столь значителен, что немецкая дивизия потеряла всю боеспособность…

День 22 июня 1941 года база встретила в полной боевой готовности, а на следующий день к Жукову потянулись молодые актеры с просьбой отправить их на фронт. Но контр-адмирал Жуков (недавно получивший это звание) на правах главного морского начальника Одесского района отдал распоряжение военкомату: артистов не призывать, они должны закончить фильм.

Немецкое верховное командование предполагало захватить все наши приморские города, от Одессы до Туапсе, с суши. Гитлер со своими военачальниками пришел к такому решению, правильно и трезво оценив серьезные возможности советского Черноморского Флота. Сильный флот не позволил фашистам захватить Одессу еще в августе 1941 года комбинированным ударом — с суши и с моря. Хвастливая болтовня Геринга («наши войска входят в тело России, как нож в масло») была опровергнута. Особую роль в этом деле сыграл Черноморский Флот, поддерживавший осажденную Одессу огнем корабельной и береговой артиллерии, и снабжавший всем необходимым Приморскую армию, а позднее Одесский оборонительный район. Несмотря на настойчивые требования Гитлера поскорее «покончить с Одессой» и на все усилия, которые предпринимал для этого его верный слуга Антонеску, немцам не удалось добиться своей цели в намеченные сроки.

Как только гитлеровцы убедились, что им не удастся захватить с суши наши военно-морские базы и порты на Черном море, они начали срочно пополнять морские силы на этом театре. На Черное море было направлено около 400 военных кораблей и торговых судов, в том числе б подлодок, 16 торпедных катеров, 50 десантных судов, 23 тральщика и 26 охотников за подводными лодками.

26 июля Военный Совет Флота получил телеграмму из Наркомата ВМФ, подписанную адмиралом Н. Г. Кузнецовым. Телеграммой предписывалось предупредить командира Одесской базы контр-адмирала Г. В. Жукова, что, независимо от положения на фронте, за Одессу следует драться до последней возможности. Одновременно было приказано готовить береговые батареи к стрельбе по сухопутному противнику, а также к взаимодействию с кораблями и авиацией.

В первые дни обороны в Одессе было два командования: Отдельной Приморской армии во главе с генерал-лейтенантом Г. П. Софроновым, подчиненным Южному фронту, и командование Одесской военно-морской базы во главе с контр-адмиралом Г. В. Жуковым, подчиненным командующему Черноморским Флотом. На него же была возложена ответственность за боевое обеспечение Дунайской военной флотилии. С этой задачей он отлично справился.

Благодаря действенной помощи Одесских моряков, боевые корабли флотилии целый месяц обеспечивали фланг Приморской группы войск нашей армии, мешая переправе врага на левый берег Дуная. С получением 5 августа директивы Ставки Верховного Командования: «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский Флот», 42 летний Жуков вошел в состав руководителей героической обороны города, оставаясь начальником базы и военным комендантом города.

По приказу Г. В. Жукова 5 августа был сформирован 1 й полк морской пехоты в составе 1300 бойцов, заканчивалось формирование 2 го полка. В начале августа враг, превосходя шестикратно защитников, имея перевес в артиллерии, танках и самолетах, начал массированное наступление на Одессу.

В этот предельно напряженный период командир Г. В. Жуков проявил традиционную для него жесткость. По его приказу к району Григорьевки немедленно подошли находившиеся в Одесском заливе крейсер «Красный Кавказ», эсминцы «Незаможник», «Шаумян», «Фрунзе», «Дзержинский» и канлодка «Красный Аджаристан» и открыли совместно с 412 й береговой батареей сокрушительный огонь по скоплениям врага. «Психическая» атака была отбита, а нанесенный удар столь значителен, что 72 я немецкая дивизия в боях под Одессой больше не участвовала.

В ДНИ ГЕРОИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ ОДЕССЫ

А еще был такой приказ: «1. С 19.00 8 августа город Одесса с окрестностями объявляется на осадном положении. 2. Въезд гражданам в город без специальных пропусков, выдаваемых председателями райисполкомов, запрещается… 5. За нарушение приказа виновные будут привлечены к строжайшей ответственности». Под приказом стояла подпись контр-адмирала Жукова.

19 августа Ставкой был создан Одесский Оборонительный Район (ООР), командующим войсками которого был назначен контр-адмирал Г. В. Жуков. Приморская армия, которая была полностью отрезана от основных сил Южного фронта, практически была лишена связи с Южным фронтом. Таким образом, высшим и единым органом командования на Одесском плацдарме стал Военный Совет ООР. В результате двухнедельных жестоких боев враг потерял под Одессой более 50 процентов живой силы и техники, рвавшихся в город. План молниеносного захвата Одессы полностью провалился, как потерпела крах вся стратегическая задача — мгновенный захват СССР.

Надо признать, что, пока Ставка не решила образовать ООР, в действиях флотского и армейского командований не хватало согласованности. Но в начале августа наступавший враг отрезал части Приморской армии и Одесской базы от основных сил Южного фронта. Вот тогда и потребовалось срочно решить, кому поручить оборону Одессы.

— Кто персонально возглавит оборону? — спросил наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова Верховный Главнокомандующий.

Николай Герасимович предложил на эту должность командира военно-морской базы контр-адмирала Жукова. Однако срочного решения не последовало. Взамен в Одессу была послана телеграмма, продиктованная лично Сталиным: «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский Флот».

Некоторое время спустя, учитывая большое количество неясностей в требованиях к Черноморскому Флоту и неопределенность функций его командующего, Кузнецов еще раз предложил поставить во главе обороны Одессы моряка, командира военно-морской базы, подчиненного командующему флотом.

На этот раз к такому настойчивому совету прислушались. 19 августа была подписана Директива Ставки о создании Одесского Оборонительного Района с подчинением его Военному Совету Черноморского Флота. Командующим был назначен Г. В. Жуков, членами Военного Совета — И. И. Азаров, Ф. Н. Воронин и А. Г. Колыбанов.

А в первых числах августа командование Одесской базы занималось необычным для него делом — из моряков спешно формировались два сухопутных полка. Полками они были скорее по названию, а по численности ближе к батальонам: в одном набралось 1300 бойцов, в другом — около 700. Больше на первых порах взять было неоткуда. Сюда зачислили и школу младших командиров, и различные береговые команды, и всех, без кого можно было обойтись на кораблях, батареях, постах связи.

А, тем временем, напряженная обстановка на переднем крае вызвала необходимость форсировать строительство баррикад и оборонительного рубежа, прилегающего к окраине города.

20 августа Жуков подписал такой приказ: «1. Закончить все работы по баррикадированию улиц города Одессы: а) внешнего обвода оборонительного рубежа, прилегающего к окраине города, — 23.08—41 г.; б) внутренней части города — 25.08—41 г. 2. Баррикады, построенные из гранитного камня, одеть мешками с песком. 3. Все баррикады, построенные с активной задачей, приспособить для ведения огня из них и из прилегающих к ним зданий. 4. Ширококолейную трамвайную магистраль проверить и сделать ее готовой для действия бронепоезда. 5. Для выполнения всех работ в указанный срок через представителей районной власти и партийных органов мобилизовать все население и местный транспорт».

Сейчас, глядя на 70 лет назад, можно увидеть, что военный распорядок дня начальника Оборонительного Района Жукова означал многое. Он должен был успевать реагировать на изменения ситуации в секторах обороны, следить за эвакуацией раненых и мирного населения. В условиях изоляции с суши и, учитывая то, что курортный город, город-порт не обладал предприятиями оборонного комплекса, Гавриил Васильевич еще и заботился о том, чтобы максимально обеспечить снабжение войск своими силами.

7 сентября в Одессу прибыл командующий Черноморским Флотом вице-адмирал Ф. С. Октябрьский. Состоялось заседание Военного Совета ООР совместно с представителями местных партийных и советских органов. Ф. Октябрьский информировал Военный Совет о положении дел на юге и сообщил о том, что народный комиссар Военно-Морского Флота приказал разработать операцию по высадке тактического десанта в район Дофиновки для нанесения удара в тыл противника, чтобы обеспечить наступление частей Одесского оборонительного района в северном направлении между Аджалыкским и Куяльницким лиманами. Командующий сообщил также, что Военный Совет Черноморского Флота будет просить наркома и Ставку об отправке в Одессу новой стрелковой дивизии.

5 сентября 1941 года, подводя итог первого месяца обороны, Гавриил Васильевич написал в газете «Красная Звезда» статью «Оборона Одессы», где он отметил вклад героических защитников Одессы в срыв стратегических планов гитлеровского командования и в провал плана «молниеносной» войны. «Планы противника, — говорилось в статье, — предусматривали захват Одессы в 2 3 дня. Румынами даже был отдан приказ о назначении какого-то корпусного генерала комендантом города. Все пленные, захваченные в боях, сдавшиеся и добровольно перешедшие к нам, в один голос сообщают, что им обещали отдых от войны в Одессе не позднее 10 августа. Когда этот срок прошел, то немецко-румынское командование посулило своим солдатам отдых в Одессе на 20 августа. Потом этот срок перешел на 25 августа, а затем на 1 сентября. Все эти сроки миновали, а до вступления в город и окончания войны румыны так же далеки, как и месяц назад».

Одесса продолжала воевать, и не собиралась сдаваться. Особенно это стало очевидным после удачно проведенного Григорьевского десанта 21 22 сентября, венцом которого стали залпы «Катюш», направленных в качестве подарка защитникам самим И. В. Сталиным.

ЗА ТРИ НЕДЕЛИ ДО ЭВАКУАЦИИ НИКТО И НЕ ПОМЫШЛЯЛ О ТОМ, ЧТО ОДЕССУ НУЖНО БУДЕТ ОСТАВИТЬ

Григорьевский десант и столь неожиданный для неприятеля удар реактивных установок несколько упрочили положение наших войск, что позволило Военному Совету разработать детальный план подготовки ООР к зиме. За три недели до эвакуации никто и не помышлял о том, что Одессу нужно будет оставить.

Содержание плана было изложено в приказе командующего войсками OOP контр-адмирала Г. В. Жукова от 25 сентября:

«Для полного и своевременного зимнего инженерного обеспечения войск приказываю: по полевым позициям — командирам частей и подразделений сейчас же приступить к оборудованию окопов с водоотводными каналами, колодцами и дренажем. Для защиты окопов от снегопадов подготовить щиты-маты (из камыша, стеблей кукурузы, хвороста и соломы), которыми перекрыть окопы. Щели-убежища в окопах перекрыть и утеплить. Немедленно приступить к возведению «лисьих нор» и подбрустверных блиндажей, согласно приложенным указаниям; по дорожной службе — командирам соединений и частей в полосе боевых порядков подготовить дорожную сеть, прочистить водоотводные каналы; отремонтировать мосты и трубы, подготовить объезды и т. д. На время осенних дождей и распутицы организовать дорожные отряды для эксплуатации, ремонта и содержания дорог; по расквартированию — расквартирование войсковых частей и тыловых учреждений производить только в землянках-убежищах. К строительству землянок-убежищ приступить немедленно и окончить не позднее 15 октября; по водоснабжению — немедленно приступить к оборудованию водоисточников из расчета по одному на батальон, полк, в зависимости от дебета источника. В нишах окопов оборудовать баки для воды, обезопасив их от замерзания».

Читая скупые строки канцелярского содержания, мы видим, что они полны жизни, заботы о нуждах города и, вопреки условиям военного времени, содержат вполне мирный смысл.

Но, как мы знаем из истории, Одессу пришлось оставить. В самом конце сентября город уже был в глубоком тылу, и только серьезная угроза, нависшая над Крымом, побудила Ставку Верховного Главнокомандования принять решение о концентрации сил именно на Крымском участке. 30 сентября последовало решение об эвакуации ООР. В директиве Ставки говорилось: «Храбро и честно выполнившим свою задачу бойцам и командирам Одесского Оборонительного Района в кратчайший срок эвакуироваться из Одесского района на Крымский полуостров».

В ночь на 1 октября Военный Совет OOP приступил к обсуждению первоочередных мероприятий по организации эвакуации войск из осажденного города. Начинался третий, завершающий этап обороны, который потребовал от защитников Одессы не меньших героических усилий, мужества, организованности и воинского мастерства.

Ночью была получена телеграмма от наркома Военно-Морского Флота адмирала Н. Г. Кузнецова и начальника Главного Политуправления Флота армейского комиссара 2 го ранга И. В. Рогова, которые требовали обратить первоочередное внимание на обеспечение строжайшей секретности эвакуации, рекомендуя нанести врагу сильный удар, чтобы в момент отхода он занимался приведением в порядок своих сил.

На заседании Военного Совета было решено провести эвакуацию Одесского оборонительного района в три этапа с 1 по 20 октября, но серьезная угроза, нависшая над Крымом, заставили провести эвакуацию войск, мирного населения, техники, ценностей раньше. Во второй половине дня 15 октября Г. В. Жуков и члены Военного Совета подписали последний боевой приказ по войскам ООР. В приказе говорилось: «1. Отвод войск OOP начать в 19.00 15.10.41 г., закончить амбаркацию в ночь с 15.10. на 16.10., согласно утвержденному мною 13.10. плану. 2. Выполнение операции по отводу сухопутных войск и амбаркацию их возлагаю на командующего Приморской армией генерал-майора Петрова. 3. Командира Одесской военно-морской базы контр-адмирала Кулишова подчиняю командующему Приморской армией. 4. Потребовать от командиров и комиссаров соединений и частей под их персональную ответственность, чтобы оставляемые за невозможностью эвакуации имущество, материальная часть и запасы были уничтожены. Личное оружие и оружие коллективного пользования взять с собой.

Объекты государственного и оперативного значения разрушить согласно утвержденному мною плану. 5. Мой КП с 12.00 15.10.41 г. — крейсер «Червона Украина». 6. Генералу Петрову о ходе отвода и амбаркации доносить мне через каждые 2 часа, начиная с 20.00 15.10.41 г.».

Операция началась ночью с 15 на 16 октября эвакуация войск ООР, став последней операцией Г. В. Жукова на одесской земле. Когда пришел приказ Ставки оставить Одессу, ее защитники не верили, что такое может произойти. Не поверил и контр-адмирал Жуков. Уходить не хотел никто. Затем был получен второй приказ, подтверждающий первый. Матросов, красноармейцев и их командиров буквально силой заставили грузиться в направлении Крыма. Здоровые ребята, моряки, плакали, им «хотелось лечь, обнять бы телом родные камни мостовой» (как пел в своей песне Утесов). Но уходить пришлось.

Самое ценное из материальной части было эвакуировано. Позади нашей первой линии обороны были устроены минные поля, а 15 октября вечером был получен приказ заминировать на передовой все проходы, что и было сделано. Ночью всем боевым порядком было приказано сняться и следовать в одесский порт. На передовой оставались только несколько человек для ведения пулеметного огня. Спустя некоторое время эти люди также прибыли в порт на автомашине. В течение дня были уничтожены лошади, которые были при частях, а подвижной состав, боеприпасы и продовольствие, которые не успели вывезти, утопили в море. Немцам не оставили ничего; ни один краснофлотец и ни один красноармеец не остался в Одессе, дабы не попасть в плен. Город покинули все до единого. Часа в три или в четыре ночи корабли отплыли из Одессы. Была абсолютная тишина: немцы и не думали, что Красная Армия оставляет Одессу.

В 5 часов 10 минут 16 октября из Одесской гавани вышел последний транспорт.

Командующий ООР Г. В. Жуков проявил себя при проведении этой чрезвычайно трудной операции военачальником высшего класса. Операция получилась отлично продуманной, грандиозной по масштабам и молниеносно выполненной. В результате передислокации войск ООР, более 35 тысяч человек, полностью сохранивших боеспособность и накопивших богатый боевой опыт, переправились на Крымский полуостров для обороны Севастополя. Классически проведенная операция под самым носом превосходящего по численности врага, осталась непревзойденной до конца Второй мировой войны.

17 октября 1941 года все войска ООР без потерь прибыли в Севастополь. Г. В. Жукова назначили заместителем командующего Черноморским Флотом, командиром Севастопольского Оборонительного Района. И здесь он проявил себя блестящим мастером оборонительных операций.

Не расстался со своей базой Г. В. Жуков и при обороне Кавказа. В апреле 1942 года контр-адмирал был назначен командиром созданной на основе одесских войск Туапсинской базы (ТВМБ). Такой шаг Верховного командования был продиктован острой необходимостью укрепить опытными военачальниками войска, оборонявшие Кавказ.

В связи с угрозой прорыва фашистских войск к Туапсе решением Ставки был создан Туапсинский Оборонительный Район (ТОР), командующим которого стал адмирал Жуков. Снова ему довелось сражаться с превосходящими силами врага. Под его командованием была окончательно ликвидирована угроза захвата Туапсе.

В конце марта 1943 года Жукова перебрасывают на Балтику на должность командира военно-морской базы КБФ, которая была создана на острове Лавенсаари, расположенном к северо-востоку от Нарвского залива. Она стала основным форпостом против ВМС фашистской Германии, активно действовавших на Балтийском море.

В конце декабря 1944 года Г. В. Жуков отбывает в распоряжение Ставки. Ему присваивается звание вице-адмирала, он награждается орденом Нахимова 1 й степени и получает назначение на ЧФ командующим Северо-Западным Морским Оборонительным Районом ЧФ со штабом в освобожденной от фашистских захватчиков Одессе — командование ЧФ удовлетворило просьбу адмирала отправить его снова в Одессу.

В начале января 1945 года он прибыл в город. Население Одессы с огромной радостью и ликованием встречало Жукова, возвращавшегося на свой прежний пост — командира базы. «Наш Жуков приехал», — говорили люди, встречавшие его на вокзале. По всему чувствовалась неугасающая любовь одесситов к нему — главному организатору обороны города в 1941 году.

После войны Гавриил Васильевич служил командующим Южным Морским Районом Тихоокеанского Флота, командовал Черноморским военно-морским училищем (1948 51 годы).

За умелое командование вверенными ему военно-морскими силами вице-адмирал Жуков был награжден тремя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени и, в числе 82 морских военачальников — орденом Нахимова 1 й степени.

В 1956 году тяжелая болезнь свалила боевого адмирала. Последние несколько лет он жил в Одессе. Скончался руководитель одесской обороны в 1957 году в Москве, куда был направлен на лечение.

Похоронен Гавриил Васильевич Жуков на 2 м городское кладбище Одессы, рядом с аллеей солдат и офицеров, погибших при освобождении Одессы.

Но земная история Адмирала на этом не закончилась. В 1977 году в состав ВМФ СССР был зачислен морской тральщик «Вице-адмирал Жуков», который в 1982 году, подобно человеку, имя которого он носит, был переправлен на Черноморский Флот.

В Одессе свято чтят память о вице-адмирале Гаврииле Васильевиче Жукове. Его именем назван переулок, а возле мемориальной доски на доме, где жил Гавриил Васильевич, всегда можно увидеть цветы. Знаменательно, что день рождения Гавриила Васильевича предшествует дате, знаменующей освобождение города, который он защищал.
3108

Комментировать: