Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... -4
вечером -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Оползни, подтопление, катакомбы и дома на склонах…

Вторник, 30 июня 2015, 08:26

Елизавета Радишевская

Слово, 25.06.2015

В этом году Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова отметил 150-летний юбилей. Геолого-географический факультет университета, конечно, моложе — он был создан уже в XX веке: в 1934-м году. Но, если говорить об исследованиях в данной области, о подготовке специалистов, то она начиналась с момента основания Новороссийского университета. Буквально в первые годы была создана метеостанция. Профессор Новороссийского университета Иван Федорович Синцов -один из основателей геолого-географического направления, уже в конце XIX века создал гидро-геологическую карту колодцев региона, разрабатывал модели формирования оползней. На сегодняшний день основные научные интересы факультета — это ресурсы… в самом широком смысле слова: и минеральные ресурсы, и полезные ископаемые, и подземные воды, и экологические ресурсы нашего региона. Второе, немаловажное направление — прогноз, изучение, мониторинг опасных геологических процессов.

Вот именно об этом направлении — об опасности, которая грозит Одессе — подробно рассказал нашей газете заведующий кафедрой инженерной геологии и гидрогеологии факультета Евгений Черкез.

— Мы — одесситы прекрасно знаем спектр процессов, которые угрожают нашему городу и с которыми постоянно приходится сталкиваться. Вообще наш город, по образному выражению академика Соболевского — это букет инженерно-геологических проблем. Но тут важно отметить, что есть процессы естественные, которые происходили и раньше, еще до основания города. А есть процессы, которых не было, которые возникли вследствие антропогенного фактора, в результате деятельности человека. К естественным процессам относятся оползни. Реликты оползней, которые происходили 3-4 тысячи лет назад, мы обнаруживаем до сих пор на подводном склоне, на расстоянии до 5 километров от берега. То есть, это то, что происходило всегда. И совсем другое дело — подтопление. Или катакомбы -искусственные подземные пустоты, которые возникли из-за того, что изначально для строительства города из его недр изымали минеральное сырье — камень.

— Если человеческая деятельность с самого начала негативно влияла на геологические процессы, то как изменилась ситуация за 200 с лишним лет существования нашего города?

— Если интегрально обрисовать, что же произошло за 200 лет, то можно сказать, что геологическая среда «ослабела». Произошли существенные изменения, которые снизили прочность этой среды. И потому те же сейсмические процессы, которые были, например, в XVII-XVIII столетиях на территории города, и сейчас — дают разный эффект. Сейчас, в связи с изменениями геологической среды, пришлось даже разрабатывать другие нормативные документы по сейсмичности. Если когда-то в Одессе предельный балл был 6, то сейчас исходят из сейсмичности 7 баллов. И говорят о том, что возможно даже так называемое приращение сейсмичности из-за накопившихся подземных вод и других негативных факторов. Первый проект, в котором уже учитывались новые сейсмические условия — это эстакада по территории порта. Она проектировалась и строилась уже под сейсмичность 7 баллов. Также и реконструкция Оперного театра уже велась с учетом сейсмичности 7 баллов. А недавно были официально приняты нормативные документы, в которых обязательным условием значится строительство любого сооружения в Одессе с учетом сейсмичности 7 баллов.

— Вы коснулись негативных факторов, которые влияют, в том числе, и на сейсмическую ситуацию. Можно об этом подробнее?

— В результате деятельности человека за несколько столетий возник процесс подтопления. Мы сами сформировали целый водоносный горизонт мощностью несколько десятков метров. Как водонасыщенная среда реагирует на сейсмические события, на динамическое воздействие? Она усиливает сотрясаемость. За счет этого и идет приращение сейсмичности.

Наша больная тема — оползни. В 60-е годы прошлого столетия был выполнен первый проект противооползневых сооружений Ланжерон — Аркадия. Потом была построена вторая очередь — Аркадия — Большой Фонтан. Ну, а третья очередь, которая должна была укрепить берег до Черноморки, к сожалению, так и осталась только проектом. Сейчас к нему опять вернулись. Он проходит корректировку, так как изменились и геологические, и юридические условия. Ну и, конечно же, на внедрение этого проекта нужны инвестиции.

Но основная проблема в том, что, когда проектировались все эти противооползневые сооружения, они ни в коей мере не были рассчитаны на то, что территория, которую укрепляют: склон, прибровочная часть плато, будет застраиваться! А сейчас это реальность… В конце 60-х годов было принято постановление Кабмина Украины, которое, кстати, никто не отменял, что ближе, чем 50 метров к бровке склона строить нельзя. Это постановление возникло не на пустом месте. Оно имело инженерно-геологическое обоснование. Но сейчас об этом забыли. Почему 50 метров? Потому что каждый оползневый цикл захватывает 25 метров. В 1953 году произошел один из крупнейших оползней на Одесском побережье, который получил даже свое название — Лермонтовский. Его протяженность вдоль берега была от Лаижерона до Кирпичного переулка — 2 километра. Хотя среднестатистический формат оползней -300-400-500 метров.

И вот сейчас мы видим ситуацию: идет застройка. В нижней части склона создается искусственная территория. Например, как в районе спуска с Французского бульвара. Да, действительно, это дает положительный эффект. Но при этом забывается, что у оползней фронтальный характер. То есть, эта защита, которую якобы создали, имеет протяженность всего 50-100 метров. А протяженность фронтального оползня намного больше.

Не учитывается и многое другое. За много лет происходит деформация склонов, идет медленная деформация глин. Под плато, где оползней раньше не было, грунт выдавливается, как паста из тюбика. Раньше мы о таком процессе не знали. Сейчас знаем — по результатам исследований, по данным глубинных наблюдений на определенных объектах. Скорость этого процесса под плато небольшая — 2-5 миллиметров в год. Ближе к склону — 5-10 миллиметров. Возникает процесс растяжения массива породы. В общем, сейчас защита склонов требует совершенно новых концепций и подходов, с учетом всех современных реалий, в том числе и застройки.

— Евгений Анатольевич, вас, как ученых, привлекают для экспертизы проектов перед застройкой или сейчас мнение специалистов не учитывается?

— Безусловно, мы участвуем в различных заседаниях, комиссиях по застройке. Управление инженерной защиты недавно создало научно-технический совет. Но иногда мы сталкивается с тем, что наши заключения и выводы просто не замечают.

— Сколько же в таком случае простоят дома, при строительстве которых мнение специалистов «не заметили»?

— Есть такое понятие, как коэффициент устойчивости, есть его нормативная величина. Если он не дотягивает до требуемой величины, то вообще объекты строить нельзя. Но мы говорим о другом. О процессе, который может произойти. О риске, о негативных последствиях, которые могут возникнуть не сейчас, а через время. Есть процессы, характеристики которых мы только недавно получили. В последние десятилетия появились данные, что идет процесс реалогически медленного деформирования. Признаки этого процесса мы можем сейчас увидеть и внешне, не только по данным глубинного наблюдения. Например, на некоторых участках побережья идет подъем траверсов. Это такие первые звоночки формирования возможного оползня. И еще целый ряд других признаков. В тех зданиях, которые были построены вблизи склонов лет 10-15 назад, уже в подземных паркингах обнаруживаются тоненькие вдольбереговые трещинки. Это указывает на то, что процесс потенциальной подготовки будущего оползня существует. Другой вопрос — когда он произойдет? Раньше, пока это был естественный, природный процесс, мы примерно знали, каким был оползневый цикл — порядка 50 лет. Сейчас ситуацию сложно спрогнозировать. Но в любом случае, из зоны риска лучше уходить.

— А как вы оцениваете состояние катакомб на сегодняшний день? И опять же — вопрос застройки, которая ведется и над катакомбами…

— Горно-геологическое состояние подземных выработок очень разное. Есть катакомбы, которым более 150 лет, есть те, что намного моложе. Но их состояние даже на одном и том же участке определяется зачастую не возрастом, а геологическими условиями. Взять, например. ближайший участок, в районе проспекта Шевченко. Это очень давние выработки. Там даже на стенах сохранились старые надписи, сколько хлеба, сала положено рабочим, сохранились и остатки инструментов: пилы, фрагменты тачек. Так вот эти выработки в хорошем состоянии, а где-то буквально на небольшом расстоянии — рушатся. Это зависит от так называемой степени трещиноватости известняка. У тех, кто разрабатывал выработки, было геологическое чутье. Как правило, камень добывали там, где трещин было мало, где известняк хорошего качества. Но конечно, фактор геологического времени срабатывает. И состояние всех выработок меняется.

Что касается застройки — перед началом любого строительства нужно устранить негативный фактор самого наличия выработок. Нужно применять мероприятия, которые обеспечат безопасность будущего строительства. Чаще всего в последнее десятилетие применяют метод тампонирования, нагнетания песчано-водяной пульпы. Но в этом методе тоже есть свои минусы. Тампонируя какой-то конкретный участок, мы блокируем проход на другие участки катакомб, куда тоже нужно иметь доступ. Ведь на сегодняшний день полной карты выработок не существует.

В общем, Одесса — это действительно очень непростой с инженерно-геологической точки зрения город. Здесь масса проблем, и все эти проблемы нужно решать, если мы хотим этот город сохранить.
7987

Комментировать: