Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6 ... +7
утром +7 ... +9
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Он погиб под Можайском

Вторник, 26 марта 2013, 09:16

Эрих -Мария Ремарк

Автору статьи «Встреча с Ремарком» cтаршему механику теплохода «Аркадий Гайдар» Аркадию Хасину тогда так и не удалось переписать стихотворение Эрих-Марии Ремарк «Он пал под Можайском». Но редакции «Глобуса Одессы» удалось разыскать на просторах Сети перевод на русский язык этого пронзительного стихотворения, который мы и предлагаем нашему читателю.

ОН ПОГИБ ПОД МОЖАЙСКОМ

Он погиб под Можайском. Ночью.
Все вокруг было белым от стужи и снега.
И как только он умер, он был скован морозом,
сразу, как только умер.
Оледеневший, тяжелый,
он в снег уходил беззвучно,
каждый день понемногу
все глубже,
а снег все сыпал и сыпал...
Часы на его руке прожили на день дольше,
остановились равно в семь тридцать,
и было все также бело на равнине

в декабре в январе в феврале,
и беззвучно над ним скользили
по трехметровому снегу
лыжи врагов в направленье Смоленска...

Потом зарядили метели, и март наступил,
и повеяло теплым ветром, и расплавился снег
и он всплыл из белой своей могилы,
и, скатившись с остатков сугроба, словно с грязного облака,
в первый раз коснулся земли.

А снег все таял и таял,
и раны его открылись,
и начали кровоточить,
не сильно, как если бы он лишь сейчас
стал действительно умирать...

Он спал на лугу.
Рядом винтовка и шлем.
Он жил теперь жизнью призрака,
но рос, распухал, шевелился,
словно во сне неспокойном
все еще видел последний бой.
Иногда он вскидывал руку с жирной лоснящейся кожей,
черные губы его дрожали,
и из нутра вырывался стон зловонного тленья.
Но вскоре он все же умер третьей своею смертью,
и скукожился весь в жалкой своей одежде,
и прижался к земле,
и лицо его было покойным и отрешенным.

А в недрах земли под ним зарождался таинственный шум весны.
Поле боя в луг превращалось, воды текли, корни крепли,
напирали ростки растений, пробивали твердую корку земли,
но сквозь размякшую ткань шинели проклюнуться не смогли –
пытались его приподнять,
но было темно под шинелью,
и они задохнулись и умерли вместе с ним,
а вокруг цвели подснежники и анемоны.

Началась жизнь червей и жучков,
Они были подобно лисицам, пред которыми вдруг возник
из тающих льдов мамонт – пища на целую жизнь...
Горный рудник мяса.

И земля начала вбирать
в себя Иоганна Шмидта из 3-ей роты 152-го полка.
Так он понемногу переселялся к корням,

дикие кролики прыгали через него,
восседали бабочки на зубах,
совы ночью над ним летали...

Никто его не нашел.
Маленький круглый железный жетон –
все что от него осталось –
был найден в 2022 году,
когда здесь строили спортплощадку
для слепых детей, а до этого
дом стоял, и в нем жили и умирали люди.
Рабочие выбросили жетон –
ненужную заржавленную железку.

Два года понадобилось на то,
чтобы он исчез навсегда,
он был последним из павших,
семь других залегали глубже и истлели несколько раньше.
Лишь череп кое-какое время еще парил над землей,
ростки юной вишни проросли сквозь его глаза,
и вишня его подняла вместе с собою ввысь,
а когда расцвела,
череп глядел сквозь цветущие ветви в небо,
череп без подбородка,
что отвалился и лежал на земле отдельно.

Какое-то время в Гиссене
о нем горевали, но вскоре
забыли о нем, потому что
настали тяжелые времена.
Лишь мать иногда говорила,
что ему повезло не дожить
до жизни, наставшей после...
Но это она только так говорила,
она, его пережившая
на семь лет.

Перевод с немецкого Вальдемара Вебер
4270

Комментировать: