Погода в Одессе
Сейчас от +9° до +11°
Вечером от +5° до +8°
Море . Влажность 61-63%
Курсы валют
$26.92 • €29.09
$27.05 • €29.00
$27.00 • €28.90
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Огненные будни пожарной бригады

Понедельник, 26 октября 2009, 02:03

Сандра Сорокина

«Ревизор», 20.10.2009

ЗА ЧТО ОНИ СЛУЖАТ?


Когда-то было почётно и выгодно служить в пожарных командах. Сегодня оплата их труда оставляет желать лучшего.

Надежда Высоцкая, диспетчер: «Я пришла сюда работать в Советские времена. Я по образованию инженер. Тогда зарплата инженера составляла 120 рублей, а мы здесь получали 250. Есть разница?» По словам диспетчеров, зарплата у них не ахти какая: оклад 650 гривен + за выслугу лет. Набегает 1100-1200 гривен.

Н. Высоцкая: плюсы работы — это график и после 25 лет выслуги можно уходить на пенсию, да и пенсии приличные.

Так объясняет свою преданность работе диспетчера Надежда Высоцкая.

Опустим зарплаты начальников. Мне не удалось выяснить, какие же оклады у них, но точно не 1200 гривен. Пообщавшись с теми, кто непосредственно выходит на поединок с огнём, я выяснила, что «тушилы» (бойцы) геройствуют за очень скромные деньги, примерно от 800 до 1400 гривен.

Высоких фраз никто не говорил. Мол, работаю ради людей и так далее. У каждого своя причина преданности работе с риском. Называют несколько основных: сутки через трое работать, трудовое оформление, хорошая пенсия.


ТРАВМЫ, МАТЫ И ОРИГИНАЛЬНЫЕ ПОЗЫВНЫЕ


Работа у спасателей с риском и без травм не обходится. Подполковник Вячеслав Сазонов рассказывает, что случаются ожоги и переломы у пожарных. Бойцы одной из частей считают, что первое место по травмам у «тушил» стоят порезы, а уже потом ожоги. Иногда из-за непрочности обуви прокалывают ступни гвоздями и другими острыми обломками.

У спасателей главный на пожаре начальник подразделения. Именно он решает, кому выполнять самую опасную задачу.

Игорь, начальник подразделения: у нас нет такого, что кто-то скажет «нет» или «я ходил в прошлый раз». Все чётко выполняют приказ.

Интересуюсь по поводу ненормативной лексики во время работы.

Мужчины улыбаются: «Ну, как же без могучего, русского мата? С ним быстрее и понятнее». Объясняют, что если будут говорить, мол, «подай мне, пожалуйста, рукав для тушения», то уйдёт масса времени. У пожарных свой язык, в котором ненормативная лексика, на их взгляд, смотрится весьма органично. Не каждый знает, что такое «сведка», «разветёлка» и «штаны», а спасателям сразу понятно, что надо взять сетку для забора воды, тройник или двойник для пожарного рукава.

Разговаривают начальники и подчинённые тоже по-разному. Офицеры в управлении говорят «суто державною», «тушилы» – на знаменитом одесском суржике.

Начальство делится впечатлениями от того, как было сложно переходить на украинский язык. За годы Незалежности привыкли и на бумаге, и в жизни говорить на украинском. Рассказывают, что в экстренных ситуациях говорят на том языке, на котором их проще понять. Были случаи, когда приходилось общаться с коллегами из Румынии и Болгарии по поводу загрязнения вод Дуная. «Тык-мык», но вроде понимали друг друга.

Бойцы пожарных частей уверены, что в многонациональной Одессе ещё многие годы будут общаться на местном диалекте.

«В Одессе 115 национальностей, а нам в «патовой» ситуации нужно, чтобы нас чётко понимали люди. Поэтому говорим на русском», — делится опытом начальник одного из пожарных подразделений города.

Даже в позывных присутствуют два языка, ведь на волнах радиоэфира не скажешь: «Петро, рухайся до Привоза». Есть целый ряд позывных, на которые откликается только одна часть спасателей. Титан, Беркут, Анод, Кобра, Хмара, Шлях – на такие имена откликаются некоторые одесские пожарные, прибавляя согласно рангу номер. «Хмара-1» — это начальник. Номера по возрастанию — это уже подчинённые. Так и мчатся на помощь все эти «титаны», «беркуты», «аноды», чётко зная, кто будет рядом с ними выполнять очередную сложную задачу.


ЧЕСТНО О ПРОБЛЕМАХ


Спасатели всегда решают чужие проблемы, ну или создают их (я имею в виду проверки, инспекции и прочее). О внутренних сложностях говорят не охотно, но и не скрывают их:

1 – в многоэтажной Одессе тушить пожары и эвакуировать людей с помощью раздвижной лестницы возможно лишь до 9 этажа. 30 метров — это максимум. Конечно, современное жильё в 16-20 этажей горит гораздо реже, но при возгорании людей придётся эвакуировать по ступенькам.

2 – на телевидении рекламируют новую форму сотрудников МЧС. Но в пожарных частях нет полных комплектов обмундирования. Мне показали новую каску, которая существенно тяжелее старого аналога. Серебристый головной убор не только массивен, но и неудобен, так как имеет удлинённый затылочной щит. Мне пришлось лично померить и старый и новый шлемы, и я убедилась, что, задрав голову вверх (а это часто делают спасатели при тушении высокого огня), шея устаёт быстро, и затылочный козырёк больно упирается в плечи. Но бойцов особенно не спрашивали (так, по крайней мере, они говорят), когда делались эскизы новой чудо-формы!

Дилеммы дилеммами, но работа на месте не стоит, и спасатели, приезжая на вызов, стараются честно делать свою работу — спасать жизни людей. Номер 101 работает круглосуточно, и все без исключения знают, что на том конце провода всегда ответят, а значит, помощь придёт.
2321

Комментировать: