Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
утром -5 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Оползень

Воскресенье, 25 марта 2007, 20:18

Время Ч, 16.03.2007

Александр КУРМАН

Фонтанка... Обрывистые берега, над которыми нависают огороды, сараи, сады... Дома, покрытые паутиной трещин... Огромное количество линий закола, по которым пройдут будущие оползни и по которым люди ориентируются, где ставить новый забор... Сами люди, которые, ложась спать, наутро рискуют проснуться под обрывом либо вообще не проснуться... Картина, согласитесь, печальная, и как-то совершенно по-иному начинаешь воспринимать жизнь у самого моря.

ЧЕЛОВЕК ИЗ «БУМЕРА»

3 марта в Фонтанке работала депутатская комиссия. Полдня по селу колесила кавалькада автомобилей: «слуги народа» заходили в дома, смотрели вниз, туда, куда уже сползло добрых 20 метров фонтанского берега, цокали языками, кивали головами, то есть всячески демонстрировали свое сочувствие жителям улиц оползневой зоны. Некоторые из них активно работали на камеру, в автоколонне было несколько журналистских авто, владельцы которых пытались прибавить пару баллов к своему скудному рейтингу. В общем, все были заняты делом. Вместе со всеми перемещался по Фонтанке зеленый «бумер», владелец которого также ходил по дворам, подходил к краю обрыва, замерял ширину трещин, но глаза этого человека выражали полное равнодушие к происходящему. Оживлялся мужик лишь тогда, когда депутаты интересовались у жителей, готовы ли те отселиться из опасной зоны. Тут же рядом возникал этот седовласый товарищ и каждому хозяину задавал одни и те же вопросы: «А за сколько вы готовы переехать?», «Во сколько вы оцениваете свой дом?». Этот человек, дорогие читатели, не брокер, не оценщик домов, а «главный защитник» интересов фонтанской громады Александр Витальевич Стародубов. Не знаем, возможно защитник общественных интересов должен знать, во сколько люди оценивают свое имущество, хотя, на наш взгляд, это сугубо личное дело каждого гражданина. Но похоже, Александр Витальевич имеет особый набор инструментария и методик защиты населения от оползневых процессов. Между тем товарищ Стародубов интересен нам не только своими риэлторскими вопросами... Но к этому мы вернемся несколько позже. А начнем, как в сказке, с самого начала.

ПИСЬМО ИВАНА АФАНАСЬЕВИЧА

Здравствуйте дорогая редакция! Вашу газету мне показал знакомый и сказал, что вы всегда боретеся за правду. Мы сейчас тижело живем. Нам старикам пенсии не хватает и приходится кормиться с приусадебного хозяйства. Но я не жалуюсь. Грех жаловаться на судьбу. Меня другое мучает. Я уже много лет не могу смириться, шо в нашем совхозе «50 лет Великого Октября» распаевание земли произошло с огромными нарушениями. Одним досталося по 50 гектар, а другим ничего. Наша землячка Мария Ивановна, проработав в совхозе всю жизнь вообще осталася без земли. Я с моей женой проработали в совхозе, можно сказать, всю жизнь, а получили всего 9 гектар на двоих. А другие, которые были у власти заграбастали себе лучшую землю и в несколько раз больше, чем остальные. Где ж справедливость? Мне ихняя земля не нужна. Но где же правда? Прошу вас написать о наших бедах и проблемах, а также помочь разобраться в том, почему некоторым товарищам досталося так много земли. Вон Стародубов продает землю и рассказывает всем, что он миллионер и у него земли сколько хочешь. Может еще возможно пересмотреть распаевание и отобрать у воров не положенную им землю и разделить её между людьми. Надеемся только на вас.

С уважением, Иван Афанасьевич Продан, пенсионер, житель села Фонтанка.

(ФИО автора письма изменены, орфография и стиль сохранены. — Прим. ред.)

Вот с этого письма все и началось, дорогие читатели. Нам стало очень интересно, как это в наши смутные времена, когда продажа земли запрещена, в Фонтанке торгуют паевой землей. Хотя началось не с этого. Началось с того, что ваш покорный слуга 3 марта посетил Фонтанку и наблюдал за работой депутатской комиссии. Опуская детали, сообщу, что в разговоре с жителями выяснилось, что в Фонтанке нет свободной земли для строительства домов жителям «оползневых улиц», так её давно распределили и распродали, а некоторые товарищи пытаются продавать и сегодня. «Вон же наш миллионер-землевладелец ходит со всеми по дворам», — указала мне на Александра Стародубова пожилая женщина с улицы Шевченко. Но мало ли что говорят люди, когда не сегодня-завтра их дома может уничтожить оползень... Однако когда через две недели в редакцию пришло письмо от Ивана Афанасьевича, мы поняли, что ситуация требует более внимательного подхода.

ДЕРИБАН СОВХОЗА «50 ЛЕТ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ»

Зачем советская власть наряду с колхозами основала институт совхозов, нам не известно. Конечно, можно порассуждать на эту тему и найти обоснование, но зачем? Главное отличие в том, что в колхозах почти вся земля и все движимое и недвижимое имущество юридически принадлежали крестьянам, а в совхозах — государству. Однако когда началось распаевание земель и дележ имущества, дерибанили и совхозы, и колхозы по одной схеме. Кто у власти — тот и получил большую и вкусную часть народного добра. Правда, в совхозах сделать это было легче. Так вот, по условиям распаевания каждый работник совхоза «50 лет Великого Октября» должен был получить около 4,5 гектара земли. Наш старый знакомый Иван Афанасьевич, судя по всему, получил предназначавшийся ему пай. Вместе с тем, руководители совхоза сумели оттяпать землишки поболее. Однако не просто так, а как говорится, с вывертом. Сначала поселковому СОВЕту было передано 500 гектаров совхозной земли на социальные нужды. Эта земля предназначалась учителям и другим бюджетникам, которые в совхозе не работали, но фактически его обслуживали. Также часть земли предполагалось отвести под объекты соцкультбыта. Вот именно с этой «социальной» земли и получили свои наделы люди при должностях. Скажем, главный ветеринарный врач совхоза Владимир Федорович Ковальский сумел под фермерские нужды получить около 20 гектаров. «А при чем тут Ковальський?» — спросят читатели. А при том, что это очень важный момент для описания личности товарища Стародубова. Дочь Владимира Ковальского Виталина после смерти отца унаследовала землю, а вместе с ней наследником стал и наш герой — муж Виталины Ковальской Александр Стародубов. Вот свезло, так свезло Александру Витальевичу—удачно женился человек. А это, согласитесь, искусство. Еще раз подчеркиваем, это важный момент, — не нажил Стародубов за счет своих коммерческих способностей мало-мальски приличных денег. В «приймах» все ему досталось, как говорят в наших деревнях. И унаследованная земля цела-целехонька. Так что не продавал товарищ Стародубов землю паевую, как писал нам Иван Афанасьевич, закона такого нет. А если и продавал, то какую-то другую землю. Взялись же у него откуда-то «бумер» и «мазда». Числится, правда, товарищ Стародубов частным предпринимателем, занимается фермерством, платит единый налог. Хотя, как сообщил нам конфиденциально чиновник Коминтерновской райадминистрации, Александра Витальевича неоднократно предупреждали о нецелевом использовании земли. В переводе на русский язык это означает, что земля не обрабатывалась. Вместе с тем в газете «Урядовый курьер» от 11 октября 2006 года журналистка Людмила Бойко в статье «Земля. И люди возле неё...» пишет, что товарищ Стародубов трижды пытался приватизировать унаследованные 20 гектаров земли, но ему каждый раз власти района отказывали. Почему? Да потому, что это та самая «социальная земля» и отдана была «фермеру» Ковальскому исключительно с целевым назначением в аренду. То есть эта земля — собственность Фонтанского сельсовета, читай, государства. Стало быть, приватизировать её нельзя. Это же не паи, которые априори стали собственностью крестьян. Также отметим, что сегодня в Фонтанке в очереди за социальными паями стоят около 250 человек. Это как раз те люди, которые не получили свою долю из тех 500 гектаров, часть которых отошла фермеру Ковальскому, а по наследству семье Стародубовых. И к слову сказать, удивительно слышать, что у Фонтанского сельсовета нет земли для раздачи социальных паев. Земля есть, просто она в аренде у «фермеров». И почему Александр Витальевич хочет приватизировать эту землю, хотя это незаконно, как раз понятно: пока земля не его, продать её нельзя, а нужно обрабатывать, иначе государство может землю отобрать. А с приватизированной проще —продал и все. И вот здесь вся суть... Закона о приватизации социальной земли нет, но Александр Витальевич упорно пытается это сделать. Почему он игнорирует отечественное законодательство? А потому, что не впервой ему. Есть в биографии «защитника интересов» фонтанской громады белые пятна, о которых он предпочитает не рапространяться. И пятна эти такие, что знай или помни о них жители Фонтанки, неизвестно, доверили бы они товарищу Стародубову защиту своих интересов или нет.

ТАЙНЫ АЛЕКСАНДРА СТАРОДУБОВА

В свое время, как и большинство советских мальчишек, Саша Стародубов был призван в ряды Вооруженных сил Советского Союза. Но в отличие от большинства тех же мальчишек, закончил службу не дембельским альбомом и аксельбантами... Отслужить, как все, у него не получилось. Не получилось потому, что Александра Витальевича привлекли к уголовной ответственности за неуставные взаимоотношения. Вообще-то, коль речь идет об уголовной ответственности, товарищ Стародубов должен был отбывать наказание в дисбате. Дисбат — не военная часть, а военная тюрьма, и попадают в неё так же, как и на гражданке, — за преступления. Уж не знаем, чем там провинился военнослужащий Стародубов: может, побил кого, может, издевался над молодыми солдатами, может, украл чего, увы, не знаем пока. Но обещаем, как только выясним все обстоятельства того дела, так сразу же вам и сообщим, дорогие читатели. «Дембельнувшись», Александр вернулся на гражданку и, как уже писалось выше, удачно женился на Виталине Ковальской. Казалось бы, живи и радуйся. Однако тяготы «армейской жизни», видимо, наложили отпечаток на характер Александра Витальевича, и он был вновь привлечен к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного статьей 296 УК {«Хулиганство»). Причем когда Стародубова задержали, его жена была беременна вторым ребенком. О чем думал человек, непонятно... В ближайшее время мы получим более подробные сведения о событиях 1 января 1990 года и, если сочтем их не слишком шокирующими, сообщим правду широкой общественности, то есть вам, дорогая громада села Фонтанка. Пока же вы можете познакомиться с документом, опубликованным на этой странице. Эта бумажка, поверьте, была надежно похоронена в милицейских архивах, но нам удалость докопаться до нее. Докопаемся и до деталей.

ОПОЛЗЕНЬ В МОЗГАХ

Для жителей Фонтанки, конечно, тема оползня более актуальна, чем тема Александра Стародубова, Да, под угрозой жизни людей... Да, канализация нужна... Но хоть убейте, мы не можем понять, что же за оползень случился в головах жителей Фонтанки, коль они доверили защищать свои интересы человеку, пытающемуся приватизировать землю, которая принадлежит государству, читай, фонтанской громаде. Человеку, переживающему не о том, что люди могут погибнуть, а о том, за сколько они готовы продать свои дома. И, наконец, человеку, дважды привлекавшемуся к уголовной ответственности.

Продолжение следует...
264

Комментировать: